Перед уходом в отпуск в Белорусском театре «Лялька» происходило изгнание демонов

Национальный «дабрабыт», христиано-языческая народная магия и любовь к родному краю против разрушительного демонического воздействия в спектакле «Клад»: кто же победит?..

Скарб, Короткевич, Лялька, театр, ангел, черт

Сцена из спектакля “Скарб”. Фото Георгия Корженевского

Актёры Белорусского театра «Лялька» после активно и содержательно проведённого театрального сезона, ознаменовавшего его 30-летие, ушли в заслуженный отпуск. Прошедший сезон коллектив отметил премьерами таких спектаклей, как «Город клоуна Пика» и «Умка», а также принял участие в многочисленных международных конкурсах и городских мероприятиях. Конечно же, и сам юбилей был встречен незабываемо. Тогда открылась обширная выставка в Витебском краеведческом музее, продемонстрировавшая, что «Лялька» за время своего существования стала одной из наиболее драгоценных частей городского культурного ландшафта, и был показан капустник как выражение бесконечной радости сценического творчества.

И вот перед самым отпуском в конце июля театр представил спектакль «Клад» («Скарб») по сказке Владимира Короткевича «Чортаў скарб» в постановке Виктора Климчука.

Толкач, Франков, театр, Лялька, ангел, дзіцятка

“Бог нам дзіцятка паслаў…” Фото Георгия Корженевского

Это не в полном смысле новый спектакль, ибо он позиционируется как «капитальное обновление» прежней версии. Но интересен он будет и детям, и взрослым, ввиду совершенного высокохудожественного погружения в сказочную белорусскую действительность. Художественный руководитель Белорусского театра «Лялька» Виктор Климчук рассказал зрителям о его истории и побудительных причинах обновления:

Гэты спектакль калісьці ўжо ішоў на нашай сцэне. Было гэта ў 2004 годзе. Ён ішоў не вельмі многа, але ж удзельнічаў у многіх фестывалях. Мы з ім былі ў Тунісе, у Каіры, дзе ён на фестывале эксперыментальных тэатраў быў прызнаны як лепшы візуальны спектакль, ён мае Гран-пры на Украіне, на фестывале ў Вінніцы. З цягам часу сышлі ў нас па розным прычынам акцёры, занятыя ў гэтым спектаклі. І ён не ішоў каля 9 год. Але геній Уладзіміра Караткевіча нам не дае пакою, і мы заўсёды трымаемся за гэтага пісьменніка, таму што ён для нас вельмі дарагі, вельмі знакавы. Вось і вырашылі наш «Скарб» узнавіць. Гэта не значыць, што атрымалася тая «калька», якая была тады. Узнаўляць было цяжка, таму што гэта аўтарскі спектакль таго калектыва, які яго рабіў. Вядома, што калі аўтарскі спектакль зыходзіць са сцэны, ён гіне. І мы дамовіліся з акцёрамі, што будзем браць нешта з той пастаноўкі, а нешта будзем прыдумляць сваё. Акрамя Юрася Франкова, усе акцёры гэтага спектакля новыя.

Климчук, Лялька, театр, Витебск

Виктор Климчук. Фото Георгия Корженевского

Действительно, впечатляющие световые эффекты, декорации, в которых выражается волшебство белоруской реальности и притягательность такой национальной ценности как «дабрабыт», костюмы, подчёркивающие символическую сущность действующих лиц – всё это предрасполагает к тому, чтобы зритель не смог отвести глаз от спектакля. С содержательным богатством зрительного ряда в полной гармонии существует музыка Олега Залётнева, передающая оттенки чувств души белоруса и атмосферу края, который «трошкі бліжэй Сонца і трошкі далей ад Месяца». Куклы, кроме Маленького чёрта, преимущественно обозначают действующих лиц, и актёры по сути играют «вживую». В этом отношении значение костюмов в характеристике персонажей усиливается, и как мы отмечали, со своей смыслообразующей функцией они справляются сполна.

Ангел, Франков, Лялька, Скарб, Короткевич, театр

Юрий Франков в роли Ангела. Фото Георгия Корженевского

В спектакле задействован исключительно мужской состав актёров: Сергей Толкач, Юрий Франков, Валерий Зимницкий и Михаил Климчук.

В исполнении Сергея Толкача зритель увидит совмещение двух персонажей в одном: Янка-ды-Жонка. С одной стороны, это совершенно соответствует библейскому завету: «И будут оба в плоть едину» (Мф. 19: 5). Но в то же время, в полном соответствии с наличием языческих элементов внутри белорусской традиции, этот двуединый образ Сергея Толкача напоминает Ардханаришвару. Это андрогинное ведическое божество, олицетворяющее синтез мужской и женской энергий Вселенной.

Ангел в исполнении Юрия Франкова также не вполне христианский, а, скорее, универсалистский, не чисто спиритуальной, но лунной природы, что подчёркнуто выражено в его пластике и костюме.

Франков, Толкач, ангел, Лялька, театр

Ангел (Юрий Франков) и Янка-ды-Жонка (Юрий Толкач). Фото Георгия Корженевского

Ардханари, Ардханаришвара

Ардханаришвара. Источник: соцсети

Кстати, нельзя не отметить превосходную хореографию и пластику, над которыми работала Диана Юрченко, художественный руководитель известной в Витебске и далеко за пределами нашей страны Театра-студии современной хореографии. Даже движения актёров напоминали танец, и это результат воплощения общей концепции постановки, в которой декоративное, музыкальное и пластическое решения выступают в совершенном единстве.

Юрченко, театр, Витебск, Лялька

Диана Юрченко. Фото Георгия Корженевского

Помимо проявления языческих аспектов, усиливается и христианское содержание спектакля. Происходит это во многом благодаря образу Большого чёрта Валерия Зимницкого, которого нет в сказке Владимира Короткевича. Этот персонаж, олицетворяющий чистую деструкцию в соответствии с христианской демонологией, акцентирует тему зла в спектакле и придаёт ему куда более объёмный смысл. И вот здесь важной тематической линией как раз проходит ритуал изгнания нечистой силы в начале спектакля и ближе к его завершению, являющий прямое вторжение христиано-языческой народной поэтики и магии:

Маці прачыстая шаўковыя шнуры кранае, шаўковымі шнурамі абводзіць, нячыстую сілу праганяе. Прэч! Прэч! Прэч! Згінь!

Стаўлю раба Божыя на заяўленым кругу, на залатым масту.

Стаўлю рабу Божыю на заяўленым кругу, на залатым масту.

Сам Гасподзь Бог Святым Духам дыхае, нячыстую сілу праганяе. Прэч!

У глыбокіх вірах, у гнілых карчах, на сухім лесе, на мокрым балоце – згінь, згінь, згінь! Прэч!

Калі ты вадзяны – ідзі ў ваду, калі земляны – ідзі пад зямлю, калі агнявы – ідзі ў агонь. Прэч, прэч!!!

театр, изгнание, ритуал, Лялька, Скарб, Витебск

Ритуал изгнания. Фото Георгия Корженевского

О том, как персонажи всё же достигли благой жизни и избавились от воздействия нечистой силы, при этом получив значительный «бонус» в виде клада, зрители могут увидеть, посмотрев спектакль.

Даже прочитав маленькую сказку Владимира Короткевича, постановку Белорусского театра «Лялька» всё равно стоит обязательно посетить. Ведь сценическое действие всем многообразием художественных средств раскрывает многие дополнительные и неизведанные аспекты и тонкости национальной «картины мира». Маленькое произведение великого писателя Виктору Климчуку совместно со всеми другими участниками постановки удалось расширить до масштабов белорусского космоса. И зритель обязательно найдёт в спектакле, пусть и не материальные, как в случае Янкі-ды-Жонкі, но зато уж точно духовные сокровища.

Ангел, медведь, Скарб, театр, Лялька, Климчук, Франков, Толкач

Ангел, Янка-ды-Жонка, Медведь, Фото Георгия Корженевского


  • Александр

    Уважаемый Г. Корженевский, интересно узнать – кто художник спектакля? Обычно в спектакле художник – постановщик упоминается, а у Вас о нем совсем ничего.

    • Георгий Корженевский

      Обычно можно было ещё много чего упомянуть и перечислить. Это не премьерный спектакль в чистом виде и не дежурная статья для витрины с перечислением всех персоналий. Не всегда в статье перечислишь и всех основных актёров, например, потому что сама драматургия текста ставит иные задачи. Однако, конечно же, восполню, хотя в этом отношении ничего не изменилось по сравнению с прежней версией. Сценография Александра Сидорова, куклы и костюмы Анны Сидоровой, замечательных белорусских художников.

  • Александр

    Благодарю Вас за объяснение.

  • Оbserver

    Вот еще такая дополнительная информация – Александр Сидоров родился в Витебске.