Феликс Гумен, суверенный человек…

К 75-летию выдающегося белорусского акварелиста представляем читателям интервью с художником, фотографии из самого недавнего его мероприятия и юбилейной выставки «Берега».

Витебск, Гумен, Корженевский

Рядом с Мастером… Фото Георгия Корженевского

Замечательный белорусский художник Феликс Гумен – личность необыкновенная, удивительная, огромная, выделяющаяся на фоне всей нашей повседневности. Его великолепная акварельная живопись отличается тем, что в настоящее время можно было бы назвать «духовным экологизмом». Проникновенное и тончайшее чувствование природного мира сочетается в его картинах с поистине титаническим духом, выражающим как фундаментальность естественной среды, так и гигантский объём личности самого творца.

Гумен, вечер, Корженвеский

Ф. Гумен. Летний вечер. 2011 г.

А ещё Феликс Фёдорович Гумен известен своими прямыми, честными и зачастую неудобными высказываниями относительно различных вопросов социальной и художественной жизни, отечественной истории. Его позиция может быть нелицеприятной, однако в ней всегда прослеживается честность и искренность мастера. Чего не терпит Феликс Гумен – так это халтуры, формализма, заорганизованности, лжи и посредственности. Это редкое качество для нашего современника – отсутствие страха и оглядки на конвенциально общепринятые мнения. Иногда неправота таких людей является лучшей, нежели правота подавляющего большинства. Прямота высказываний Феликса Гумена на самом деле не должна вводить в определённое заблуждение: это человек очень сложный и многогранный, его воззрения абсолютно самостоятельны и всегда нетривиальны. Он представляет собой тип подлинно суверенного человека, индивидуальность которого не ограничена рамками заурядных общественных соглашений.

Гумен, автопортрет, Корженевский

Вид из окна музея с автопортретом Ф. Гумена 1985 года. Фото Георгия Корженевского

1 апреля в Витебском художественном музее состоялся мастер-класс Феликса Гумена, во время которого знаменитый художник продемонстрировал создание нескольких портретов, в большинстве своём – студентов Витебского государственного университета. Это были студенты кафедры немецкой филологии. А привёл их в музей известный поэт и переводчик Владимир Попкович, давний друг акварелиста, который несколько десятков лет преподаёт в данном университете.

Гумен, мастер-класс, Корженевский

В атмосфере радости и непринуждённости… Фото Георгия Корженевского

Одна из характеристик, данная Феликсу Гумену его другом, говорила о многом:

Этот человек действительно обладает огромным объёмом самых различных знаний. Иногда настолько, что становится страшно с ним разговаривать…

Гумен, ПОпкович, Корженевский

Феликс Гумен и Владимир Попкович. Фото Георгия Корженевского

 

Все присутствующие на мастер-классе могли соприкоснуться с его глубоким выражением внутреннего мира, тонких психологических характеристик тех, кто ему в это время позировал. Причём уже общеизвестно, что пишет свои работы художник по обычным меркам очень быстро, сразу ухватывая психологическую суть образа или особое настроение окружающей среды.

Гумен, ПОртрет, Корженевский

Портрет, исполненный художником

В настоящее время в Витебском художественном музее проходит также выставка Феликса Гумена «Берега». В ней представлена его портретная, пейзажная живопись, а также натюрморты. Кроме того, посетители могут увидеть фотографии и документы из личного архива мастера. Поистине, выражение огромного мира, который объял жизненный путь и творческий дух художника…

портрет, Гумен, Корженевский

Портреты с выставки «Берега» в Витебском художественном музее. Фото Георгия Корженевского

В интервью, состоявшемся сразу после мастер-класса, проявляются многие характерные черты Феликса Фёдоровича Гумена. Это и нестандартность мышления, и иронический ум, и полная внутренняя независимость. А главное – нетерпимость к повторению уже известного, хождение по непознанным путям, интуитивизм в познании, творческая и жизненная спонтанность. Глубина стихийности процессов бытия выявлена в картинах и неотделима от отношения к жизни самого этого человека-эпохи.

Гумен, пейзаж, Корженевский

Ф. Гумен. Солнце на городом. 2011 г.

– Феликс Фёдорович, почему всё-таки акварель так Вас творчески захватила, и стала основной живописной техникой?

Акварель больше удобна для такого вот нашего небогатого существования. Это краски относительно дешёвые. Это первое. Во-вторых, они экологически совершенно безвредны. От масла же можно задохнуться… Мы ведь живём не в вакууме. Поэтому, живя где-то в стеснённых условиях, зачастую не имея угла, не имея пространства, где хранить работы, акварель является очень удобным материалом.

Я ведь много работаю… Если бы я писал маслом, мне бы просто не хватило никаких площадей. Ну и не хватило бы средств тоже… Здесь же и доступность средств, и доступность хранения.

А потом я уже и вынужден был влюбиться в акварель. Когда учился, акварель была ещё подсобным материалом. Первые всесоюзные выставки по акварели организовывал художник Сергей Герасимов, при этом он так и не дожил до их начала. Я участвовал в первой такой всесоюзной выставке.

Мы ведь защищали дипломы в тогда ещё училище по маслу, и руководителем у меня был Иван Столяров. Но я на свой страх и риск сделал акварельный диплом. Мне разрешали всё. Потому что мои преподаватели ещё сами учились на заочных факультетах, и я экспериментировал как хотел. И когда я выходил на защиту диплома по теме «Труд советского человека», где изображал сварщиков судоремонтного завода, то выставил эскиз в акварели. Холст не стал выставлять, потому что всё время работал в акварели. А аудиторные работы выполнял маслом, их все забирали в фонд. Материалом этим я тоже владею хорошо.

В художественном плане акварель тем хороша, что она непредсказуема. Конечно, ею можно в какой-то степени управлять, но проявлять к ней насилие – это не для акварели. Акварель – это вода, это капля прежде всего, и как бы там плотно краски не ложили, в какой бы манере не выполняли, это всё равно вода.

Гумен, натюрморт, гладиолусы, Корженевский

Ф. Гумен. Гладиолусы на окне. 2009 г.

– Вы известны своими прямыми, резкими высказываниями о вопросах социальной и художественной жизни прошлого и современности. Насколько вообще важно наличие гражданской позиции для художника?

Мнения о гражданской позиции – они все надуманы. Если человеку приятно носить на душе что-то невысказанное, неискреннее, ему только остаётся посочувствовать. Я всегда то, что думаю, то и говорю. Это, конечно, не всегда хорошо, потому, когда меня просят высказываться, говорю, что лучше не буду выступать, ибо высказываю свои действительные мысли.

Гумен, музей, Корженевский

Фотографии из личного архива Феликса Гумена

– В этом отношении, как Вы оцениваете состояние современной Витебской художественной школы?

Вся «Витебская художественная школа» ведь тоже понятие совершенно надуманное. Её никогда не было, этой школы… Потому что в Витебске всегда спасались от голодовки во времена революции, во времена войн. Это такое благословенное место, что как-то везло… Здесь были и госпиталя, и как-то все спасались в Витебске. Самое интересное, что продолжение жизни женщины в Витебской области одна из самых высоких в мире по данным ЮНЕСКО. Это действительно благословенное место. Всегда сюда сбегали от голода, и Мстислав Добужинский, и Казимир Малевич, и прочие… Тот же Марк Шагал и ему подобные, заимевши мандаты, приезжали сюда, чтобы лизнуть новую власть. А им власть потом дала под задницу, и они разъехались в разные стороны. Вот и всё.

Марк Шагал хотел руководить Витебскими государственными художественными мастерскими, чтобы все заказы шли к нему. А какие там заказы? Вывески, нищета… Счастье, что он женился на богатой Белле Розенфельд, и у него было богатое окружение. Потому что художнику без помощи и протекции невозможно, не продвинуться никак. Он никому не нужен. Если повезло – хорошо, а не повезло – наступает забвение.

Витебская художественная школа – это всё надумано. Сюда постоянно приезжали и отсюда уезжали. Вот когда говорят, например, «ученики Гумена», это я могу понять. Это моя школа, я здесь уже более полувека. А обобщать – это неконкретно. Раньше к художнику поступал ученик, два ученика, группа, и у него была школа. Как школа Леонардо да Винчи, например. А остальное является надуманным.

Гумен, Георгий, пейзаж, Витебск, Корженевский

Ф. Гумен. Свято-Георгиевский храм в Витебске. Зима. 2016 г.

– Окружающие близкие нам люди характеризуют и нас самих. Общение с ними оказывает на нас вдохновляющее воздействие. Кого Вы могли бы выделить из Вашего окружения в качестве наиболее близких для Вас людей?

Мои многие давнишние друзья уже в ином мире. А из ныне живущих мы очень дружим с Владимиром Попковичем, вместе преподавали много лет в Витебском педагогическом институте, и мы общались также семьями. Давно также общаюсь со Шмерлингами, сколько себя помню. Из уже ушедших, конечно же, Давид Симанович, который привлёк меня к работе на телестудии. Был также хоровой дирижёр Марк Миротин, который являлся лучшим другом для всех нас. Он очень любил акварель и тонко её чувствовал. А тонко чувствующих людей очень мало. Он записывал меня к своей капелле, и я ездил с ними и в Новгород, и в Тверь, и в пушкинские места, и рисовал там. Фотохудожник Игорь Барсуков, который фотографировал мои работы, тоже мне как родня.

Гумен, Барсуков, портрет, Корженевский

Ф. Гумен. Сомневающийся Игорь Барсуков. 1986 г.

– Ваша пейзажная акварельная живопись характеризуется глубочайшей чувствительностью к явлениям природного мира. Чем является для Вас мир природы, которому Вы придаёте столь большое значение?..

Что такое мир природы?.. Мы все ведь зависим от климата, каков климат, таков и наш настрой. Это неразрывная наша связь с природой, невозможно оторвать нас от неё. Полная взаимосвязь… На меня же небо влияет со страшной силой, меня можно назвать метеозависимым человеком…

Гумен, пейзаж, Лосвидо, Корженевский

Ф. Гумен. Лето на озере Лосвидо. 2013 г.

– Последний наш вопрос касается Ваших выставочных и творческих планов…

Планов никаких, абсолютно… Я никогда ничего не планирую. Кто-то говорил так: «Хочешь насмешить Бога, расскажи Ему о своих планах». Мы не знаем даже, что через секунду произойдёт. Потому, конечно, можно что-то представлять себе о будущем, но если думаешь, что вот сейчас я рвану и напишу шедевр – никогда этого не будет. Ибо это всё проявляется помимо нас. А когда ты строишь планы, они обязательно разрушатся. Конечно, надо держать свой определённый вектор, куда ты стремишься, но по планам я никогда не писал. Писал то, что меня привлекало, то, что меня трогало. Мы как-то в своё время шутили: «Захочешь выпить – и Ленина нарисуешь». Вот это уже план…

Гумен, пейзаж, Корженевский

Ф. Гумен. В заснеженном городе. 2002 г.

Спасибо, Феликс Фёдорович, за интервью, и пожелаем Вам от имени всего «Витебского Курьера» долгой, плодотворной и счастливой творческой деятельности!..