Леонид Cавченко: образ домового и культура непознанного

На именины домового мы продолжаем рассказывать о «Дереве жизни» Леонида Савченко, и на этот раз – о стихиальных персонажах

Савченко, домовик, полевик, лесовик, пущевик, Корженевский

Л. Савченко. Домовик. Лесовик. Полевик. Пущевик

Какова природа этих стихиальных персонажей и существуют ли они? На этот вопрос у представителя современной городской среды чаще всего нет ответа в отличие от любого человека, принадлежащего традиционному обществу. Все вопросы, связанные с иными существами, ныне вытеснены в сферу непознанного. Зато у нашего современника на первом плане, он же – единственный, красуется неупорядоченный набор субличностей, обусловленный влиянием социальной среды и подкреплённый непомерным чувством собственной важности, которое вытекает из тщательно маскируемой от себя же самого тотальной неуверенности в себе. Искусство Леонида Савченко, демонстрируемое в Витебском художественном музее, возвращает хотя бы представления о первозданном видении мира. Оно было свойственно человеку, который не отделял себя от естественной чреды и куда более органично взаимодействовал с универсумом.

Савченко, Корженевский, русалка, Ляля, Зазовка, вужалки

Л. Савченко. Ляля. Русалка-лесовица. Зазовка. Вужалки

В первой статье о выставке «Древо моей жизни» Леонида Савченко, в которой рассказывалось о скульптурных изображениях славянских богов, мы говорили, что искусство этого автора характеризует психологическая передача их образов. И если человеческие черты не присущи богам сущностно, но могут временно проявляться ими для мира людей исключительно ради доступности восприятия, равно как и определённые антропоморфные формы, в которых боги иногда открывают себя, то стихиальные духи куда ближе людям и с большим основанием могут быть истолкованы психологически.

Савченко, Корженевский, берёза, ольха, осина

Л. Савченко. Берёзка. Ольха. Осинка

Домовой является в этом отношении наиболее близким для человека существом, с которым был связан весь бытовой уклад его жизни. На именины домового для него готовили специальное угощение, обычно это была каша, и оставляли её на столе. Согласно народным поверьям, когда все засыпали, домовой приходил и отведывал угощение. Впрочем, подкармливать домового полагалось всегда, так с ним налаживалась добрая связь. Он оказывал помощь в упорядочивании окружающего пространства, связанного с бытом и хозяйственной жизнью, не допуская влияния элементов низшего хаоса и деструктивных энергий.

савченко тролль, Корженевский

Тролль как воплощение хаотических состояний среды у Леонида Савченко

В скульптуре Леонида Савченко домовой наделён чертами волшебника. Это словно собирательный образ, выражающий позитивные, охранительные качества данной сущности, с которой ранее люди имели очень близкий контакт. Глядя на него, вспоминаются определённые магические представления, трактующие домовых как некоторых местных божеств или полубогов прошлого. После того, как славяне приняли, кто добровольно, а кто насильно, христианство, и энергия почитания стала передаваться уже в совершенно иной пантеон, эти ранее сияющие и куда более могущественные сущности как бы свернулись и минимизировались до уровня домовых.

Савченко, Домовик, Корженевский

Л. Савченко. Домовик (на первом плане)

Среди произведений деревянной скульптуры Леонида Савченко встречаются и иные персонажи, связанные с хозяйственной жизнью человека традиционного общества. Так, Возила заботится о лошадях, охраняет их от болезней, припадков и всяких внешних подстерегающих бед. По всей очевидности, он также относится к разряду бывших местных божеств, тем более, что представления о «коне-ветре», отождествляемого с духовной энергией, присущи древней традиционной культуре. Можно вспомнить по этому поводу многочисленные образы коней, обладавших чудесными свойствами, в славянских мифах и легендах.

Савченко, Возила, Корженевский

Л. Савченко. Возила

Пространство язычества неизменно связано с родом, приоритетами сохранения его целостности и образцового качественного состояния. Потому Леонид Савченко не обошёл своим творческим вниманием главного хранителя родового очага. Чур – это первопредок родовой линии. Утрата связи с ним или его перемещение в иные планетарные измерения, уже никак не связанные с задачами сохранения рода, означают пресекание всей родовой линии, за которой он стоял.

Савченко, Чур, Корженевский

Л. Савченко. Чур

Деревянная скульптура мастера пронизана его языческим миросозерцанием. Оно не вступает в конфликт с какой-либо иной религиозной формой, например, христианством, но будучи универсальным, готово вступить в отношения разумного сотрудничества в интересах взаимообогащения опытом познания мира. Конечно же, это в своих корнях народное искусство, для которого нет догматических или идеологических врагов, а есть мир как пространство стихийного всеобъемлющего созерцания. И даже чёрт предстаёт у автора не как обитатель христианского ада, но, скорее, в виде одного из лесных духов, входящих в свиту бога Пана.

Савченко, чёрт, Корженевский

Л. Савченко. Чёрт

О колядных произведениях и образах из выставок Витебского художественного музея, можно прочитать в нашей статье.

Читайте также статью об одном из языческих праздников, связанных с упорядочением мира, где мы рассматриваем в том числе представления о домовых.