Ужасающие цифры Витебска: Под гнетом стереотипов

или как живут наши ВИЧ-положительные граждане

Множество болезней называют чумой 21 века. Так именуют свиной и птичий грипп, вирус Эбола, но чаще всего — СПИД . Он является конечной стадией развития ВИЧ-инфекции. Этих двух диагнозов боятся как огня, и вся современная статистика только подливают масла в этот пожар. На данный момент из 376 тысяч жителей Витебска 841 человек живет с ВИЧ. Цифры, конечно, приблизительные, так как не все знают о своем заболевании, но весьма впечатляющие.

Как же живется ВИЧ-положительным людям? Конечно, не слишком хорошо. Но связано это не только с самим заболеванием, но и с реакцией на него общества. Казалось бы, аббревиатуры ВИЧ и СПИД известны даже пенсионерам. О них рассказывают в школе и по телевидению, ставят спектакли и проводят акции в поддержку людей с подобными диагнозами. Даже на улицах взгляд нет-нет, да наткнется на билборд с социальной рекламой, призывающей пройти тест на ВИЧ. Вместе с тем, люди крайне мало знают об этом заболевании, и потому очень боятся.

Фото:

Видели такие? Фото: Катерина Соль.

«Каждый ВИЧ-инфицированный категорически отказывается открывать свое лицо, сообщать о том, что он болен, так как боится различных проблем. Они возникают даже в бытовом плане — с соседями, например. Люди не хотят, чтобы об их заболевании знали врачи и медсестры, отказываются идти лечится куда-то ещё», — рассказывает Зинаида Тимофеевна Матющенко, заведующая консультативно-диспансерным  кабинетом инфекционной больницы.

Кабинет этот находится за углом «старого» корпуса, и пациенты заходят туда, оглядываясь, словно само пребывание в этом месте выдает их тайну. Некоторые из больных неохотно гуляют даже по проспекту Фрунзе, словно от того, что они пройдут мимо инфекционной больницы, прохожие мигом разглядят в них ВИЧ-инфицированных. И, конечно, не каждый решится поздороваться со своим лечащим врачом. Зинаида Тимофеевна рассказывала о случае, когда пациент даже не стал заходить в автобус, когда увидел её сидящей около входа.

Фото:

В старом корпусе инфекционной больницы действует консультативно-диспансерный кабинет. Фото: Катерина Соль

Такое поведение, конечно же, не случайно. Люди боятся, что, узнав о поставленном им диагнозе, от них отвернутся родные и друзья. Ведь распространено мнение, что ВИЧ – болезнь наркоманов и лиц, ведущих беспорядочный образ жизни. К тому же болезнь заразная и крайне опасная, а значит, от такого человека лучше держаться подальше.

«Известие о ВИЧ-инфекции особенно подавляет людей, потому что в обществе существует стигма. Если говорят, например, что у человека онкозаболевание, он страдает, переживает, но видит, что его поддерживают. А узнав, что у кого-то близкого ВИЧ, люди начинают переживать за себя. Он живет рядом, вдруг нас заразит? А вдруг что-то случится?» — рассказывает Зинаида Тимофеевна.

Под гнетом стереотипов находятся не только сами больные, но и их лечащий врач.

«У меня спрашивают: а как часто вы сами обследуетесь? А вдруг вы уже заразились?» — рассказывает Зинаида Тимофеевна.

Но о чем можно говорить, когда даже медицинские работники, люди, которые в силу своей профессии должны иметь знать больше о таком заболевании, нередко ведут себя абсолютно непрофессионально и даже бестактно с пациентами, больными ВИЧ.

«Если ВИЧ-положительные говорят о своем заболевании, то медики могут начать неосознанно отталкивать их от себя. Бывают проблемы, когда пациент, например, хочет протезирование зубов. Он идет к стоматологу, сообщает о своем заболевании и получает в ответ: «А зачем вам это?  Ведь все равно не приживется». Часто обижаются беременные. Они приходят на осмотр, а гинекологи первым долгом, не разобравшись в ситуации, начинают их уговаривать сделать аборт. А ведь при наличии терапии и профилактики женщины могут родить здорового ребенка», — рассказывает Зинаида Тимофеевна.

Да, в обществе бытует мнение о том, что ВИЧ-положительная мать обязательно заразит свое дитя. Но статистика развенчивает этот миф: в Витебской области с 1987 года от инфицированных матерей был рожден 171 ребенок,  и только 20 из них оказались ВИЧ-положительными, остальные вполне здоровы.

CAM01240-2

Вход в консультативно-диспансерный кабинет. Фото: Катерина Соль.

Маленьким больным приходится несладко. Ещё ничего не понимая и даже не зная о своем заболевании, они могут стать причиной конфликта между руководством детского сада и родителями остальных детей. Такие случаи в Витебске бывают, хоть и нечасто. Официально ВИЧ-инфицированного ребенка не имеют права не принять в детский сад, ведь заболевание его не может причинить вреда другим детям. Но руководство начинает изобретать различные причины, говорить о нехватке мест в саду, лишь бы родители отказались отдавать туда своего ВИЧ-положительного ребенка. Такие же проблемы возникают и при посещении школы.

«Это не значит, что ребенок совсем не попадает в детский сад или школу. Все проблемы решаемы, но не всегда сразу», — говорит Зинаида Тимофеевна.

Если речь зашла о семейных отношениях, нельзя не коснуться такой скользкой темы, как дискордантные пары, которых больше всего именно в Витебской области. Дискордантной называют пару, в которой один партнер здоров, а второй ВИЧ-инфицирован.

«Практически не бывает случаев развода после известия о том, что один из супругов болен, — обнадеживает Зинаида Тимофеевна. Говорит она и о родственных отношениях:

— Люди боятся, что в обществе узнают об их заболевании, ведь при этом они могут оказаться одинокими, отвергнутыми своими друзьями. А от родных правду скрывают не всегда. И, конечно, нам легче работать с пациентом, которого поддерживает семья»

Активным развенчанием мифов о ВИЧ занимаются  не только медицинские работники, но и многочисленные волонтерские организации. Они помогают больным справиться с новостью о своем диагнозе, консультируют, помогают подобрать нужные лекарства. А самое главное, они проводят разнообразные акции, наглядно доказывая, что ВИЧ-позитивные не отличаются от здоровых людей и так же нуждаются в сочувствии и понимании.

«Более молодое поколение относится к ВИЧ-инфицированным по-другому, спокойнее. Они  больше знают и не так боятся», — говорит Зинаида Тимофеевна.

С ней согласны и большинство витеблян. Вопреки распространенному мнению, люди готовы поддержать своих близких, если те признаются им в своей болезни.

«Если бы довольно близкий друг сказал, что у него это заболевание — по-другому я бы не стала к нему относиться, скорее всего, хотя бы попыталась морально поддержать. Так же не изменилось бы отношение просто знакомому, потому как знакомый так и остался бы просто знакомым»,  считает студентка София.

«К близкому человеку мое отношение никак не изменилось, но вот со знакомым постаралась бы общаться реже»,  говорит Людмила, медработник.

«Если друг очень-очень близкий, я бы максимум стал над ним подшучивать. А о ком-нибудь другом мое мнение не изменилось бы», — говорит менеджер Владислав.

«Думаю, случись такая ситуация, я бы не изменила мнение об этом человеке, особенно, если это близкий человек. Я не знаю, что могло послужить причиной данной ситуации, поэтому не вправе осуждать. Тем более, случись такое с близким человеком, ты обязан оказать ему моральную поддержку, а не усугублять еще больше», — считает девятнадцатилетняя Ольга.

«Отношение к другу не изменилось бы. Это на дружбу и общение никак не влияет», -говорит студентка Елена.