Как контрабанда в Толочине стала «делом обыденным»

а жены таможенников на кордонах дежурили

пограничный столб, толочин

Пограничный столб на бывшей границе 1772 года у дороги Толочин-Круглое. Фото Леонида Спаткая

После первого раздела Речи Посполитой в 1772 году, новая граница с Российской империей прошла по Западной Двине от устья впадающей в нее с правой стороны Авиксты до устья впадающей с левой стороны Черногостицы, затем – по течению этой речки, через реку Гезеница, озеро Стержень, речку Свеча.  Далее до истока Друти около деревни Большие Козки (ныне – Толочинский район) был насыпан вал, который протянулся прямой линией через деревни Большие Липовичи и Волосово, образуя угол на запад у деревни Стуканы. От истока Друти граница прошла по ней до впадения ее в Днепр у Рогачева, затем по Днепру до впадения в него Сожа.

Кстати, насыпанный тогда вал сохранился фрагментами на территории Чашницкого и Толочинского районов до настоящего времени.

герб

Герб Российской империи

Согласно «Положению для учреждения пограничной таможенной цепи и стражи в Великом княжестве Литовском», этот участок границы, протяженностью в 674 версты, был поделен на три участка, затем – на тринадцать дистанций примерно по 50 верст каждая.

Охрану каждой дистанции осуществлял надзиратель и 10 таможенных объездчиков, которые ежегодно перемещались на новое место службы. На службу объездчики принимались «советником казенной палаты по делам таможенным по контракту с надлежащим свидетельством от тех мест, где они службу отправляли или жительство имели, о их добром поведении и с поручительством надежным».

Однако комплектование таможенной стражи шло медленно. Из российских губерний люди не хотели за весьма скромную плату покидать насиженные места и ехать на границу, где их подстерегала опасность. Отпугивала также и перспектива ежегодной смены места службы. Поэтому в объездчики стали принимать жителей приграничных деревень. Однако они были связаны с контрабандистами знакомством или родственными связями, поэтому те чувствовали себя на границе вольготно и действовали почти открыто.

Да и служба объездчиков и стражников была далека от совершенства. Не было и речи о дисциплине, об обучении и воспитании, о чем, например, свидетельствуют воспоминания одного из них:

«Вот в наше время была служба так служба. Тогда объездчики служили на кордонах до 60 лет, у каждого была своя бричка для разъездов, пять-шесть пар лошадей, столько же рогатого скота, а свиньям, гусям, курам и счету не знали. Каждый объездчик засевал земли десятин по 50 и более. Бывало, мужья со своими женатыми сыновьями пашут … или хлеба убирают, а их жены дежурят на кордонах.

В разъезд мы ездили только перед смотром, и то не всегда. Бывало, если едет смотром начальник в военном чине, то подготовляемся к смотру, а если ожидаем чиновников, то чиновники все равно в этом деле ничего не понимают».

Вследствие такой организации таможенной службы, на таможнях «литовской» границы процветало казнокрадство и мздоимство, а контрабанда стала «делом обыденным».

Одна из таких таможен была в Толочине, восточная часть которого – Старый или Русский Толочин находилась на «русском» берегу Друти, а западная – Заречный и«ли Новый Толочин – на «польском».

толочин

Толочин. Очень похоже на таможенный пост. Фото fotobel.ru

Таможня в Толочине была учреждена Указом Екатерины II от 14 февраля 1773 года. По штату здесь были главный надзиратель, надежной, цолнер (надзиратель за сбором таможенных пошлин), кассир, ваг (весовщик) и штемпельмайстер  (чиновник, клеймящий товар), подканцелярист, два копеиста (писари) три досмотрщика, сторож, смотритель над объездчиками и 14 конных объездчиков.

В штате каждой из четырех застав, подчиненных таможне, были унтер-цолнер, копеист, досмотрщик и шесть конных объездчиков.

На этом участке границы «тайнопровозчики» чувствовали себя особенно вольготно – через пограничную Друть плыли бочки со спиртом, плоты с мануфактурой и другим контрабандным товаром, а казнокрадство в таможне было таким, что в четвертый год ее существования отсюда в казну не поступило ни копейки.

Согласно сведениям комиссии «о борьбе с тайнопровозчиками», в 1773 году таможней было передано в доход казне 3061 рублей,  в 1774  – 1 333, в 1775  – 100 рублей, с 1776 года – 0. Причем, в эти годы было постоянное увеличение товара, провозимого через таможню с уплатой таможенных платежей!

толочин

Современный Толочин с высоты. Фото fotobel.by

Преступная деятельность толочинских таможенников продолжалась до 1789 года, пока не началось следствие, под которым в этом же году оказалась половина надзирателей и 16 объездчиков Полоцкой таможни.

Также с целью усиления борьбы с контрабандой с 1789 года дважды в год во всех торговых лавках больших и малых городов империи стали проводиться внезапные проверки с целью поиска неклейменого иностранного товара. А всякому служителю за содействие в поимке или обнаружении контрабанды была установлена награда в виде конфискованного товара за вычетом ввозной пошлины.

Однако взяточничество и коррупция среди русских таможенных чиновников были неискоренимы. Известен случай, когда они взятку вымогали даже с российского императора. Это было летом 1807 года, когда Александр I инкогнито возвращался из Пруссии и на Пасвенской заставе российско-прусской границы служители пограничной таможенной стражи, не узнав его, предложили дать им взятку за «ускорение» досмотра.

Леонид Спаткай, специально для «Витебского курьера»