Дзен-абстракт: искусство витебских художников на знаменитой концептуальной выставке

О произведениях на выставке «Abstract», создатели которых отразили реальность постижения мироздания в проекции одного из древнейших духовных течений

Бранштетер, живопись, абстракт, Корженевский

Павел Бранштетер. Всё в дзен (фрагмент картины из триптиха)

В экспозиции, представленной в Витебском центре современного искусства, нет ничего, что не являлось бы относящимся к тайне и необычным режимам восприятия мира. Не случайно ряд произведений исполнен в глубоком соответствии с духом дзен. Именно о них мы и будем говорить в нашей статье. Так, если внимательно присмотреться к правой стороне фрагмента одной из картин (сверху), являющейся частью триптиха «Всё в дзен» Павла Бранштетера, то увидим очертание бодхисаттвы, как бы проступающее из Предвечной Пустоты, и готовое в любой момент возвратиться в эту полноту безмолвного всеведения. А в другой части уже иной картины, мы, возможно, видим вопрошающий взгляд художника, направленный в Пустоту абсолютного существования.

Бранштетер, дзен, Живопись, абстракт, Корженевский

Павел Бранштетер. Всё в дзен (фрагмент картины из триптиха)

Василий Васильев, куратор проекта «Abstract», говоря на её открытии о принципе постижения представленных картин, отмечал, что метод этого постижения отличается от обычного, рационального и дискурсивного:

Понимание – это тихое явление, очень интимное, словами не рассказать.

Abstract, Витебск, абстракт, Корженевский

На открытии выставки “Abstract”. Фото Георгия Корженевского

Сталкиваясь с абстрактным искусством, мы вступаем в пространство вне знакомых в обыденном мире ценностей и означений. Конечно же, в том случае, если это искусство подлинное, а не вызванное стремлением к имитациям и эпигонству ради удовлетворения собственных амбиций художника. Подлинный абстракт представляет собой высший уровень художественного творчества, ибо он неизменно сталкивается с Непознанным и даже принципиально Непознаваемым. В плане метафизики искусства это последнее, что доступно изобразительному языку на человеческом плане бытия.

Бранштетер, дзен, абстракт, живопись, Корженевский

Павел Бранштетер. Всё в дзен

Соприкасаясь с абсолютно трансцендентным и находя его в неизследимой глубине своего существа, творец испытывает то, что называется на японском языке «сатори» – мгновенное и одномоментное просветление, постижение истинной природы реальности «здесь и сейчас». Творящему субъекту открывается возможность прохождения через врата вечности, и потому совсем не зря в произведениях Виктора Шилко, представленных в экспозиции, просматриваются явные абстрактные аллюзии на японские врата Тории.

Шилко, дзен, Корженевский

Виктор Шилко. Без названия

Этот приоритет бесконечного смысла над временным и преходящим означением, объясняет то непонимание абстрактного искусства, и в особенности авангарда, современными обывателями, воспитанными дрессировкой мракобесно-зомбирующим телеящиком. В одной из своих бесед о природе дзен, выдающийся духовный учитель Шри Раджниш (Ошо) объяснял суть видения смысла как раз на примере неповторимого Пабло Пикассо:

Однажды Пикассо сидел в своём саду перед красивым розовым кустом; множество роз цвело на нём. Друг спросил его: «В чём значение розы?»

Пикассо сказал: «Ничто на свете не имеет никакого значения, но даже в мельчайшей травинке есть огромный смысл».

Вы должны понять два эти слова: «значение» и «смысл». В словаре они значат одно и то же; но в существовании, в жизни, в истине они происходят из разных источников. «Значение» – от ума, «смысл» – от не-ума. Значение утилитарно, велосипед имеет значение; но роза?.. – у нее нет абсолютно никакого значения.

Но есть ли в велосипеде какой-нибудь смысл? Роза обладает невероятным смыслом, она великолепна; просто посмотрите на розу и её красоту – и её невозможность. Из земли вырастает такое чудо – прекрасная ароматная роза, никому конкретно не предназначенная; но она распространяет свой аромат по всей вселенной. Он доступен любому, кто восприимчив.

Шилко, Корженевский, дзен

Виктор Шилко. Без названия

Мастер дзена Вон Кью-Кит всегда отмечал, что дзен как духовное течение не ограничивается только дзен-буддизмом. Он универсален и укоренён в вечности, равно как и сам буддизм ошибочно было бы рассматривать созданным известным нам историческим Буддой. Там, где явлены глубочайшее созерцание и интроверзия, познающий субъект сталкивается с истинной природой реальности, раскрывающейся в дзенском опыте. И тогда познаётся преходящий и неустойчивый характер всего сущего, ложность, казалось бы, незыблемых социальных стереотипов. Сознание пребывает в покое и безмятежности, и мимо него проносятся фантазмы образов и представлений, порождённых превратными скандхами, что и отражено в работе Валентины Ляхович «Шум времени».

Ляхович, время, дзен, шум, Корженевский

Валентина Ляхович. Шум времени

Дзен сталкивает человека с реальностью, при этом прежнее мировоззрение и формы ложных отождествлений уйдут в небытие. Ранее устойчивая картина мира, являвшаяся источником привязанностей и страданий, будет разрушена. В серии картин Кирилла Дёмчева «Состояние», это разрушение сродни осыпанию слоёв краски, которое меняет их облик. Данные работы, как выразился сам художник, «живут своей жизнью». И в конце, когда краска исчезнет, раскроется истинная природа реальности, подобно сравнению буддизма с «соскобленной частью кастрюли» мастера дзен Иккю Содзюна.

Дёмчев, дзен, Витебск, Корженевский

Кирилл Дёмчев. Состояние

Содержательный смысл этого «осыпания», понимание которого родственно дзену, исчерпывающе раскрыл уже в духе Западной традиции, великий мистик и оккультист Алистер Кроули. В его произведении «Книга Хет или Замок Абиегни» раскрывается прохождение через сфиру Даат в соответствии с каббалистическим Древом Жизни. В случае осуществления этого прохождения человек наделяется божественной природой и становится уже не вполне человеком. Однако обретение её возможно лишь при дзенском условии: полном устранении вмешательства рассудка и влияния скандх. Иначе человек падает в Бездну, вследствие чего оказывается на обратной стороне, именуемой Древом Смерти, или Древом Клипот. Он превращается в «чёрного брата», образ которого так замечательно выведен у Фёдора Достоевского в персонаже Великого Инквизитора. В «Книге Хет» предупреждения адепту о необходимости избавления от фантазмов звучат максимально грозно, и даже состояние, когда освобождение уже достигнуто, должно отпугивать профанов:

Но смотри! Если ты втихомолку придержишь у себя хоть одну твою мысль, тогда быть тебе брошену в бездну навсегда; и станешь ты одинок, станешь пожирателем навоза, обиженный в День Быть-с-Нами.

Да! Воистину, сие есть Правда, сие есть Правда, сие есть Правда. Будут тебе пожалованы радость, здоровие и мудрость, и богатство, но лишь тогда, когда ты не будешь более ты.

Будешь ты бесчинствовать на ярмарке с гуляками, и девы будут метать в тебя розами, и купцы, преклонив колени, поднесут тебе золото и пряности, молодые мальчики также будут лить для тебя чудесные вина, а певицы и танцоры станут тебе петь и плясать.

И всё же тебя там не будет, ибо ты будешь позабыт, пыль, затерянная в пыли.

Так же и в целом Эоне не окажется тебя, ибо приготовит из твоего праха белый пепел Гермес Невидимый.

И это будет гнев Бога, что всё так произойдёт.

И это будет милость Бога, что всё так произойдёт.

Дёмчев, дзен, Витебск, Корженевский

Кирилл Дёмчев. Состояние

Картина Анастасии Ганчаровой «Выносимая лёгкость», по всей очевидности, передаёт состояние адепта, уже перешедшего Даат, достигшего сатори и видения собственной природы. Между прочим, произведение выполнено в тонах, подчёркивающих его явную принадлежность дзен. Название картины, судя по всему, является аллюзией на известную песню Егора Летова «Невыносимая лёгкость бытия». Однако, если профанная лёгкость влечёт за собой негативное расчеловечивание, то «утрата человеческой формы» в дзене приводит к свежести, раскрепощённости, чистоте, ясности ума, ощущению радости от окружающего мира – всему тому, что также можно назвать «лёгкостью», но уже в позитивном смысле.

Ганчарова, дзен, Корженевский

Анастасия Ганчарова. Выносимая лёгкость

Мы видим очертания треугольника, обращённого вниз, что символически указывает на женское начало. Это и неудивительно, ведь вселенная, с которой обрёл непротиворечивое единство и гармонию практикующий дзен, женской природы. Тот же треугольник указывает на элемент Воды, также женский. Однако внутри треугольника мы можем узреть очертания, напоминающее каменные глыбы, что уже, в свою очередь, говорит нам о мужском начале. А внутри глыб – отдалённые намёки на тотемных сущностей, одни из которых обитают на земле, а другие – в воде. Таким образом, всё изображение выражает гармоничное единство мужского и женского принципов бытия. Само же осознание существа, достигшего данного состояния, может быть охарактеризовано следующими строками из «Чжуан-цзы», проводимых нами в изложении Евгения Торчинова, в которых передан насколько даосский, настолько и дзенский идеал человека:

Он один из тех, кто практикует искусство господина Хаоса… Этот человек понимает возвращение к изначальной чистоте, подобной небеленому шёлку – су, и благодаря недеянию (у вэй) вернулся к состоянию первоначальной простоты, подобной необработанному бревну – пу. Он выявил истинную природную сущность (син) и обнял дух (бао шэнь), беззаботно странствуя в мирской пыли.

Abstract, Корженевский, Витебск, Абстракт

Художники на открытии выставки. Фото Георгия Корженевского


  • Малей

    Хорошая статья. Персонализированный взгляд,, но главное то, что автор видит (и пытается об этом сказать читателю), духовное в абстрактном современном искусстве, а не эксперименты декоративно-прикладного искусства, как иногда можно услышать в оценках такого вида творчества

    • Алена Евдокимова

      Хорошая статья, так емко. Интереснее бывает читать о подобных выставках, чем ходить на них

  • Георгий Корженевский

    А лучше прочитать, а потом сходить…))