Интервью с витебским гробовщиком

Когда напал мор на витебчан, делают ли гробы для животных, работают ли в похоронном бизнесе женщины и насколько это выгодно и вообще, о чем думают проводники в мир иной?

Корреспондент «Витебского курьера встретился после празднования Хеллоуина с человеком необычной профессии. Сергей (имя по просьбе мужчины изменено) более пяти лет отработал гробовщиком на «Спецкомбинате». В его обязанности входило изготовление гробов (коллеги Сергея называют их «домиками»). Уволился мужчина отнюдь не потому, что работа вызывала у него отвращение. Причина банальна: в связи с кризисом и высокой конкуренцией стало меньше заказов, а значит, и зарплата опустилась до двух миллионов с небольшим.

– Знаете, я недавно встретил друга, который работает в Питере, – откровенничает Сергей, – так он очень удивлялся. В Питере все, кто связан с похоронным бизнесом, зарабатывают хорошо. Но у нас все наоборот. Слишком много частных контор, предлагающих ритуальные услуги. Правда, ребята в них получают тоже немного. Есть заказы на гробы – есть деньги…

В лавке гробовщика. Картина Генриха Семирадского. Фото liveinternet.ru

В лавке гробовщика. Картина Генриха Семирадского. Фото liveinternet.ru

О вакансии на «Спецкомбинате» Сергей узнал совершенно случайно. Зарплата была приличной, и он сразу же согласился. Делал за смену 5-6 обычных гробов или же один дорогой, фигурный. Приходилось мастерить гробы и нестандартные: для детей, для покойников с лишним весом и даже для собак!

– Что ж, несколько раз для животных делали, – признается Сергей, – поговаривали, что это был заказ для кого-то из питомцев наших сотрудников, точно не скажу. Обслуживали кладбище в Коптях, в Мазурино, Старосеменовское. Продавались наши домики в магазине по улице Терешковой, там, где отдел загса, регистрирующий смерти. В этом же магазине иногда дежурили по ночам, сторожили. Простые гробы продавались по 500-600 тысяч, дорогие – до 2 миллионов. Меня всегда удивляли люди, которые старались выбрать гробы подороже. Не все ли покойнику равно? Или перед другими родственниками покойного они выделывались так? А гроб, хоть дорогой, хоть дешевый, одинаково в земле сгниет. Помню вот, хоронили какого-то чиновника. Заказали элитный гроб из самой Москвы. А на похоронах ручка отвалилась. Пришлось прямо на кладбище ремонтировать. Так вот я не понимаю этих церемоний после смерти. И обычный гражданин, и знаменитость станут в итоге кормом для червей. 

А самым тяжелым периодом, признается Сергей, был ноябрь-декабрь 2014 года, когда словно мор напал на витеблян. Делали по 9 гробов в день, гробы и кресты в магазине буквально расхватывали. Сейчас ситуация изменилась.

Ритуальные услуги предлагают многие предприниматели Витебска

Ритуальные услуги предлагают многие предприниматели Витебска

Корреспондент «Витебского курьера» поинтересовалась у Сергея, правда ли, что похоронных дел мастера злоупотребляют спиртным:

 Алкоголиков в любой профессии хватает, не надо всех под одну гребенку стричь. Да, были у нас пьющие. Но вот среди тех же санитаров морга их намного больше. Я бы, кстати, за хорошую зарплату пошел покойников обмывать. А что, я не брезгливый. К нам на комбинат приходили люди, которые морщились при виде гробов. Сочувствовали нам: как вы тут работаете, это ж ужасно! А я привык. К смерти отношусь совершенно спокойно. Ни в Бога, ни в вечную жизнь не верю. Все мы умрем, переживать из-за неизбежности не стоит. 

Работали на «Спецкомбинате» и девушки. Правда, они занимались обивкой гробов и венками.

И букеты для умерших надо уметь собирать!

И букеты для умерших надо уметь собирать!

Корреспонденту удалось поговорить с девушкой Ириной, которая на летних каникулах подрабатывала обивщицей гробов у частника. Тогда она училась на филологическом факультете университета, но когда знакомый предложил хорошо заработать, согласилась:

Первый раз зашла в подсобное помещение, где гробы стояли, даже заплакала, так жалко стало людей, которые будут в них лежать! Но потом привыкла, что несколько часов в день придется среди гробов проводить. Да и потом, я же не видела покойников, которых туда укладывали. Обивали гробы сначала белой тканью, похожей на атлас, с помощью особого пистолета-степплера скрепляли. На обивку первых двух гробов ушло часа три, зато потом наловчилась, гроб за полчаса оббивала. 

Сейчас Ирина работает в школе преподавателем, но за хорошую зарплату согласна вернуться в похоронный бизнес. Человек ко всему привыкает. И к смерти тоже. Особенно к чужой. Ведь как сказал философ Платон:

Смерть – это не самое худшее, что может произойти с человеком.

2 комментария

  1. Отличная статья.Полностью согласен с Сергеем.Это такая же работа,как и все остальные.привыкаешь.И как говорят,боятся надо живых,а не мертвых.

  2. Да, для гробовщика он человек довольно культурный и интеллигентный, много философствует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *