Всеобщая “бембелизация”, а также “профессиональные” жесты горнистов и “детишкам на молочишко”

О знаменитом скульпторе и своем учителе, которому в октябре исполнилось бы 110 лет, вспоминает Александр Гвоздиков.

Андрей Онуфриевич Бембель родился 30 октября 1905 года в городе Велиж, который тогда относился к Витебской губернии (сегодня Велиж относится к Смоленской области). Здесь же будущий советский скульптор получил начальное образование в мужской гимназии. А вот после он отправился в Витебск, где с 1925 по 1927 года учился в художественном техникуме. В 1931 году Бембель окончил Ленинградскую Академию художеств.

Здесь учился Андрей Бембель

Здесь учился Андрей Бембель

С 1927 года Андрей Онуфриевич принимал активное участие в художественных выставках, где демонстрировал свои работы в области станковой и монументальной скульптуры. Его первой монументальной работой стали рельефы для Дома правительства в Минске. В годы Великой Отечественной войны Андрей Онуфриевич создал портрет летчика-героя Гастелло, в послевоенное время – портрет Александра Матросова, памятник Дмитрию Менделееву перед Московским университетом, скульптурную композицию «Адам Мицкевич» и множество других прекрасных работ. Принимал участие Бембель в создании Кургана Славы и мемориального комплекса «Брестская крепость».

В небольшом старинном здании в начале улицы Суворова имя Бембеля знают хорошо. Директор детской художественной школы Витебска (а именно она располагается на месте художественного техникума) Михаил Григорьевич Клименко рассказал, что 10 лет назад, к столетнему юбилею скульптора, на здании школы появилась мемориальная доска.

Мемориальная доска на здании художественной школы

Мемориальная доска на здании художественной школы

Доску эту сделал за свои средства наш земляк, скульптор Александр Гвоздиков, автор памятника Шагалу, – вспоминает Михаил Григорьевич, – из полимирбетона, прочного материала, который, в отличие от бронзы, долго сохраняет приличный вид. Мы все знаем, конечно, что в когда-то Бембель здесь учился, но, увы, никаких документальных подтверждений не сохранилось. Что вы хотите, это здание меняло владельцев не раз: тут и художественное училище было, и бухгалтерская школа…

К слову, в этих стенах учился не только Бембель, но и Заир Азгур, Павел Масленников, Соломон Юдовин. Даже писатель Василь Быков! Кстати, мемориальную доску Быкову сделал тот же Гвоздиков.

Среди выпускников школы не только архитекторы, скульпторы и художники. Но и писатели!

Среди выпускников школы не только архитекторы, скульпторы и художники. Но и писатели!

В книге Бориса Крепака «Андрей Бембель», изданной в 1988 году, великий скульптор предстает перед нами человеком, который всю свою жизнь посвятил творчеству, искусству.

О великом мастере скульптуры написана целая книга!

О великом мастере скульптуры написана целая книга!

Крепак отмечает, что уже в детском возрасте Бембель тянулся к лепке, в приходской школе он вылепил бюст Льва Толстого, а первой самостоятельной работой его стали портреты Калинина и Буденного. Скульптура же Николая Гастелло, созданная Бембелем в военное время, заслужила множество восторженных откликов на выставке, посвященной 25-летию БССР.

Фотография памятника Гастелло в мастерской Александра Гвоздикова

Фотография памятника Гастелло в мастерской Александра Гвоздикова

Воспитал Бембель немало талантливейших людей, которые впоследствии стали известными скульпторами и архитекторами. Один из них – наш витебский мастер Александр Гвоздиков (кстати, сейчас он работает над мемориальной доской Симановичу и памятником Александру Невскому). Александр, собственно, и сделал мемориальную доску Андрея Бембеля, на свои деньги. Ни средств на материал (а композит, хоть и гораздо дешевле бронзы, но денег стоит больших), ни гонорара после изготовления. Но это не это главное. Ведь делал Александр доску с любовью к своему учителю!

– Замечательным он был человеком, – улыбается Александр, – многому нас научил. Мы, студенты, помним его всегда улыбающимся, веселым. Бембель любил пошутить, а к нам относился по-отечески. Лентяев гонял, отличников поощрял. Но всегда за нас заступался. Был случай, когда за драку из Белорусского государственного театрально-художественного института, где мы учились (теперь это Академия художеств) выгнали Леонида Тарабуко. Так Бембель лично пошел за него хлопотать, и Леонида приняли снова! Каким он еще был? Щедрым! В те годы Бембель, как уже заслуженный скульптор и профессор, получал отличные гонорары и нас, студентов, всегда выручал. Это называлось «детишкам на молочишко». Правда, тратили мы эти деньги не на молоко… А что сделать, если стипендия была маленькой: 27 рублей, а погулять-то хотелось! 

Еще вспоминаю случай: студенты вылепили для одной из школ статую горниста. А директор гонорар не выплачивает, поскольку требуется одобрение кого-то из вышестоящих. Позвали Андрея Онуфриевича. То посмотрел на статую музыканта, высоко держащего горн наподобие человека, выпивающего из горла, и заметил: «Узнаю профессиональный жест!». Работу тут же одобрили и гонорар выплатили.

Мы Бембелю помогали в мастерской. У нас это называлось почетным словом «бембелизация». Мастерскую ему, конечно, Минск выделил шикарную. А жил Бембель с семьей в особняке, где сейчас Союз художников. В быту великий мастер был неприхотлив. Для него главным была работа. А вот его потомки скульпторами не стали. Внучка Татьяна работает искусствоведом, сын Олег ушел в монастырь.

Сегодня, в годовщину дня рождения Андрея Бембеля, его ученики вспоминают о мастере с теплотой и искренней улыбкой. И пусть Андрей Онуфриевич покинул этот мир около тридцати лет назад, имя его, народного художника БССР, Лауреата Государственной премии Беларуси и просто чудесного человека и педагога, останется в поколениях. Бембель это заслужил.