Есть диплом, но нет работы

легко ли быть юристом?

17 февраля 1947 года была организована Международная ассоциация юристов. Эта профессия считается престижной. Но как юристу нынче на работу устроиться? Вузы ежегодно выпускают новых дипломированных специалистов, которые хотят работать в сфере права.

Своей историей поделился Алексей, мужчина 37 лет, который восемь лет назад окончил юридический факультет МИТСО. Сейчас Алексей безработный, вакансии юристов он просматривает на сайтах, предлагающих работу в столице. Мужчина уже давно разочаровался в поиске работы по специальности в Витебске.

юрист

Юристу в Витебске устроиться очень сложно! Источник: odessa.all.biz

В 2002 году я поступил в Современную Гуманитарную Академию на юридический факультет, – рассказывает Алексей, – сдать нужно было только тест по русскому языку. И принести квитанцию об оплате. Учился я платно на заочном отделении. Не помню, сколько приходилось платить, но третью часть моей небольшой зарплаты (а работал Алексей менеджером по продаже кованых изделий) приходилось откладывать, чтобы расплатиться за учебу. Тогда академия занимала здание на улице Герцена.

Проучился Алексей всего два года в СГА. Вуз неожиданно закрыли, а студентам предложили перевестись в Смоленск или Минск, где сохранились представительства Академии. В группе на тот момент было 15 человек. Из них 13 поехали в Смоленск, один вообще забрал документы, решив на время отложить мечты о высшем образовании. Алексей же отправился в МИТСО. Рассчитывал, что возьмут на третий курс, но в институте сказали, что в СГА преподавали по другой программе, более адаптированной для России. Так что пришлось Алексею стать студентом второго курса, в результате год он потерял.

В МИТСО группа была больше: 30 человек. Учились с удовольствием, дружили. А вот получили дипломы – и разъехались кто куда.

Из 30 человек лишь двое, я и мой друг Сергей, после получения диплома устроились юристами, – вспоминает мужчина, – Сергея взяли в детскую поликлинику, а я рассчитывал получить место в отделе по борьбе с преступностью: знакомые пообещали протекцию. Не вышло. Поэтому отправился туда, где была вакансия: в колхоз под Витебском.

И первое свое дело помню отлично: одну из доярок уволили за пьянство на рабочем месте. Так получилось, что акт о признании работника находящимся в алкогольном или наркотическом опьянении был составлен месяц спустя после происшествия. И женщина обратилась в суд с просьбой восстановить ее на рабочем месте. Я был уверен, что суд обратит внимание на такое грубое нарушение составления документа, и женщина будет восстановлена. Однако суд стал на сторону работодателя.

Еще мне приходилось решать вопросы, связанные с приватизацией жилья. Юрист в колхозе – он, что называется, больше, чем юрист. У нас в конторе не было удобств, на улице находился туалет «типа сортир». И мы его по очереди чистили: и я, и главбух, и секретарь. Еще дежурили на зернотоке, а зимой, когда дороги заметал снег, выходили с лопатами.

Еще пару лет Алексей проработал юристом в фирме, занимавшейся банкротством предприятий. Он заменял постоянную сотрудницу, что ушла в декретный отпуск. Потом трудился внештатно преподавателем в Институте непрерывного образования.

Моим однокурсникам с работой не повезло, – вздыхает Алексей, – я знаю, что некоторым диплом в жизни не помог получше устроиться. Да, две девушки, с которыми я часто общался по делам учебным, стали заведующими районных загсов. Еще одна заняла скромную должность паспортистки в общежитии. Моя несостоявшаяся невеста поработала какое-то время менеджером по продаже обуви, потом уехала в Питер, где тоже работает в торговле. Один из однокурсников продает товары для животных. Шестеро человек, что пришли из милиции, там же и остались работать без особых повышений по службе. Есть парень, который стал участковым. А пара тех, кто работал охранниками, ими же и остались. Был у нас в группе рабочий завода «Керамика», который после получения диплома стал мастером. Так что, если подвести итоги, то получается, что меньше 10% пошли работать по специальности.

Алексей всегда мечтал работать юристом, его привлекала возможность помогать людям, вести интересные дела, разбираться в запутанных ситуациях. Он признается, что старался учебе уделять как можно больше времени.

митсо

Диплом о высшем образовании – дает ли он гарантию хорошего трудоустройства?  Фото Евгении Москвиной

На вопрос, почему же так случилось, что однокурсники не устроились по специальности, Алексей отвечает:

Тут ничего удивительного. Мы в начале нулевых не думали, что стране не требуется такое большое количество юристов и экономистов, рассчитывали, что получим отличную работу. Но сложно устроиться на любое место, если ты не имеешь связей. А кто-то просто учился, чтобы получить диплом о высшем образовании, не предполагая работать юристом. 

Я отправил большое количество резюме, ходил на различные собеседования. Так, в декабре был на комбинате шелковых тканей, который сейчас объявили банкротом. Везде обещали перезвонить, но не звонили, хотя идеи, которые я предлагал, находили интересными. В прошлом году даже приглашали в фирму, занимающуюся строительством Витебской ГЭС. Предложили пройти собеседование в… воскресенье. Оказывается, для китайцев это нормально – работать в выходные. Но там требовался специалист, имеющий собственное авто. 

Алексей признается, что и на районе искал места. Да, на сайте Минтруда предложения есть. Но не везде готовы предоставить жилье, а зарплата минимальная: 2 300 000 – 3 500 000. А деньги потребуются не только на питание и необходимые вещи, но и на съем квартиры либо дома.

А вот в самом Витебске наш корреспондент нашла лишь одну вакансию в центре занятости: требуется юрист на завод «Эвистор». Зарплата: 3 500 000. Впрочем, и в Минске, если верить Алексею, предлагают те же деньги соискателям.

Что же получается? Выходит, найти работу юриста можно, вопрос лишь упирается в небольшую заработную плату. Человек, получив диплом о высшем образовании, зачастую надеется на лучшие условия труда, на хороший оклад и премиальные. Но реальность такова, что приходится соглашаться на предложения работодателей, умерив свои амбиции. Либо продолжать искать работу в другом регионе или даже стране.

Я уже давно посматриваю в сторону Минска, – признается Алексей, – ездил недавно в столицу, ходил на собеседования. Меня согласились принять юристом на Минский часовой завод. Да вот опять загвоздка: зарплата те же 3 500 000. А однушка на столичной окраине потянет от 100 долларов (самый скромный вариант) и выше. Получается замкнутый круг: где есть хорошая интересная работа, на которую согласны взять, нет жилья. Есть квартира в Витебске: нет работы. Но я все равно буду искать вакансию в столице, очень хочу работать по специальности, хочу, чтобы мой диплом и мои знания были востребованы. Конечно, если не получится с Минском, попробую еще раз попытать счастья на районе. Иначе зачем же я диплом получил? 

К слову, например, на сайте Belmeta.com мы обнаружили вакансии юристов для жителей столицы с зарплатой и в 10 миллионов. Но их единицы. Большинство работодателей предлагает 3 500 000 – 5 000 000.

А что Алексей может посоветовать нынешним выпускникам школ, которые мечтают о высшем юридическом образовании?

Изначально надо определиться, куда отправишься работать после получения диплома, – ответил мужчина, – и если нет близкородственных связей в сфере юриспруденции, то рассчитывать на работу в Витебске нечего. Или же соглашаться на работу в сельской местности. Учишься заочно – попытайся найти уже на втором-третьем курсе юридическую практику. Юристы-волонтеры часто требуются и в различные общественные организации, можно и там подработать во время учебы. А лучше всего перед поступлением в вуз хорошо подумать, будет ли твоя будущая специальность востребована. 

Хотя при нынешнем кризисе безработным может оказаться любой специалист.

5 комментариев

  1. Я закончил юрфак БГУ в 1980-м. Во время учебы нам говорили, что в СССР нехватка юристов – и это была правда. Но вскоре власть и жизнь переменились, множество юристов оказались не нужны, потому что “наверху” часто вопросы стали( да и продолжили) решать не по закону, а “по-понятиям” и ” по сложившейся практике”, “по указке сверху”, “по блату”, придавая им юридическую видимость. А “внизу” народ многие конфликты продолжал решать с помощью “кулачного права”. Юристы на предприятиях и учреждениях обычно становились “карманными” и выполняли заказ своего руководства. Получение высшего юридического и экономического образования оставалось “модным” и недорогим, “камерой хранения” для молодежи на 5-6 лет, но нередко бесполезным в дальнейшей жизни. Когда лет 5 назад нашему А.Г. задали вопрос: “Может сократим выпуск юристов и экономистов, их же некуда девать?” Был ответ: “Ничего, пусть учатся, а не найдут места – станут работать на рабочих должностях”. И при этом цены на юридическое обслуживание в консультациях ( составление искового заявления и т.д.) солидные ( при наших низких доходах), что становится барьером для многих на юридическую помощь. И это обычная ситуация для неправового государства, где много дурости делается “во имя” или “для блага” народа.

  2. Извиняюсь за сравнение,но юристов и психологов сейчас как грязи,у кого не спроси,либо юрист ,либо второе. Конечно спрос падает,нужно выбирать либо то что востребовано больше,либо то что хочешь,но без работы.а в последнее время,и уровень выпускников не очень

    • Уровня вообще никакого, особенно если речь идет о любой специальности гуманитарного направления. А что касаемо юристов… Если ж ты уже выбрал эту профессию, так нечего ныть, а надо как-то проявить себя и наработать хотя б первоначальную базу. А считать, что я такой крутой выпускник и платите мне… не знаю, на сколько человек рассчитывал, так уже не то время. И в Минске будет тоже, и в Москве, и в Европе, куда б этот нытик не рванул. Особенность такая – ныть

  3. Если человек считает, что он достоин лучшей работы, пусть пробует ее найти. Кто знает, может, в другой стране или другом городе получится. В свое время я тоже рванула в большой город за лучшей долей. А оказалось: гражданам другой страны могут только предложить мыть посуду, торговать на рынке (и это лучший вариант) да полы мыть. Так вот и обломались мои амбиции возле раковины с горой тарелок, которые я мыла по 12 часов в день за 80 гривен…

  4. Если человек так ноет (как в статье – и то не так и то не этак), то он достоин долгих поисков работы. У нас так очень многие: сидят дома, потому что за 2 – 3 млн это не работа, мало. А лучшей не подворачивается, потому лучше сидеть и ныть и ныть. Или другой вариант. Работает за 2 – 3 млн и там бесконечно ноет, как мало платят. Или третий вариант. У меня такое-то высшее (или 2, или 3), и я лопатой (или еще чем, выбирай на свой вкус) махать не собираюсь, я ж не для того учился (работал раньше на 10 или 8 млн, не работал вообще, работал не так и т.д.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *