Орша – «столица белорусской контрабанды»

Как в 1918 году  крупнейший железнодорожный узел Беларуси диктовал цены Европе и России

Орша 1912 года

Орша 1912 года

Благодаря роману Сергея Песецкого «Любовник Большой Медведицы», а затем снятому по его сюжету документальному фильму «Любовники Большой медвeдицы» из цикла «Обратный отсчет» телеканала ОНТ, «звание» белорусской столицы контрабандистов прочно закрепилось за Раковом. Этот город был центром контрабанды в 1921-1939 годах, в период существования так называемой  «Рижской межи» между СССР и Польшей, установленной после заключения Рижского мирного договора.

Однако многие ли знают, что в период русско-германской границы, установленной в 1918 году, «столицей контрабанды» в Беларуси стала Орша?

Демаркационная линия между Германией и РСФСР разделила многие населенные пункты «по-живому»: дома местных жителей нередко находились по одну сторону границы, а принадлежавшие им пашни, выгоны, а иногда и хозяйственные постройки – по другую.

В частности железнодорожная станция Орша была просто разделена пополам: Орша-Пассажирская была занята воинскими формированиями Советской России, Орша-Товарная – немецкими войсками, причем воду для немецких и советских паровозов набирали в  одной и той же водокачке. В результате часовые так привыкли друг к другу, что от скуки поочередно катались на одном и том же велосипеде.

Граница на замке

Граница на замке

О маштабах спекуляции и контрабанды в Орше, которые процветали в этот период не без помощи и содействия создаваемой пограничной охраны рассказывает статья «Город контрабандистов», опубликованная за подписью «В.М.» в «Еженедельнике Чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией» № 1 от 22 сентября 1918 г.:

«Пограничная жизнь»

…Пограничный город Орша.

Еще так недавно это был тихий, грязный захолустный городишко, ничем не отличавшийся от других уездных «городов» Могилевской губернии. Большинство жителей его, кажется, только тем и занимались, что одалживали друг у друга «на праздник» или вели мелкую, самую примитивную торговлю с деревней.

А теперь? Теперь Орша «снабжает» тканями, мылом, вязаными изделиями Минск, Вильну, Варшаву и чуть ли не Вену и Берлин и обратно – Смоленск, Москву и Петроград продуктами химической промышленности, сахарином.

Орша «задает тон». Орша диктует цены… Контрабандой занимаются здесь все, начиная от немецких и наших «пограничников» и заканчивая заезжими мужиками, у которых также попадаются часто «килы» «сладкого» (сахарина), «горького» (кофеин), «цветного» (краски анилиновые) и «твердого» (кремни для зажигалок).

Оршанская «биржа»

Провоз товаров через границу в ту и другую сторону, а равно и дальнейший провоз их в поминутно ревизируемых поездах сопряжен с большим риском и приезжающие в Оршу купцы, как из России, так и из оккупированных областей, предпочитают перепродавать товары «переходящим» границу ловким «смельчакам» или отчаянным спекулянтам, следующим в Москву.

Таким образом, в Орше создается импровизированная «биржа», которая не хуже лондонской и нью-йоркской бирж диктует цены мировым рынкам.

Попадают, например, сюда дамские чулки, котирующиеся в Москве по 180-200 рублей дюжина: а оршанская «биржа» устанавливает цену на них 300-350 рублей, и с дальнейшим «законным» нарастанием они продаются уже в Минске по 500 и больше рублей за дюжину.

Но особенно дикая вакханалия происходила одно время на оршанской «бирже» с германским сахарином (Susstoff) и австрийскими кремнями для зажигалок. Цены на эти товары до того поднялись по сравнению с существующими в Минске, что почти все минчане, люди самых разнообразных профессий и социальных положений, занялись выгодным транспортом в Оршу сахарина и кремней…

Наглядное состояние дел с обмундированием

Наглядное состояние дел с обмундированием

«Агенты»

Не успеете вы выбраться из туго набитого людьми и заваленного сверху до низу узлами, мешками, корзинами и ящиками вагона, как вас «встречает» шустрый паренек, обязательно  вашей национальности: поляк, латыш, еврей, армянин…

– Вы «левый»? – ошеломляет вас неожиданный вполголоса вопрос.

Вы, конечно, предполагаете, что это относится к вашим политическим убеждениям и недоуменно разводите руками:

– При чем здесь убеждения?..

Но следующее за этим произносимые почти шепотом: «Вы без пропуска?.. Не беспокойтесь: я свой – все устрою» сразу вам все разъясняет.

Так как в настоящее время получить пропуск в оккупированные места представляет непреодолимые трудности и сопряжено с бесконечной волокитой, то вполне понятно, что в большинстве случаев вы отвечаете утвердительно и покорно следуете за вашим неожиданным «благодетелем», который, выйдя с вами за пределы вокзала выученной, очевидно профессиональной скороговоркой излагает вам устно свой «прейскурант»:

– Без вещей 200, с вещами 300, с товаром 100 пуд. с деньгами 10 с рубля.

Политсекретариат войск ВЧК по охране границ

Политсекретариат войск ВЧК по охране границ

 «Це-Ка» контрабанды

Если вы соглашаетесь, «агент» проводит вас какими-то грязными, кривыми улочками в бойкий кабачок, где можно достать различные «заграничные» закуски и даже коньяк.

Здесь вы встречаете самую пеструю публику: и беженцев, и спекулянтов, и «агентов», и солдат-пограничников, как наших, так и германских. Здесь совершаются разные сделки. Здесь известны расписания караулов нашего и германского кордонов. Здесь вас знакомят с «проводниками» и «вашими» часовыми. Здесь нанимаются подводы и «обеспечиваются» капиталы. Одним словом здесь – «Це-Ка» контрабанды.

Пограничная застава

Пограничная застава

Переход границы               

Побывав в этом или ином таком же «Це-Ка» и «обеспечив» деньги, если таковые при вас имеются, то есть застраховав их у одного из «уважаемых в городе» лиц, а также заручившись необходимым «личным знакомством», вы преспокойно и вполне благополучно переходите границу, иногда даже как будто вполне легально, причем проверяются ваши документы, просматриваются вещи и все оказывается в порядке.

И тут вы передаетесь «своему» часовому за кордоном, который обеспечивает вам спокойствие уже на оккупированной территории».

Однако, согласно документов Главного управления пограничной охраны, пограничники формируемого 2-го Западного округа пограничной охраны только с августа по октябрь 1918 года задержали «контрабанды, оценка которой по твердым ценам выражалась к половине ноября, когда была занята демаркационная линия», на сумму 552 998 рублей. Причем «настоящая цифра далеко не дает полной картины задержания, так как не на всех участках были открыты таможенные учреждения, почему задержанные контрабандные товары приходилось сдавать не в таможенные учреждения, а хранить в своих складах»…

Здесь же приводятся примеры действий пограничников. Например, пограничник 12-й дистанции 5-го Оршанского района этого округа Василий Иванов в ночь 14-15 октября 1918 г. в районе Орши задержал две группы контрабандистов, которые предлагали ему 3000 рублей откупных, но пограничник не вступил в сделку и задержал нарушителей. 16 октября он задержал еще одну группу контрабандистов. Командованием округа за бдительную службу и честное выполнение воинского долга пограничник был поощрен денежной премией.

Всего же за сентябрь-ноябрь 1918 года пограничники 5-го района около Орши задержали 113 нарушителей границы, предотвратили 173 попытки перемещения контрабанды, задержали 452 контрабандиста, составили 212 протоколов и изъяли материальных ценностей на 247 857 рублей 41 копейка.

Пограничный дозор

Пограничный дозор

Однако с 12 сентября 1918 года начался отход германской армии с оккупированной территории Беларуси на линию советско-германской границы, определенную Брест-Литовским договором, и 17 ноября 1918 года, когда Оршу покинули последние подразделения пограничной охраны, она утратила свой статус «столицы контрабандистов».

Леонид Спаткай, историк, действительный член Всероссийского геральдического общества, специально для «Витебского курьера»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *