Забастовка в Беларуси: могу, умею, практикую

5 громких «дел», 4 из которых из Витебского региона

9 октября 1989 года в СССР было признано право работников на забастовку. Согласно Конституции нашего государства, люди тоже могут защищать свои экономические и социальные интересы таким образом. И, несмотря на обещанную стабильность, на белорусских предприятиях далеко не все гладко, и время от времени сотрудники самых разных сфер деятельности не выходят на рабочие места в надежде на то, что «лед тронется» и их мнение, до этого проигнорированное, было услышано. О том, где, когда и почему бастовали в Беларуси, читайте ниже.

1. Забастовки индивидуальных предпринимателей

забастовка, витебск, рынок

Полоцкий рынок трудно узнать, когда он пустой. Фото Аня Щербицкая

11 октября прошедшего года налоговые службы начали осуществлять массовую проверку на рынке в Полоцке, несмотря на то, что официально действие указа №222 начиналось с 1 января 2016 года, пишет БелаПАН. В ходе проверок на предпринимателей накладывались штрафы и даже изымался товар. В результате налоговые инспектора были фактически выгнаны с полоцкого Колхозного рынка за то, что оштрафовали предпринимательницу, якобы препятствовавшую ходу проверки, на 23 базовые величины. А сами ИП направились к зданию инспекции Министерства по налогам и сборам.

В первые дни 2016 года на работу не вышли многие предприниматели в Полоцке, Новополоцке, Витебске и других городах Беларуси. Протест был вызван тем, что с начала года вступил в силу президентский указ № 222, который, требуя обязательной сертификации всех товаров, поставил ипэшников в тяжелые условия. Практически все рынки Витебска опустели в это посленовогоднее время, а вышедшие на работу предприниматели жаловались на малое количество покупателей и с уверенностью говорили, что их бастующие коллеги «поиграются и вернутся».

Витебские предприниматели 22 января пришли к облисполкому с требованием отмены указа Президента №222. Начальник областного департамента по развитию предпринимательства, который вышел к ипэшникам на улицу, попытался объяснить, что решение об отмене указа принимается на гораздо более высоком уровне. Однако управленец разрешил предпринимателям вступить в переговоры с властями. Людей такой ответ не удовлетворил, и более сотни человек стояли под зданием облисполкома и скандировали: «Работу!» и «Отмена!».

Оршанские ипэшники также отстаивали свои права: 28 января состоялось собрание предпринимателей у местного исполкома. На страничке председателя РОО «Перспектива» Анатолия Шумченко в «Фейсбуке» сообщается, что «150 ИП вышли к исполкому, стояли под дождём, внутрь власти не пустили, разговор был на улице».

2. Забастовка животноводов экспериментальной базы «Тулово»

теленок

Новорожденный теленок. Фото Евгении Москвиной

Агропромышленный комплекс переживает не лучшие времена, и его рабочие жаловались на невыплаты заработной платы. Как сообщили животноводы экспериментальной базы «Тулово», денег они не получали с ноября месяца (события происходили в феврале 2016 года). 12 февраля сотрудники базы вышли на забастовку и получили по 270 000 неденоминированных рублей на каждого. Это была уже не первая попытка потребовать он начальства денег. В результате, как сообщает один из работников, доярки получили часть долга по зарплате, а животноводы – нет. Руководство всем, кому что-то не нравится, советовало увольняться. В результате сотрудники базы отправили коллективное письмо в Комитет по труду и социальной защите Витебского облисполкома.

Вот что заместитель директора по идеологии Виталий Евгеньевич Войцеховский рассказал «Витебскому Курьеру» о сложившейся ситуации:

Обстановка у нас действительно тяжелая, и выхода не можем найти, – вздыхает мужчина, –в пятницу, 12 февраля, действительно в цеху животноводства рабочие отказались выполнять свои обязанности. Наше предприятие дает прибыль, но на зарплату не хватает. Нет средств и на комбикорм. Почему так получилось? До 2012 года мы держались на плаву. А потом к нам присоединили убыточные хозяйства Селют и Ворон. А лучшие земли, принадлежавшие базе, передали опытной станции при Академии Наук. Нашу базу погубило присоединение. Еще в 2012 – 2015 годах зарплату платили. В октябре прошлого года зарплату задержали. В ноябре не выдали вовсе. Вот, только по 270 000 и дали. На предприятии работает более ста человек, мы никого не сокращаем. Хорошо, если в семье всего один человек работает на базе, а другой, скажем, бюджетник, тогда можно выжить. А если еще дети малые есть? 

3. Стихийный митинг против платной рыбалки в Новолукомле

Бескрайнее озеро в Новолукомле так и манит любителей рыбной ловли

Бескрайнее озеро в Новолукомле так и манит любителей рыбной ловли. Фото Анастасия Вереск

Новолукомльское озеро было излюбленным местом для рыбалки как для местных жителей, так и для рыбаков со всей Витебской области. Однако в начале года стало известно о том, что озеро было передано в аренду частному предприятию, по слухам, из Казахстана. На берегу озера появились предупредительные таблички, сообщающие о том, что лов рыбы в озере теперь будет проходить на платной основе. В местном райсполкоме рыбаки выступили со стихийным митингом против платной рыбалки. Собралось около двухста человек, с помощью которых были собраны подписи и направлена петиция в Витебск.

«Витебский Курьер» разобрался в ситуации и выяснил, что арендатор и вовсе не имел права взимать плату за рыбную ловлю, ведь, согласно Правилам ведения рыболовного хозяйства и рыболовства:

«Реализацию путевок на платное любительское рыболовство арендаторы (пользователи) рыболовных угодий производят после выполнения обязательств по созданию благоприятных условий для осуществления любительского лова рыбы (проведение зарыбления рыболовных угодий в соответствии с биологическими обоснованиями зарыбления и рыбоводно-биологическими обоснованиями, оборудование лодочных станций, причалов, автостоянок и мест для ночлега, прокат орудий рыболовства, маломерных судов и предоставление других услуг), установленных договорами аренды рыболовных угодий».

Но, как сообщили местные жители, существенных изменения условий для рыбной ловли не произошло, а плату уже потребовали.

4. Забастовка работников Сенненского райагросервиса

ферма

Ферма райагросервиса в Сукремно. Фото Евгении Москвиной

Сотрудники Сенненского райагросервиса несколько месяцев работали практически без зарплаты. Кто-то увольнялся, но большинство продолжало терпеть, поскольку искать другую работу негде. Бывшая работница агросервиса Анастасия Шаференко рассказала нашему корреспонденту:

Я ушла с работы в конце декабря, потому что с сентября не платили заработную плату. Ситуация начала ухудшаться летом, еще в апреле-мае мы получали зарплату. Пусть небольшую ( 2 миллиона 200 тысяч), но ее выплачивали. Закончилась посевная – и начались проблемы. А потом нам начали давать по 200-300 тысяч. И еще могли перечислить деньги на магазин, чтобы мы там брали на определенную сумму (тоже 200-300 тысяч) продуктами. К сентябрю задолженность по зарплате погасили. А дальше – снова стали не платить. Люди начали уходить с райагросервиса. Но куда идти? Сенно – не такой уж большой населенный пункт, здесь искать новое место негде. Даже дворником не устроиться. Конечно же, мы отправились в суд. И что нам посоветовал юрист: заплатите миллион за составление искового заявления. А где этот миллион взять? У меня есть ребенок, муж тоже временно сидит без работы. Так что Новый год встречали безрадостно. Как впрочем, и те, кто остался в райагросервисе на прежнем месте. Им выплатили 350 000, тоже на магазин перечислили. Много купишь за такую сумму? 

С ситуацией в Сенно разбиралась наш корреспондент, которая выяснила, что за участие в забастовке, которую провели работники ОАО «Сенненский райагросервис» 18 января, участников лишили премиальных. Такой ответ начальства на выражение своей позиции рабочими? Одна из сотрудниц райагросервиса сообщила, что работает без зарплаты, чтобы хотя бы стаж для пенсии был. А жить приходится на пенсию по потере кормильца, которую получает ее ребенок. Сама женщина не видит ни зарплаты, ни больничных, ни отпускных. Работница фермы, находящаяся в декрете, рассказала о том, что пособие по уходу за ребенком приходится выбивать: положенные ей деньги перечисляют на предприятие, которое вовремя не расплачивается.

5. Таксисты в Минске бастовали против Uber

Источник: sputnik.by

Источник: sputnik.by

Как пишет Tut.by, 6 февраля в Минске на Долгиновском тракте прошла стихийная встреча водителей такси всех диспетчерских служб столицы, которая собрала около 80 человек. По словам минских таксистов, выход на рынок нового бюджетного сервиса такси Uber Х «стало во всем этом бардаке последней каплей». Недовольство водителей вызывает факт того, что Uber устанавливает тарифы ниже, чем у такси, обладающих лицензией.

Uber — это международная компания, базирующаяся в Сан-Франциско, создавшая одноимённое мобильное приложение для поиска, вызова и оплаты такси или частных водителей. С помощью Uber заказчик резервирует машину с водителем и отслеживает её перемещение к указанной точке, оплата производится с помощью данных банковской карты. В большинстве случаев водители используют свои собственные автомобили, а также машины таксопарков или партнеров. В большинстве стран 80 % оплаты переходят водителю, 20 % перечисляются Uber.

«Для того чтобы в принципе иметь возможность законно работать, мы должны платить налоги, повышенную страховку, дважды в год дорожный сбор, абонентскую плату диспетчерским службам, покупать и обслуживать таксометры, отбиваться от придирок проверяющих органов: транспортников, налоговиков, гаишников, — а Uber не должен ни-че-го! Справедливо?» — перебивая друг друга, спрашивают несколько десятков уставших и недовольных жизнью мужчин.

Таксисты уверяли, что готовы пойти и на более радикальные способы забастовок, например, помешать движению в Минске, собрав хотя бы половину из легальных таксистов города на кольцевой дороге или приостановив оказание услуг такси на какое-то время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *