Для чего нужны паспорта?

75 лет назад в сентябре 1940 года Совет Народных Комиссаров СССР своим постановлением утвердил “Положение о паспортах”. 

Казалось бы, ну что тут такого? Ведь еще Маяковский в 1929 году написал знаменитое стихотворение “О советском паспорте”, увидевшее свет лишь после смерти поэта:

 Я волком бы выгрыз бюрократизм.

К мандатам почтения нету.

К любым чертям с матерями катись

любая бумажка. Но  эту…

Я достаю из широких штанин

дубликатом бесценного груза.

Читайте, завидуйте, я – гражданин 

Советского Союза

Все дело в том, что Владимир Владимирович Маяковский описал в своем замечательном произведении загранпаспорт. Ведь после Великой Октябрьской социалистической революции обычные “внутренние” паспорта были упразднены и введены вновь были лишь через 15 лет. Отметим, что похожее положение с паспортами можно наблюдать и в США. Там они оформляются для выезда за границу, а внутри страны основным удостоверением личности являются водительские права и идентификационные пластиковые карты.

Да, такой документ в руках советского поэта вызывает уважение! Фото: fotki.yandex.ru

Да, такой документ в руках советского поэта вызывает уважение! Фото: fotki.yandex.ru

Сейчас паспортом никого не удивишь, даже некоторые домашние питомцы имеют их в наличии. Автомобили, сложно-бытовая техника, памятники – они, представьте себе, тоже имеют свои паспорта.

Так что же случилось в далеком 1940-м году, 75 лет назад?

Постановление Совнаркома от 10 сентября 1940 года лишь одно из звеньев цепочки законодательных актов Советского правительства в то неспокойное время. Начало было положено 26 июня 1940 года, когда был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР, согласно которому запрещался самовольный уход рабочих и служащих из государственных, кооперативных и общественных предприятий, а также самовольный переход с одного предприятия или учреждения на другое. Была предусмотрена и уголовная ответственность, а также своеобразная «круговая порука»: начальники учреждений и директора предприятий, рискнувшие трудоустроить к себе такого «самовольно ушедшего» работника, также отдавались под суд.

Через месяц ответственность за «самовольство» распространилась на трактористов и комбайнеров МТС. А 19 октября вышел новый указ, в котором ввели уголовную ответственность инженеров, техников, мастеров и квалифицированных рабочих за отказ подчиниться решению администрации о переводе их с одного предприятия на другое: теперь эти категории лиц могли в любое время быть переселены насильственно в любое место и поставлены на любую работу (в пределах их квалификации).

К концу года добрались и до учащихся школ фабрично-заводского обучения, ремесленных и железнодорожных училищ. Закрепощение завершилось тем, что теперь практически ни у кого не было возможности по своему желанию менять место жительства или работы. Вот вам и ленинские «свобода передвижений и выбора промыслов»!

Примечательно, что первый из этой серии указов был инициирован ВЦСПС, центральным органом советских профсоюзов, то есть организацией, которая по логике вещей должна была стоять на страже интересов трудящихся…

Справедливости ради надо отметить, что паспортизация 1940 года была во многом вызвана еще и участием СССР в «освободительных походах» на «белополяков» и «белофиннов» 1939-1940 гг. и присоединением территорий, ранее входивших в состав Российской империи и утерянных в результате военных лихолетий революции и гражданской войны.

Немного истории

Кто-то может подумать, что паспорта – атрибут современного мира. И будет неправ! Уже в Древней Руси у всех жителей с самого рождения удостоверение личности было в виде плетеного пояса, по орнаменту которого определялось, из какой области его обладатель и сколько ему стукнуло лет. Мужские пояса были длинные и широкие, а женские – узкие, изящные и ярко раскрашенные. Маленький ребенок был опоясан нитью, которая с возрастом расширялась, постепенно превращаясь в полноценный пояс. По тому, как и какой пояс носил человек, можно было судить о его статусе и роде занятий. Например, ремесленники носили расписные повязки на голове.

Столик молодых художников из Копыля Василя и его друга Тимура. Фотографироваться они постеснялись, но благодаря именно им состоялось знакомство корреспондента «Витебского курьера» с династией Дашковых - подробнее об этом в следующих выпусках «Витебского курьера».

Пояса с белорусскими и славянскими орнаментами и поныне пользуются спросом.

В средневековой Европе удостоверением личности были геральдические символы. Они наследовались по мужской линии и были чем-то вроде отчества.

В Древнем Египте своеобразным паспортом служил перстень с вырезанным на нем именем правящего фараона. Такой перстень свидетельствовал о принадлежности его владельца к высшим слоям общества.

В первобытно-общинные времена предки современного человека – кроманьонцы – также имели удостоверения личности в виде амулетов, украшений, одежды из шкур животных. Таким образом по внешнему виду встреченного в лесу кроманьонца можно было легко определить, из какого он роду-племени, где живет, каким богам поклоняется, какие законы чтит.

Как бы то ни было, во все времена была необходимость определения (идентификации) незнакомца: кто стоит перед вами, добропорядочный гражданин иль беглый каторжник?

Европейский опыт

Историки полагают, что паспортная система была изобретена в Германии еще в 15-м веке. Ведь нужно было как-то отделять честных торговцев, ремесленников и просто путешественников от несчетного числа нищих, разбойников и бродяг, слонявшихся по Европе. Для этого и был введен особый документ, которого у бродяги быть не могло. С течением времени многие государства открыли для себя удобства от использования паспортов. В 17-м веке появились «военные паспорта» для противодействия дезертирству, «чумные паспорта» для прибывающих из областей, охваченных мором, особые паспорта для евреев, для учеников-ремесленников и т. д.

Наивысшей своей точки развития европейская паспортная система достигла на рубеже 18-19-го веков, особенно во Франции, где своему введению она обязана была Великой Революции. Укрепление паспортной системы родило термин «полицейское государство» – потому что паспорта спользовались и для осуществления контроля за передвижением граждан, и для надзора за «неблагонадежными».

Прообраз Шенгена за столетие до Шенгена

За столетие стало очевидным, что паспортная система имеет и недостатки и является тормозом экономического развития. Поэтому уже с середины 19-го века начинают ослабляться ограничения паспортной системы, а затем и вовсе упраздняться.

И здесь Германия была первой – Дрезденская конференция 1850 года упростила паспортные правила для территорий германских государств, а в 1859 году к этому соглашению присоединилась Австрия. Поэтапно паспортные ограничения были ликвидированы в Дании, Испании, Италии, Англии.

Особый путь?

В России требование иметь удостоверение личности, судя по всему, впервые на законодательном уровне было закреплено в Соборном Уложении 1649 года. Можно с большой долей уверенности предположить, что связано это было с возникшей острой проблемой удержания крестьян на месте постоянного жительства. Для того, чтобы разыскивать самовольно ушедших крестьян и холопов, возвращать их на прежние места жительства, где они значились по переписным книгам, к их владельцам, власти назначали специальных сыщиков. Одновременно с этим был введен централизованный учет крепостных крестьян и бобылей с обязанностью регистрации в Поместном приказе.

К концу 17-го века стала обязательной поручная запись и регистрация в управленческих учреждениях всех членов артелей, а также вольных людей, приходящих в города на заработки. В Москве этим занимался Земский приказ и без такого оформления проживание и работа в столице запрещались.

По мере формирования крепостничества, роста и расширения социальной напряженности, развития внешней и внутренней торговли, установления международных связей страны, совершенствовалась и система учета населения и контроля за его передвижением. Непрерывные, кровопролитные войны и связанные с ними массовые мобилизации в армию и флот, на принудительные работы по строительству городов, промышленных предприятий, портов, верфей и судов, на обслуживание заводов и мануфактур, а также неподъемные налоги, государственные и частные повинности в первой четверти 18-го века породали волну дезертирства, массовых самовольных уходов крестьян и работных людей. Ужесточение борьбы с этими явлениями привели к введению запрета на передвижение российского населения без специальных разрешительных документов в виде «проезжих», «прохожих», «пропускных» грамот.

Первым упоминанием слова «паспорт» в российских документах историки считают 1710-й год – в Наказе Астраханскому воеводе есть такая строка: «не пропускать без пашпортов проезжающих людей». Позднее это указание было еще раз подтверждено в 1714 году:

Его Царского Величества указами опубликовано, чтоб никто никуда без пашпортов или проезжих писем не ездили и не ходили, но каждый имел от своего начальника пашпорт или пропускное письмо.

В начале 19-го века, уже во времена правления Александра I, в целях борьбы с участившимися случаями бегства крестьян, а также использования фальшивых паспортов был издан Указ 1803 года, установивший для купцов, мещан и крестьян вместо рукописных “печатные” паспорта.

Территория современной Беларуси долгий период своей истории входила в состав Великого Княжества Литовского. Соответственно, и вопросы внутренней  миграции определялись Статутами ВКЛ 1529, 1566 и 1588 гг. Действовать они продолжали и после второго раздела Речи Посполитой 1793 года, когда земли ВКЛ были присоединены к Российской империи – в Витебской и Могилёвской губерниях – до 1831 г., в Виленской, Гродненской и Минской губерниях – до 1840 г.

Отмена крепостного права 1861 года была вынужденной мерой, так как феодальный строй России под воздействием развивавшихся капиталистических отношений переживал глубочайший кризис, носил всеобъемлющий характер и охватывал как экономическую, так и политическую жизнь страны. Соответственно, возникла необходимость реформирования паспортной системы, потому что крестьяне получили личную свободу и вышли из-под надзора помещиков. В 1869-м году была создана Паспортная комиссия, однако реализованы результаты ее работы были только спустя четверть века в 1895–м году.

Паспортная книжка Российской империи. Фото: wikimedia.org

Паспортная книжка Российской империи. Фото: wikimedia.org

В седьмом томе полного собрания сочинений В.И. Ленина есть программная статья «К деревенской бедноте». Несмотря на то, что написана и опубликована она была более ста лет назад в 1903-м году, многое в ней до сих пор не потеряло актуальности:

Социал-демократы требуют для народа полной свободы передвижения и промыслов. Что это значит: свобода передвижения? Это значит, чтобы крестьянин имел право идти куда хочет, переселяться куда угодно, выбирать любую деревню или любой город, не спрашивая ни у кого разрешения. Это значит, чтобы и в России были уничтожены паспорта (в других государствах давно уже нет паспортов), чтобы ни один урядник, ни один земский не смел мешать никакому крестьянину селиться и работать, где ему угодно. Русский мужик настолько закрепощен еще чиновникам, что не может свободно перевестись в город, не может свободно уйти на новые земли. Министр распоряжается, чтобы губернаторы не допускали самовольных переселений! Губернатор лучше мужика знает, куда мужику идти! Мужик — дитя малое, без начальства и двинуться не смеет! Разве это не крепостная зависимость?

Бурные события начала 20-го века (позорное поражение в русско-японской войне, революция 1905 года) привели к изданию «Именного Высочайшего Указа» от 5 октября 1906 года, отменившего некоторые ограничения в правах сельских жителей и лиц других бывших податных сословий. Пункт 5 этого Указа предоставил свободу избрания постоянного места жительства на одинаковых основаниях с лицами других сословий, указанных в «Уставе о паспорте» 1903 года.

«Мы наш, мы новый…»

Большевики, взяв в 1917-м  власть в свои руки, приступили к выполнению обещанного: раздали землю крестьянам, фабрики и заводы рабочим. Были отменены и паспорта.

Впрочем, уже в скором времени была первая попытка восстановить дореволюционную паспортную систему. Закамуфлирована она декретом ВЦИК и Совнаркома РСФСР, которым были введены обязательные «Трудовые книжки», которые фактически и являлись паспортами. Это была составная часть политики, направленной против «трудового дезертирства», который был неизбежен в условиях полного хаоса, разрухи и голода на территории РСФСР. В резолюции 9-го съезда РКП(б) (Москва, март-апрель, 1920г.) большевики были предельно откровенны:

Ввиду того, что значительная часть рабочих, в поисках лучших условий продовольствия… самостоятельно покидает предприятия, переезжает с места на место… съезд одну из насущных задач советской власти… видит в планомерной, систематической, настойчивой, суровой борьбе с трудовым дезертирством, в частности, путем опубликования штрафных дезертирских списков, создания из дезертиров штрафных рабочих команд и, наконец, заключения их в концентрационный лагерь.

Еще до начала работы съезда подобные меры уже практиковал председатель Революционного Совета 1-й трудовой армии Л.Д.Троцкий.

Но не только под страхом ответственности рабочие оказывались прикреплены к месту. По сути, «Трудовые книжки» являлись единственным документом, дающим право на получение по месту работы продовольственных карточек, без которых гражданин обречен был на голодную смерть.

С окончанием гражданской войны и объявлением НЭПа появилась надежда на то, что заявленные Лениным программные требования (см.выше приведенные выдержки из статьи «К деревенской бедноте») будут реализованы.

Свобода передвижения была законодательно возвращена с принятием Гражданского кодекса – в статье 5 это четко подтверждалось:

…каждый гражданин РСФСР и союзных советских республик имеет право свободно передвигаться и селиться на территории РСФСР, избирать невоспрещенные законом занятия и профессии, приобретать и отчуждать имущества с ограничениями, указанными в законе, совершать сделки и вступать в обязательства, организовывать промышленные и торговые предприятия с соблюдением всех постановлений, регулирующих промышленную и торговую деятельность и охраняющих применение труда

Следующим шагом было издание декрета ВЦИК и Совнаркома от 20 июля 1923 года  «Об удостоверении личности», в котором статья 1  воспрещала требовать от граждан РСФСР обязательное предъявление паспортов и иных видов на жительство, стесняющих их право передвигаться и селиться на территории РСФСР. Все эти документы, а также трудовые книжки, аннулировались. Граждане, в случае необходимости, могли получить удостоверение личности, однако это было их правом, но не обязанностью. Никто не мог понуждать гражданина получать такое удостоверение.

Обложка удостоверения личности образца 1924 года. Фото: http://nnm.me/

Обложка удостоверения личности образца 1924 года. Фото: nnm.me

Положения декрета 1923 г. были конкретизированы в постановлении СНК РСФСР от 27 апреля 1925 г. “О прописке граждан в городских поселениях” и в постановлении ВЦИК и СНК СССР от 18 декабря 1927 г. Согласно этим постановлениям, как прописка, то есть регистрация в органах власти по месту жительства, так и любой иной официальный акт могли быть произведены по предъявлении документа любого вида: расчетной книжки с места службы, профсоюзного билета, актовой выписки о рождении или браке и т.п.

Поэтому в 1930 году в 7-м томе первого издания Малой Советской Энциклопедии статья “Паспорт” написана была в соответствии с ленинскими тезисами 1903 года:

ПАСПОРТ — особый документ для удостоверения личности и права его предъявителя на отлучку из места постоянного жительства. Паспортная система была важнейшим орудием полицейского воздействия и податной политики в так называемом полицейском государстве… Советское право не знает паспортной системы.

Отказ от ленинских принципов?

Однако «недолго музыка играла». 27 декабря 1932 года ВЦИК и СНК СССР приняли постановление, которым вводилась … паспортная система. Из самого текста этого постановления было понятно, против кого оно направлено:

В целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков и новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах и не занятых общественно-полезным трудом…, а также в целях очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов…

Не стоит тешить себя иллюзиями: под кулацкие и антиобщественные элементы подпадало все крестьянство, бежавшее из своих деревень в города в поисках лучшей доли. К тому же проводимая политика насильственной коллективизации привела к тому, что в плодородных районах Центрального черноземья и Украины начался самый настоящий голод. Сейчас становятся доступными некоторые документы, ранее строго засекреченные, и мы можем представить настоящие масштабы трагедии. Французский журналист Пьер Берглан в статье «В Тупике», опубликованной в парижской газете  «Лё Тан» 18 июля 1933 года связал напрямую последствия принудительной коллективизации, неприятие ее психологией мелкого частного собственника, ошибки в организации коллективных хозяйств, просчеты механизации с возникшим в плодороднейших районах Советского Союза с массовым голодом. Особо подчеркивалась роль паспортизации, которая становилась труднопреодолимым барьером для крестьянина, безуспешно пытавшегося добраться до крупных центров, чтобы постараться выкупить там хлеб — продукт своего же труда, который государство изъяло у него, чтобы накормить привилегированные классы нации, а именно: армию, ГПУ, специалистов и квалифицированных рабочих.

Основной особенностью паспортной системы образца 1932 года было то, что для жителей села паспорт был не обязателен … если он жил по месту своего постоянного проживания. А если житель села хотел воспользоваться своим правом «свободно передвигаться и селиться на территории РСФСР, избирать невоспрещенные законом занятия и профессии»?

Интересные факты были приведены в публикации «Миф о паспортизации». Однако существенным фактором того периода советской истории являлось наличие скрытых от постороннего глаза различного рода секретных указов, постановлений, циркуляров, инструкций. Поэтому формально житель села имел право получить паспорт, но в реальности эту возможность реализовать было крайне непросто. Например, в инструкции по паспортной работе 1935 года в статье 22 приводился исчерпывающий перечень документов, которые необходимо представить для получения паспорта, в который входила и справка с места работы. Статья 24 гласила, что «колхозники, крестьяне единоличники и некооперированные кустари, проживающие в сельской местности – никаких справок о работе не представляют». Однако существовала еще и статья 47, которая указывала: «Лица, указанные в статье 46 обязаны представить в милицию все документы, необходимые для получения паспорта (см. ст. 22), а также справку правления колхоза (а единоличники – справку сельсовета) об отпуске в отход». Вот и все – круг замкнулся, и крестьянин вынужден был идти на поклон к председателю за требуемой справкой и разрешением на «отход», которые ему никто и не собирался выдавать.

паспорт кобылы

В середине тридцатых не у каждого крестьянина был свой конь и паспорт, но каждая лошадь в обязательном порядке обзаводилась “удостоверением личности”. Мера эта была вынужденная, так как многие единоличники перед “добровольным” вступлением в колхоз пускали свою живность под нож. Фото: newauction.ru

Тем не менее, даже в таких условиях удавалось находить лазейки и нежелательная «кадровая текучесть» сохранялась. Поэтому к 1940 году назрела необходимость жестких радикальных мер, способствующих закреплению рабочих и служащих еще и по месту работы и новое «Положение о паспортах», утвержденное постановлением Совнаркома СССР от 10 сентября 1940 года за №1667 для усиления эффективности было дополнено несколькими законодательными актами, с чего и начался наш рассказ.

Реальной возможностью покинуть деревню и перебраться в город для сельского жителя была служба в армии, а также трудоустройство по так называемому оргнабору или комсомольской путевке. Что на ДнепроГЭС, что на строительство Челябинского тракторного завода – повсюду требовались крепкие рабочие руки.

У автора этих строк состоялся доверительный разговор с потомком крестьянина-середняка из Западной Беларуси. Его отец мог сравнивать жизнь при панской Польше и при Советах. Коллективизация в их краях началась в 50-е годы: до войны ее не успели провести, в первые послевоенные годы советская власть была занята борьбой с прятавшимися в лесах бандами. Добровольно-принудительное вступление в колхоз в их деревне прошло буднично. Зашли в избу трое, поставили в угол винтовки: и его отец, бывший партизан и боец Советской Армии, ответил согласием на предложение. Зато потом дал своему сыну отцовский наказ искать лучшей доли в городе.

Паспорт военных лет. Фото: nnm.me

Паспорт военных лет. Фото: nnm.me

Послевоенный период

Следующей важной вехой стало новое положение о паспортах, утвержденное постановлением Совета Министров СССР 21 октября 1953 года. Принципиальных изменений паспортная система не претерпела, в основных своих чертах повторяя уже сложившуюся практику. Однако за несколько месяцев до принятия этого постановления было еще одно, касающееся паспортной системы – речь об инициативе Л.П.Берии «О сокращении режимных местностей и паспортных ограничений», выразившейся в постановлении  Совета Министров СССР №1305-515 от 21 мая 1953 года. Не следует думать, что Лаврентий Павлович был зачинщиком «оттепели». Просто он, как никто другой, знал о реальном положении дел в ГУЛАГе и давно уже видел неэффективность и нерентабельность принудительного, а проще говоря – рабского труда в исправительных учреждениях. Через месяц указом Президиума Верховного Совета маршал Берия был объявлен преступником, врагом народа и иностранным шпионом. А в народе укоренился миф о том, что Н.С.Хрущев дал свободу колхозникам, разрешив им получать паспорта.

На самом деле, долгожданной паспортизации села пришлось ожидать еще долгих двадцать лет. И не исключено, что подвигнуть на это Л.И.Брежнева помогло предстоящее в 1974 году Хельсинкское совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе, где вопрос о правах человека в СССР достаточно остро стоял на повестке дня. И вот чтобы никто не мог бросить упрек Брежневу, что у него шестьдесят миллионов человек лишены свободы передвижения, началась всеобщая паспортизация всего населения Советского Союза.

Внутренний паспорт СССР образца 1974 года. Фото: liveinternet.ru

Внутренний паспорт СССР образца 1974 года. Фото: liveinternet.ru

Обладатели этих паспортов отличались от "простых смертных" возможностью бывать за границей. Фото: liveinternet.ru

Обладатели этих паспортов отличались от “простых смертных” возможностью бывать за границей. Фото: liveinternet.ru

Белорусские паспорта

После развала СССР и провозглашения независимости бывшими союзными республиками встал вопрос о введении национальных паспортов. Советские паспорта образца 1974 года продолжали действовать, но постепенно происходила их замена новыми удостоверениями личности.

Белорусский паспорт образца 1993 года. Фото: kp.ru

Белорусский паспорт образца 1993 года. Фото: kp.ru

Многие полагают, что это самый первый паспорт суверенной Беларуси. Однако это не так. В 1918 году была провозглашена Белорусская Народная Республика. Настоящей независимости и суверенитета за время своего недолгого существования она не получила. Сначала большая часть белорусской территории находилась под оккупацией германских вооруженных сил, а затем, после советско-польской войны и прихода большевиков, была образована Советская Социалистическая Республика Белоруссия. Ведущие мировые державы того времени не торопились с признанием независимости молодого белорусского государства.

Тем не менее, определенные признаки государственности в БНР были: существовал институт гражданства, была система образования, издавались почтовые марки, была своя государственная символика – герб и флаг. Гражданам выдавались и паспорта.

Этот документ был выдан деду белорусского музыканта Сергея Ахрамовича. Фото: http://euroradio.fm

Этот документ был выдан деду белорусского музыканта Сергея Ахрамовича. Фото: http://euroradio.fm

Референдум 1996 года, на котором была утверждена новая государственная символика, вызвал замену ранее выданных паспортов на новые, в которых были добавлены записи на русском языке (ранее были только на английском и белорусском).

Изменения в законодательстве, принятые в 2012 году теперь обязывают каждого гражданина Республики Беларусь, достигшего 14-летнего возраста, получать паспорт.

Белорусский паспорт образца 1996 года

Белорусский паспорт образца 1996 года

Паспорт будущего

В двадцать первом веке главным удостоверением личности продолжает оставаться паспорт, в котором фиксируются наиболее существенные для государства сведения о человеке, будь то свадьба или рождение ребенка, смена места жительства или получение группы инвалидности, достижение пенсионного возраста или пересечение границы — информация обо всех этих событиях тщательно документируется государством. Благодаря этому осуществляют свои функции различные институты власти, производятся выплаты зарплат, пособий и пенсий, собираются налоги, разыскиваются лица, скрывающиеся от правосудия.

Нужны ли паспорта в современном обществе? Судя по всему, пока что альтернативной замены им еще не придумали. Обсуждаются варианты ввода универсального электронного удостоверения: в микрочип будет заноситься вся информация о человеке, и отпадет необходимость получать отдельно водительские права, трудовую или пенсионную книжки, студенческий билет и т.п. Пока же мы продолжаем пользоваться бумажными паспортами, а каким будет паспорт будущего – поживем-увидим.

3 комментария

  1. Хороший материал. Но есть вопрос? А кто раньше ввел насильственное прикрепление к рабочему месту? Диктатор Сталин или демократ Ульманис из соседней Витебщине Латвии? Гугол в помошь!

  2. Хороший вопрос! Вот что пишет по Улманису Википедия: “15 мая 1934 года занимавший пост премьер-министра Ульманис устроил военный переворот, распустил парламент, все партии, закрыл нежелаемые газеты, приостановил действие конституции. 11 апреля 1936, по истечению срока полномочий президента Квиесиса, назначил сам себя также президентом Латвии. Официально именовался «вождём» и «отцом нации». 17 июня 1940 года, после вступления в Латвию советских войск, выступил с обращением по радио, заявив: «Оставайтесь на своих местах, а я остаюсь на своём», успокоив народ тем, что это пришли друзья. Сотрудничал с новым просоветским правительством. 12 июля 1940 года провозгласил закон о борьбе с вредительством.

    После ввода советских войск в Латвию, 21 июля 1940 года Улманис ушёл в отставку, обратился к советскому правительству с просьбой о пенсии и выезде в Швейцарию”.

    Отметим, что в Швейцарию его не пустили и разрешили переехать и поселиться в Ставрополе, однако из города не выпускали (т.е. фактически находился под домашним арестом).
    После начала войны 5 июля 1941-го Карлиса Улманиса арестовали и заключили в тюрьму, после чего перевели в туркменский Красноводск. Там он и умер 20 сентября 1942 года в возрасте 65 лет — по официальной версии, от сердечной недостаточности. Могила его до сих пор не найдена.

    В двухтысячных годах эстонский историк Магнус Илмярв нашел в московских архивах документы, из которых следует, что Крестьянский союз Улманиса в 20-е годы получал деньги от Сталина через Рижский транзитный банк и связанные с Улманисом фирмы. Не в этом ли кроются причины его поведения в мае 1934-го и в июне 1940-го?

  3. В дополнение темы. После т.н. воссоединения Зап. Украины и Зап. Беларуси ( а по сути после вступления СССР во 2 мир. войну) старая граница сохранялась вплоть до немецкой оккупации. И даже наличие паспорта не давала право ее пересечения. На “замке” были обе границы. То же самое повторилось и в 1940 г. после “добровольного” вхождения в состав СССР государств Прибалтики. Так что даже наличие паспорта не давало возможности передвижения даже для воссоединения семей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *