Светлана Алексиевич о любви и о себе

а также об учредителе “Витебского курьера” Ольге Карач.

Swetlana_Alexijewitsch_2013_cropped1

После присуждения Нобелевской премии Светлана Алексиевич, наверное , избегает пространных интервью и газетной шумихи. Зато за нее в ее книгах говорят герои. Предлагаем вашему вниманию выдержки из интервью писательницы прежних лет.

О любви:

«Советская Беларусь», №97-98 от 11.04.1998 года:

Я сейчас заново перечитала многих русских классиков – Тургенева, Достоевского, Толстого – и поняла, что у них любви…. нет. Есть жизнь духа, есть влюбленность, есть вызов Богу, наконец, а тела вроде и не существует. Биология как бы противоестественна и не узаконена. Перечитайте классиков: любовь всегда как несчастье, пожар, землетрясение, конец света. Но не удовольствие и радость. Мы не умеем жить настоящим. Мы все собираемся жить вне нашего времени, откладываем и любовь на потом. Жизнь на потом. Идея какая-нибудь всегда выше жизни… мы все время ищем за пределами самих себя. А самое интересное происходит в нас.

« Народная воля», 20.09.2000 года: 

Когда я пишу книгу о любви  ( рабочее название « Чудный олень вечной охоты» – примечание автора), я продолжаю ту же самую тему. Человек меняется. Не все затмил доллар и эстетика потребительства. Вовсе нет. Человек ищет себя , и он возвращается домой к другому человеку. Он понимает, что нигде ничего нельзя найти, кроме как в другом человеке. И тогда у него появляется понимание ценности собственной жизни. Я пишу историю о том, как из коллективного человека рождается частный человек. В каких трудах, в каких муках он рождается.

«Народная воля», 23.09.2000 года: 

Меня в детстве очень любили. Нас спасает количество полученной любви, это наш запас прочности…Любовь- это такой витамин, без которого человек не способен жить, у него сворачивается кровь, останавливается сердце».

« Витебский курьер», №61 от 15.08.2006 года:

Мне не нужен основной инстинкт. В любви сходятся небо и бездна. И как в пещере, все по запаху и нюху. Химия. Самая страшная тайна – писал о любви Бунин…Меня интересует то, что происходит с каждым из нас. Хотя у меня есть истории и про блокадную любовь, и про лагерную, и про безумную и жертвенную. Да, сюжет вечен, но каждое время существует в своих словах, нюансировка другая… Множество слов у французов у любви. А у нас «розы» или «слезы», а то и с матерком. Нет опыта счастья, всю историю мы или воевали, или готовились к войне…Никогда не жили, как швейцарцы или голландцы. Там у любого главное – встреча с другим, с мужчиной или женщиной. У нас же война, распад, вот Украина отошла…А после 50 лет – разговоры только о детях. Я опросила уже сотни людей. Поразительная неуловимость и неоцененность счастья…В любовь ведет не возраст, а химия любви…кураж жизни…

Счастье – это самый потрясающий мир. Он гораздо интереснее любых других миров. Интереснее, ярче и опаснее войны и лагеря. Но мы о нем очень мало имеем представлений. У нас вся наша культура – это культура несчастья. И книгу о любви мне труднее писать, чем о войне. Мир два раза выглядит удивительным образом: когда ты влюбляешься и когда ты теряешь любовь. Мир счастья нам еще предстоит обжить.

О себе:

“Народная воля”, 1 – 3.09.2009 года.

Я знала, мне кажется, всегда, что пойду учиться на журфак.Я хотела увидеть мир. Разных людей. И это было счастливым обстоятельством, потому что масса растерянных людей не знают, какое у них задание в жизни. Училась я с азартом.На 3-м курсе журфака даже победила на всесоюзном конкурсе студенческих научных работ. Меня наградили поездкой по ленинским местам Европы. Но за границу не пустили. “За диссидентство”, “за несоветский образ мыслей”, как говорил декан Булацкий

Когда я работала в журнале “Неман“, из-за моих убеждений меня вызвали в ЦК. Был там Савелий Павлов, заведующий отделом. Я вошла, и он рассмеялся… Я поняла,  что он ждал, что сейчас войдет такая  огромная (а я небольшого роста) антисоветчица. Но очень удивился, что ни в чем не уступила. ” Откуда вы такая взялись?” Правда оргвыводов не последовало. Наверное, времена уже менялись..

Я встречала в жизни политиков, которые мне были интересны: Михаил Горбачев, немецкий президент Роман Герцог.. Наша молодая белорусская женщина-политик Ольга Карач – председатель движения “Наш дом” из Витебска…

Моя роль в обществе?.. Во мне нет самолюбия. Я спокойна ко всему  тому, что зовут славой. Борьба за свободу рождала больших людей, а сама свобода…демократия…рождает пигмеев. Так происходило во всем мире, не только у нас. Наши герои: Быков, Адамович – ушли. А людям кто-то нужен. Я же просто честный человек. Роль “героя”- не моя. Я всю жизнь учусь жизни… не искусству борьбы, а искусству жизни…

Я бы никогда не оставила писательство – как можно отказаться от себя?! Это ведь мой способ жить! Отказ женщины от себя – это жертва, внушенная патриархальной культурой. Я всегда ценила,  чтобы любимый человек шел рядом: сильно и параллельно. А если мне было неинтересно, я уходила. Хотя и была благодарна за какой-то кусок жизни…

У нас модно сейчас говорить: ” Ох как я ненавижу русских!” Психоз! А я люблю и русских, и молдаван, и цыган, и украинцев. Я люблю человека, а не политику. И люблю своих родных людей – белорусов. Я люблю – хорошего и умного человека. Без национальности…

Впереди у меня еще две книги: о любви и о смерти. Об уходе. Меня еще интересует много вещей.


  • Василий

    Светлана Алексиевич, пишущая с 80-х годов длинные скучные книги с обличением проклятого совка в разных его проявлениях («У войны не женское лицо», «Цинковые мальчики», «Чернобыльская молитва», «Время секонд-хенд» и т.д.) Это мало кто читает и в Беларуси с Россией, а уж на Западе – и подавно. Зато Алексиевич – идейно выдержанная либе раст ка регулярно обличающая Александра Лукашенко и Владимира Путина и, разумеется, решительно осуждающая воссоединение Крыма с Россией.

    Писательница уже выдвигалась на Нобелевку в 2013 году, но это было ещё до Крыма и Донбасса, и она проиграла французу Патрику Модиано. Зато теперь у старушки настал звездный час. Будет ездить по миру с хорошо оплачиваемыми лекциями об ужасной России, благо это сейчас востребовано. Мы же можем констатировать, что Нобелевская премия по литературе продолжает уверенно деградировать. Как и вся идеология либерализма в мире, когда вскрылась ее лживая и продажная сущность

  • владимир

    Не думаю что будет ездить, ей еще две книги нужно закончить. Не думаю, что будет хаять именно Россию, ведь там множество ее читателей. А Путин- еще не вся Россия, Путины приходят и уходят. Книги Алексиевич – хорошее отражение нашей действительности глазами персонажей ее книг. Как говорится: Алексиевич – “не червонец, чтобы всем нравиться”.