5 выставок художников в Витебске, о которых следует сказать больше… Часть 2

про творчество Соломона Юдовина, Бориса Лалыко и Игоря Адамовича

Лалыко, Юдовин, Адамович, Корженевский

Коллаж Георгия Корженевского

Как мы уже отмечали в первой части, представленные нами работы художников являются теми, которые оставляют свой духовный отпечаток будь то на энергетической ауре города, будь то в эволюционно функционирующей общечеловеческой ноосфере. Они свидетельствуют об исполнении ими предназначения, раскрывая или глобальное целеполагание их творчества, или какой-либо частный аспект творческой телеологии. Таким образом мы видим либо уже целостного мастера, осознавшего себя в полной мере, либо того, кто ещё пребывает в поисках, постигая природу собственной сущности, но тем не менее находится на прямом пути.

Лалыко, автопортрет, живопись, Корженевский

Борис Лалыко. Автопортрет. 2017 г.

Продолжая рассказ о прошлогодних выставках, заслуживающих большего внимания прессы, в том числе и нашего, а ранее мы говорили об экспозициях Алексея Евсеева и посвящённой 30-летию творческого объединения «Квадрат», мы переходим к трём другим. Обстоятельства и поводы их организации были различными. Но также, как в предыдущих случаях, несомненной остаётся качественная личностная целостность мастеров. Что же касается первого из событий, о которых мы сейчас расскажем, речь должна идти в том числе о высоком личностном потенциале организатора экспозиции.

Климович, Корженевский, Витебск, музей, иудаизм

Анна Климович. Фото Георгия Корженевского

1. «Соломон Юдовин. “Пять четвертей века”», выставка, посвящённая 125-летию художника. Творчество Соломона Юдовина, известного прежде всего в качестве великолепного графика, можно разделить на три значительных части. Первая – воплощение еврейской тематики, вторая – книжные иллюстрации, и третья – советская, в той или иной степени официальная. Нам представляется очевидным, где находится сущность художника, а это, разумеется, в его корнях и истоках, то есть в отображении темы местного еврейства и иудаизма. Недостаточное знание об этой стороне творчества восполнила активный общественный деятель по исследованию еврейских традиционных мест, организатор волонтёрских экспедиций родом из Санкт-Петербурга Анна Климович.

Юдовин, евреи, местечко, Вениамин, Корженевский

Соломон Юдовин. В местечке. Из книги «Путешествие Вениамина III». 1926 г.

Наличие подобных активистов говорит о том, что память о традиционных еврейских центрах, располагавшихся за дореволюционной «чертой оседлости» и отличавшихся глубоко своеобразной культурой, будет возрождаться, а сами они продолжат функционировать хотя бы в виде музеев или памятных мест. Посетители Витебского художественного музея, которые летом прошлого года могли ознакомиться с выставкой репродукций графики Соломона Юдовина, посвящённой преимущественно теме еврейских местечек и иудаике, могли убедиться в неисчерпаемом богатстве традиционного колорита. Далее выставка переместилась в Бешенковичи, на родину художника, где репродукции были отданы в дар местному краеведческому музею.

Юдовин, местечко, иудаизм, графика, Корженевский

Соломон Юдовин. Эскиз к гравюре «Местечковый пейзаж»

Одна из работ Соломона Юдовина называется «Клезмеры». Мы видим маленький еврейский оркестрик, как бы уходящий куда-то в неизвестность безвременья. Произведение глубоко национальное, а также исполненное тревоги и пристального вглядывания художником в возможности социальных и духовных трансформаций. С позиции современности, зная о том, через какие репрессии и «разоблачительные» кампании пришлось пройти евреям в разных государствах, и прежде всего на протяжении Второй мировой войны, нельзя не усматривать пророческий смысл в данном произведении. Потому само название выставки «Пять четвертей века» можно трактовать не просто в понятном хронологическом смысле, но и в субстанциальном: пятая четверть века Соломона Юдовина скрыта от внешнего, праздного взгляда случайных обывателей и уходит в вечность, становясь её неотъемлемой принадлежностью.

Юдовин, клезмеры, евреи, еврейство, графика, Корженевский

Соломон Юдовин. Клезмеры

2. Борис Лалыко «Трывалая повязь радзінная». Передаём название выставки по-белорусски, как оно и было заявлено, ибо так наиболее глубоко раскрывается смысл. На русский можно перевести по-разному: «Прочные родовые связи», «прочная связь родства» или «прочные узы родства». Слово «повязь» встречается в русском языке редко, но тут именно «повязь», подчёркивающая тотальность этих связей. И также прилагательное «трывалая», что говорит о связи, как не только о «прочной». «Трываць» по-белорусски – это ещё и «терпеть». Часто приверженность данным связям подвергается испытаниям, а зачастую родственники и сами становятся причиной испытаний. Род в жизни многих предстаёт очень глубокой и неоднозначной конструкцией, в том или ином виде являющейся вызовом. Хотя некоторым он может быть враждебен, вспомним вечное, христианское «и враги человеку – домашние его» (Мф. 10: 36), но для большинства всё же становится источником силы и уверенности.

Лалыко, семья, рож, живопись, Корженевский

Борис Лалыко. Семья. 2017 г.

Живописец не останавливается только на роде, но беря его в качестве основы расширяет понятие «родовой связи» дальше, рассматривая вопросы исторической судьбы народа и верности духовным корням, которые для художника воплощены в православной традиции. Замечательный мастер современной реалистической живописи, Борис Лалыко демонстрирует, что её методами, которые некоторыми преподносятся как «устаревшие», можно не в меньшей степени, нежели в абстрактном или любом другом искусстве, в той или иной степени условном, выражать глубочайшие идеи. К тому же профессиональный и гносеологический опыт художника позволяет ему поднять смысл любого своего произведения до уровня глобального обобщения.

Лалыко, храм, православие, разорение, возвышенное, живопись, Корженевский

Борис Лалыко. Разорённое и возвышенное. 2016 г.

3. Игорь Адамович «Большая прогулка». Произведения этого художника, представленные на осенней выставке в «Арт-пространстве “Толстого, 7”» уже совершенно прямо говорили о глобальном и всеобщем, а именно «раскрывали окно» в европейскую культуру, основы которой, а не просто внешние черты, являются ныне универсальными. Сама композиция выставки, построенная, казалось бы, просто и непритязательно, создавала представление о пространственно-временном портале.

Адамович, живопись, город, Витебск, портал, Корженевский

«Пространственно-временной портал» Игоря Адамовича. Фото Георгия Корженевского

Названия городов, которые отображал художник, были подписаны на картинах. Это могло говорить о том, что и сами города являются соавторами созданных произведений. Способ выражения живописцем окружающего мира позволяет зрителю стать созерцателем и ощутить атмосферу стихии городской среды.

Адамович, Прага, живопись, Корженевский

Игорь Адамович. Прага. 2017 г.

Большая прогулка по европейским городам явилась для художника возможностью расширения собственного восприятия мира, опыт чего он теперь передаёт и посетителям. Более того, акцентируется значимость углубления тонкости восприятия и культивирования чувствительности по отношению к каждому месту, прекрасному в своей неповторимости. Это актуально и для коренных жителей любого города, или же тех, кто давно обосновался в нём. Выставка Игоря Адамовича оказала способствование в умножении мирового добра, отзывчивости и упразднении искусственных границ.

Витебск, живопись, выставка, Корженевский

Европейский мир в Витебске. Фото Георгия Корженевского

Некоторые иные картины Бориса Лалыко можно увидеть в нашем материале о мистических выставках.

Метафизический смысл витебской «Чёрной Троицы» и её отображения Соломоном Юдовиным, раскрываются в статье « “Чёрная Троица” Соломона Юдовина».

А об отображении европейской и белорусской стихиальности можно увидеть в нашей публикации «Андрей Щурок: искусство в “режиме воды”».