«Я не рассчитываю, что общество будет оказывать мне помощь, хочу всего в этой жизни добиться самостоятельно»

как человек с ограниченными возможностями смог вырваться из дома-интерната, окончить университет и найти работу

Людей, которые волею судьбы оказались в инвалидных колясках, в нашем обществе принято жалеть. Сегодня, безусловно, общество стало более внимательно относится к проблемам своих граждан с ограниченными возможностями. Но будем откровенны: много ли среди них тех, кто хочет работать и жить наравне с остальными? Как правило, те же колясочники в основном сидят дома, изредка выезжая в город. А уж учатся в университетах и работают единицы.

Сергей Пашкович получил травму в 16 лет на тренировке в детско-юношеской спортивной школе города Глубокое и на многие месяцы оказался прикованным к постели.

сергей пашкович, инвалид-колясочник

Сергей Пашкович. Фото из личного архива

Было трудно смириться с тем, что отныне я не смогу жить, как раньше, – рассказывает мужчина, – в себя приходил очень долго. Летом меня увозили из Глубокого на далекий хутор, где я читал книги, занимался саморазвитием, пытался делать физические упражнения. Мне было тяжело жить дома, с родителями, ведь я ничем не был занят. Сначала помогал растить братьев и сестер, их в нашей семье четверо, а потом решил, что надо искать свой путь развития. 

И в 2005-м, через двадцать лет после травмы, решил уехать в Витебск. Поселили меня в обычной комнате в доме-интернате для престарелых и инвалидов. Здесь я познакомился с замечательным человеком Димой Стемасовым, который на тот момент был председателем витебского общества инвалидов-колясочников. Он вел в доме-интернате курсы по обучению компьютеру, которые я с удовольствием посещал. Я понял, что хочу учиться дальше, получить высшее образование. И в 2006-м поступил на очное отделение факультета социальной педагогики и психологии в ВГУ имени Машерова. Безусловно, у меня, в отличие от остальных студентов, было свободное посещение. Ко мне приставили двух девушек-волонтеров, которые брали у преподавателей для меня списки литературы, задания, приносили книги. Занимались мы в корпусе на улице Чапаева, где не было лифта. Ребята, учившиеся на отделении физической культуры, поднимали меня на нужный этаж. Экзамены я сдавал индивидуально. 

Во втором семестре у нас была латынь. Преподаватель, женщина довольно строгая, настояла, чтобы я приехал сдавать экзамен вместе с группой. Она не хотела отделять меня от коллектива. И это, с одной стороны, было верным решением. Помню, как к экзамену выучил целых 70 цитат и крылатых выражений, которые постарался вставить в речь. Так что удалось блеснуть эрудицией. 

Университет я окончил с красным дипломом, поступил в магистратуру.  Мой научный руководитель, Сергей Леонидович Богомаз, помогал мне во всем. И я рискнул подать документы в аспирантуру. Но если в университет берут всех, кто хочет заниматься, то для поступления в аспирантуру необходимо, чтобы кто-то поручился за меня, что я буду трудоустроен. Дима Стемасов в очередной раз выручил, поручившись за меня от имени общества инвалидов-колясочников. Я же постарался найти работу в университете.

Сейчас я тружусь лаборантом на полставки на нашей кафедре, но в будущем надеюсь стать преподавателем. Да, чтобы устроиться здесь, мне пришлось отправиться на комиссию МРЭК с красным дипломом и доказать, что я могу работать. Мне это удалось! Поэтому верю, что добьюсь и места преподавателя.

Сегодня Сергей живет в комнате общежития от ЖРЭТа Октябрьского района. Выбить здесь место оказалось ох как непросто! Но Сергей отправился на комиссию в горисполком и доказал, что может жить один, что ему не требуется круглосуточный уход, который оказывали в доме-интернате.

сергей пашкович, инвалид-колясочник

Сергей работает. Фото Евгении Москвиной

Конечно, на Фрунзе, 99 жить было проще, – вспоминает Сергей, – там кормили, убирали, заботились обо мне социальные работники, медсестры и санитарки. Для человека уже пожилого, который остался в одиночестве, в доме-интернате созданы все условия. Но мне, молодому, хотелось оттуда вырваться. Очень тяжело жить под контролем. Ведь даже для того, чтобы куда-то отлучиться, необходимо было писать заявление на имя администрации. А в общежитии я сам себе хозяин.

Комнату площадью 19 метров квадратных Сергей разделил на три зоны: спальню, кухню, рабочий кабинет.

сергей пашкович, общежитие

Здесь Сергей обедает. Фото Евгении Москвиной

Помогает ему убирать человек, который оформлен по уходу за инвалидом-колясочником. А продукты приносит соседка. Недавно они с Сергеем купили на двоих стиральную машину. А готовит мужчина тут же, в комнате, в микроволновой печи, потому что на общую кухню попасть довольно трудно, там неудобный порог. Когда же Пашкович только заселился, ему выдали другую комнату, где в блоке был прогнивший пол, а из одной-единственной оконной рамы (вторая была разбита) нещадно дуло. Но со временем он смог переехать в лучшую, а вход в общежитие специально для него оборудовали пандусом. Так что жить можно!

 

сергей пашкович, общежитие

Пандус у общежития, где живет Сергей. Фото Евгении Москвиной

А собирается ли мужчина в будущем обзавестись семьей? Сергей честно ответил, что на данный момент он не стремится к женитьбе, ему вполне комфортно жить одному. А потом будет видно. Женским вниманием, мужчина (по его словам) не обделен. Просто сейчас его больше интересует работа над диссертацией «Копинг-стратегии в психологической адаптации людей с повреждением опорно-двигательного аппарата». Сергей уже сегодня оказывает психологическую помощь людям, которые из-за травм стали колясочниками.

Я не рассчитываю, что общество будет оказывать мне помощь, потому что я инвалид-колясочник, – говорит Сергей, – хочу всего в этой жизни добиться самостоятельно.

2 комментария

  1. Да, Сергей очень хороший парень, я про него первую статью написала, когда он только поступил в ВГУ. Тогда жил в интернате, но даже там был образцом оптимизма и жизнелюбия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *