Налоги, маленькие зарплаты, высокие цены на продукты, платная медицина

как жилось витеблянам в оккупированном Витебске

11 июля 1941 года наш город был занят фашистами. Оккупация Витебска продлилась 1080 дней, в течение которых горожанам пришлось испытать немало лишений. Кого-то угнали на работу в Германию, кого-то расстреляли или повесили, кто-то умер от голода и тяжелой работы в концлагерях.

немецкий солдат, архив ратуши

Немецкий солдат. Из архивов Витебского областного краеведческого музея

Если накануне войны в Витебске проживало около 180 000 человек, то уже к августу 1942 года население составило 33 508, а встретило освободителей в июне 1944 года всего 118 человек.

Что же принес оккупационный режим жителям?

1. Непомерные налоги

Значительная часть Витебска уже в начале войны была разрушена, в лучших домах жили немецкие войска, а простые горожане ютились в частных домах. И за право проживания необходимо было заплатить налог со строения и поземельный. Витебляне также были вынуждены зарегистрировать имеющийся у них скот, а также собак, за их содержание брали деньги. За прописку и выдачу паспорта оккупанты требовали высокую госпошлину.

улица замковая, витебск, оккупация

Лучшие дома на витебских улицах были отданы под жилье оккупантам. Из архивов краеведческого музея

Во время оккупации была запрещена охота, строго регулировалась рыбная ловля.

2. Трудовая повинность и борьба с безработицей

В архивных документах можно найти, что в Беларуси во время Великой Отечественной войны фашисты установили всеобщую трудовую повинность для лиц в возрасте от 18 до 45 лет. Однако есть свидетельства, что в разных регионах Беларуси, в том числе и в Витебске, к работам привлекались подростки, которым исполнилось 14 лет. Биржа труда в нашем городе, согласно данным разведки 1943 года, располагалась на улице Ленинской, в доме №3. Там же, кстати, была и общая столовая, в которой для городских рабочих выдавали протухшую конину. В мае 1943 года, например, оккупанты расщедрились, раздав вольнонаемным по 500 грамм испорченного мяса для угощения семьи.

разведданные

Разведданные 1943 года. Из архивов музея имени Миная Шмырева

Интересно, что на 1 ноября 1941 года на учете биржи труда состояло 7 688 безработных витеблян, к августу 1942 года городские власти сообщают о полной ликвидации безработицы. Конечно, огромное количество витеблян было угнано в Германию: 68 934 человека, из которых к 1948 году в родной город вернулось лишь 43 812 человек. Семьям угнанных в Германию выплачивалась денежная помощь в размере 130-200 рублей.

3. Маленькие зарплаты

Конечно, населению города, которое пыталось хоть как-то выжить, приходилось соглашаться на любую работу. Самую большую зарплату получали сотрудники железной дороги, ведь именно они обеспечивали связь тыла с фронтом. Зарплата железнодорожника составляла 30-50 марок. Также ему полагались продуктовые карточки, по которым можно было получить в июле 1942 года 6 кг муки, 400 грамм сахара, 400 грамм маргарина, 400 грамм повидла, 280 грамм соли. Большая часть витеблян оказалась практически на грани продовольственного и товарного голода. Цены на рынке же были настолько высоки, что не позволяли приобрести даже самые необходимые вещи.

4. Рост цен на продукты и вещи

Летом 1942 года на рынке можно было купить 1 л молока за 1, 25 марок (12 рублей), стакан сметаны стоил 2 марки (20 рублей). 50 грамм табака — 5 марок (около 40 рублей), а ношеное мужское пальто — 200 марок (1000 рублей). То есть, тот же железнодорожник на свою месячную зарплату мог приобрести около 30 литров молока или же 15 стаканов сметаны.

Хорошо питались лишь сами оккупанты. Для них были организованы столовые.

тарелка, фашисты

Из этой тарелки ели суп оккупанты

5. Выдача патентов на индивидуальное предпринимательство

Как всегда, в чрезвычайных условиях социально-политических или же военных катастроф, в оккупированном городе резко возросла роль торговли. Витебляне продавали все, что можно, чтобы только выжить. На право продажи в буфетах, в ларьках, на городских базарах новые власти выдавали многочисленные патенты. Горожане изготавливали клюквенный морс, квас, леденцы, ржаные и ячменные пирожки. За леденец-петушок просили примерно 1 рубль, за пирожок — 10 рублей.

Безусловно, в период проживания на оккупированной территории горожане всячески пытались обмануть власть, стараясь выполнять работу в пользу немецких властей в минимальной степени. Жители Витебска изготавливали товары и оказывали услуги на дому без патентов.

6. Наличие блата

Довольно часто витебляне в те годы пользовались служебным положением, чтобы поддержать своих родственников. Руководители городской управы назначали себе повышенные зарплаты в 900-1200 рублей, устраивая на хлебные места близких. Так, в религиозном отделе управы главные бухгалтер устроил своим заместителем пасынка, заведующий столовой взял на должность раздатчика обедов родного брата…

Кто-то из рабочих хотел лишь заработать себе на хлеб, а кто-то и откровенно выслуживался перед оккупантами.

разведданные 1943 года

Тех, кто служил новой власти со рвением, откровенно называли сволочами. Из разведданных музея имени Шмырева

7. Низкие пенсии

Если люди возраста трудоспособного хоть как-то могли выжить, устроившись на работу, то старикам и инвалидам приходилось по-настоящему туго. На 1942 года в Витебске насчитывалось 6 тысяч пенсионеров, которым городская управа платила всего-то пособие от 30 до 150 рублей. Кстати, на социальные нужды с заработной платы в те годы отчислялось 4%.

8. Платная медицина

Нацисты, конечно, считали, что оккупированное население не должно получать какую-либо бесплатную медицинскую помощь. Одни сутки в стационаре в то время стоили 12 рублей 50 копеек. Хирургическое же вмешательство с послеоперационной реабилитацией обходилось в сумму до 325 рублей. Таким был размер месячной заработной платы, скажем, няни в детском доме. Уборщица в городской управе получала вдвое меньше. Так что полноценное лечение для большинства горожан было попросту роскошью.

9. Огромное количество сирот

В сентябре 1941 года отделу соцобеспечения были переданы детские дома Витебска, которых тогда было пять. Дети дошкольного возраста содержались в детдомах №1 (улица Суворова, 30) и №2 (улица Караваевская, район площади Победы), в детдоме №3 (район проспекта Фрунзе) и №4 (улица Коммунистическая) находились дети от 7 до 14 лет. В ноябре 1942 года был открыт детдом №5 на 53 места по улице Крылова, 6. Жизнь воспитанников широко описывалась на страницах газеты Новый путь, где сообщалось, что ребята хорошо питаются, занимаются с педагогами, учатся петь и танцевать.

дети, война, концлагерь

Большинство воспитанников детдомов оказывалось в концлагерях. Плакат из музея имени Шмырева

Реальную же картину содержания в детских домах восстанавливали по воспоминаниям и письмам бывших воспитанников, которые жаловались на голод и унижения. Детей кормили лишь для того, чтобы потом брать у них кровь для раненых немецких солдат, отправлять потом в лагеря, на работу в Германию. На питание ребенка до 7 лет в день тратилось примерно 5 рублей 10 копеек в июле 1942 года. За эту сумму можно было разве только пол-литра молока на рынке приобрести.

Суровые годы оккупации принесли немало горя людям, которые остались в городе, не поехали в эвакуацию. Сегодня уже почти не осталось свидетелей тех страшных лет. Но память о войне и оккупации живет в сердцах витеблян.

Автор благодарит сотрудников Витебского областного музея Героя Советского Союза Миная Филипповича Шмырева и Витебской областной библиотеки за помощь в написании материала.


  • Василий

    Большие налоги, маленькие зарплаты, высокие цены на продукты, платная медицина — добро пожаловать в «свободную» Беларусь 2016.

  • Евгения Москвина

    Ну, думаю, до тех грабительских цен на продукты у нас не дойдет…

  • фу ты , такое название статьи — ну точно про 2016 -й

  • rockdapump

    у Шульмана в книге указана цифра.на сентябрь 1941 (к этому времени никаких массовых угонов в германию вроде еще не было. большая часть отсутствующих — в эвакуации — примерно 50-55% довоенного числа жителей) в городе 80 000 жителей. в том числе 16000 по спискам юденрата в гетто. 80-16=64. получается, что неевреев в витебске оставалось 64 000 человек. как можно из города угнать в германию 69 000 если их всего было 64 000. хотелось бы услышать ответ специалистов по этому вопросу

    • Anatol

      Шаноўны rockdapump! Тут усё вельмі проста: лічба ў артыкуле — 68 934 человека — гэта колькасць людзей, вывезеных з тэрыторыі Віцебскай вобласці. Калі тэма Вас цікавіць, паглядзіце, калі ласка, зборнік дакументаў «Белорусские остарбайтеры», аднайменнае калектыўнае даследаванне, а таксама работы Яўгена Грэбеня. У прыватнасці, кнігу «Вяртанне ў рабства: прымусовая праца насельніцтва Беларусі 1941 — 1945 гг.» (Мінск, 2010, сумесна с А. Літвінам і С. Новікавым). А пра акупацыйную штодзённасць увогуле ёсць змястоўная манаграфія: Гребень Е.А. Гражданское население Беларуси в условиях немецкой оккупации (1941 — 1944 гг.) — Минск, 2016.

  • Yauhen

    Стоило бы указать источники, которым пользовался автор статьи

  • Yauhen

    Фото ул. Замковой хранится в фондах Витебского областного краеведческого музея, а автор статьи взял его из изданного ВОКМ фотоальбома «Віцебшчына ў гады Вялікай Айчыннай вайны», но, почему-то, сотрудники музея благодарности не удостоились

    • Anatol

      Шаноўны Yauhen! Відавочна, аўтарка ўзяла здымкі сапраўды з альбома, таму цалкам заканамерна яе ўдзячнасць супрацоўнікам бібліятэкі. Але, у такім выпадку варта было спаслацца ў подпісах пад фотаздымкамі на альбом, а не на архіў (больш слушна было, дарэчы, ужыць слова «фонды») ВАКМ.

  • Много общего с нынешним временем…