7 необычных свадебных традиций Витебщины, связанных с девичьей косой

почему в четыре пряди, поджигание волос, распустить косу на кладбище и ни в коем случае не снимать наметку

На постсоветском пространстве, в том числе и в Беларуси, праздновать День святого Валентина начали совсем недавно – всего два-три десятилетия назад. Сегодня немало молодых пар стремится заключить брак именно 14 февраля. Именно о такой паре мы писали здесь. А ведь в период от Крещения до Масленицы нередко играли свадьбы и наши предки.

свадьба дубровно обряд

Дубровно. Свита идет выкупать невесту. Фото Дмитрия Довгулевича

Одним из центральных образов свадебных обрядов белорусов была девичья коса, которая считалась не просто красивой прической: по ней определяли социальный и семейный статус девушки и ее родителей.

Интересные фольклорные материалы Витебщины и Суражчины, собранные фольклористами в конце XIX– начале ХХ веков, в Национальной библиотеке Республики Беларусь обнаружил Сергей Мартинович, главный хранитель фондов Витебского районного историко-краеведческого музея. Орфография записанных более ста лет назад народных песен сохранена.

1. По косе определяли, сколько девушке с родителями жить

Традиционно девушки Витебщины заплетали одну длинную косу в три пряди – самую простую и удобную в исполнении. В некоторых произведениях устного народного творчества упоминаются косы в четыре пряди. По-видимому, это было связано с представлением о числе лет, которые девушке предстояло прожить с родителями до замужества. Например, фольклористом Александром Шлюбским в 1915 году была записана такая песня:

Ляцела сарока чы-чы-чы!

Села ў дзевачкі на плячы.

– Вось табе, дзевачка, за тое.

Не пляці косачкі ўтрое.

Пляці касынку ў чатыры рады,

Жыві ў мамулькі чатыры гады.

–Ня буду плесці ні рада,

Ня буду ў мамкі жыць ні года.

В церковь! Фото Анастасии Вереск

2. Поджигание волос

В некоторых местностях девушкам поджигали кончики волос. Наиболее старое описание этого обряда в Витебском уезде было сделано в городе Сураже в 1868 году священником Шаровским:

Настает воскресенье – день бракосочетания… Брат или близкий родственник расчесывает невесте косу, которую замужняя родственница обыкновенно поджигает двумя свечками, накрест сложенными. После этой церемонии она кладет невесте на голову наметку».

3. Обряд расплетания косы

Существовал и другой вариант обрядовых действий с невестиной косой. Тот же священник писал:

В воскресенье рано жених приезжает к невесте и, после долгих церемоний, брат невесты сажает ее на дежу, поставленную среди хаты, и расплетает ей косу, за что ему и платят. Невеста в это время голосит:

Косынька мая русая!

Я цябе ў нядзельку раненька часала,

А ў суботу позднінька ўмывала…»

По окончании обряда расплетания косы жених подходил к деже, брал невесту за руку, вел к столу, где получал благословение на брак от матери. После этого процессия направлялась к церкви.

Почетная роль подружки невесты. Фото Анастасии Вереск

4. Выкуп косы

Иногда на свадьбе совершался обряд «выкупания косы». Он, в частности, был записан Ивановым в 1912 году в деревне Пышняки Куринской волости Витебского уезда:

Два брата невесты или два ближайших родственника («вечерника») становятся на лавку и идут к невесте. У каждого «вечерника» в руках лучина. Поточивши лучину о матицу, они берут невесту за косу и говорят: «Адрэжым касу!». Жених просит, чтобы они не резали косу, угощает выпивкой и закуской и платит деньги (выкуп)».

Бывало, что «выкуп косы» носил символический характер. Так, в конце 1860-х годов в Старом Селе Витебского уезда гимназистом Станевским была записана песня, которую пели в момент расплетания братом косы своей сестре:

Распляці касу,

Чырвоны расток

Пусці пад масток,

Чырвоная калінка Марынка.

А брат сястрэ татарын,

Аддаець сястру дарам,

А русу косаньку за пятак,

А белае лічынька пайшло і так!»

5. Родительское благославление на кладбище

Этот обряд зафиксировал Николай Никифоровский в деревнях Хвошно и Войхань в 1889 году:

Если у невесты умер отец, то она стоит под венцом с левою расплетенною косою, мать – правою; круглая же сирота венчается с обеими расплетенными косами. Это предвенечное расплетение волос обычно делается при родительской могиле, куда сирота-невеста идет пешком за несколько часов до отправления к венцу и где, припав к могиле, она вымаливает родительское благословение».

Интересные факты про Николая Никифоровского можно узнать здесь.

свадьба дубровно обряд

Подружки обсуждают жениха и его свиту. Фото Анастасия Вереск

6. «Подкрутка» и «рога»

Коса была для белорусской девушки символом ее беззаботного девичества и свободы. Расплетание косы говорило о вступлении в число замужних женщин, которым полагалось носить две косы и другую одежду, подчеркивавшую их новый статус.

Согласно материалам Александра Шлюбского, собранным в приграничных с Витебщиной деревнях Велижского уезда, коса невесты расплеталась на две части, каждая из которых начиналась над ухом. Косы у корня волос обматывались «подкрутками», чтобы сделать «рога» для лучшего удержания повязки на голове.

Косами крепко-накрепко обкручивалась голова, а сверху надевалась красная ткань с вышитыми желтыми цветами (для женщин постарше ткань была синей с красными цветами).

Замужняя женщина обязана была постоянно носить головной убор, полностью скрывающий ее волосы от посторонних глаз. Ночью косы также не расплетались (это было разрешено только в бане). И даже в самую жару женщины работали в поле в повязке. Считалось, что в противном случае могло не быть урожая зерна.

свадьба дубровно обряд

Свадьба в Дубровно. Фото Анастасии Вереск

7. Плач по косе

Расставание с косой было большим потрясением для девушки. «Плач по косе» является одним из самых распространенных фольклорных мотивов. Александр Шлюбский на Витебщине записал немало подобных песен. К примеру, отрывок одной из них:

Плакала (імя дзяўчыны) па касе.

Не плач, (імя дзяўчыны),

Косынька твая ўсё будзець,

Красаты тваёй ня будзець!»

Впрочем, к началу ХХ века сложилось ироничное отношение к расплетанию девичьей косы. Так, в деревне Пышняки Витебского уезда была записана такая песня:

Скрыпнулі вароты ўначы,

Прыехалі да (імя дзяўчыны) тры панічы.

Сталі яе косыньку трапаці,

Стала яе маманька плакаці.

– Ня плач, маманька, па касе,

Заплач, маманька, па слузе.

Мая каса як была, так будзець,

А у цябе служынкі ня будзець!»

Как в Витебской губернии наши предки Новый год отмечали, смотрите здесь.

Редакция «Витебского курьера» благодарит за помощь в подготовке публикации главного хранителя фондов Витебского районного историко-краеведческого музея Сергея Мартиновича.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА