Алексиевич: «Мы романтично представляли перемены» и «оказались опоздавшей нацией»

про Лукашенко, Фейсбук, внутреннюю свободу и Трампа в голове

13-14 февраля 2017 года Белорусская ассоциация журналистов совместно с медиаинститутом из Швеции «FOJO» организовали конференцию в Минске «Медиа Беларуси: вызовы и шансы».

В мероприятии участвовали представители из Швеции, Азербайджана, Армении, Литвы, Молдовы и Украины. Специальный гость – Светлана Алексиевич – в рамках творческой встречи «Разговор о профессии» ответила на вопросы журналистов.

конференция

На конференции обсуждался вопрос сохранения стандартов СМИ. Фото Стася Палын

Про журналистов, Лукашенко и народ

Я думаю, журналист — это очень умный человек. Очень образованный. Не нахватанный, который «я все найду в интернете». У меня много общения с журналистами, которым задашь вопрос — и начинается: «Светлана, я все найду в интернете». Я говорю: «Я не могу с вами говорить, потому что у нас нет точек соприкосновения».

Чтобы новое услышать — нужно по-новому спросить. Надо иметь хоть какую-то систему мировоззрения, а не просто «Лукашенко плохой». Это не может быть мировоззрением. Это уже мантра, которая не имеет силы.

Спрашивают: «Калі не ён, дык хто, Света?». И вот попробуй ответь на этот вопрос! «А з чым ён да нас прыйдзе?». И на этот вопрос нет ответа. Никто не может ответить.

Я живу в деревне Силичи. Там сейчас очень много старых людей, и с ними очень интересно говорить. И когда беседуешь, видишь: мы на разных полюсах. Получается, мы можем разговаривать друг с другом и молодёжью. Вот это наш контингент. А на родную почву пройти не можем. 

Про поиск внутренней свободы и про Фейсбук

Я ищу новую мысль! И живую жизнь… Это две вещи, которые меня интересуют. Ну и фактическая сторона, но ее я могу найти и на наших белорусских сайтах.

Алексиевич

Творческая встреча со Светланой Алексиевич. Фото Стася Палын

Кстати, наш Фейсбук интереснее, чем газеты белорусские. В сети много людей, которые пишут лучше, чем мы, журналисты. Очень много умных людей и много умных замечаний. И я всегда очень жалею, что эта литература блогов еще в нашем обществе не получила должного внимания и должного уважения. Хотя многие блогеры уже влияют на общество. И блогеры у нас пока, слава богу, свободнее, чем люди в газетах. В блогах человек внутренне свободен. Он много ездит, видит, и он думает. Например, все сейчас читают Андруся Горвата — в деревню уехал парень. Его взгляд и на крестьянство, и на себя как на интеллигенцию — это очень интересно и по-своему очень свободно. Мне Андруся безумно интересно читать. На книжной ярмарке я бы даже пошла и посмотрела, что это за человечек такой новый. Это из людей какого-то совершенно другого поколения.

Да, с фактической стороной лучше у нас, но что касается новых мыслей и формулировок жизни, догадок о том, в какой мы ситуации… Мы же оказались такой опоздавшей нацией. Раньше опоздавшей, а теперь вообще порабощенной единоличным каким-то примером. И потом легко жить так, как мы жили всегда, но никто же не знает, как жить по-новому. Свобода все же потерпела поражение… Не было свободных людей и никто не знал, что это за жизнь.

О национальной идее и Трампе в голове

Когда я вернулась после долгой эмиграции, все время спрашивала: а где люди? Когда уезжала, было ощущение, что очень много осталось людей, которые хотят перемен. Оказалось, что мы были романтиками в 90-е годы и романтично представляли перемены. Конечно, за кухонным столом это было все умно. И мы цитировали известных авторов, но когда выходили на улицу — это никому не было интересно.

И я думаю: в чем поражение демократических сил? Мы не сформулировали новых смыслов и повторяем одно и то же. И в сознании людей это не стыкуется: то, что они видят в жизни и то, что говорят демократы, – разных мастей. Это какие-то мантры. Но, знаете, шаман потерял силы. Есть ребята, которые сидели в тюрьме, но не они возьмут власть, когда переменится что-то у нас. Власть возьмут совершенно другие, которых, может быть, мы не различаем сегодня в толпе. И дай бог, чтоб это были люди без Трампа в голове. Без популизма дешевого.

Если вернуться к тому, что происходит у нас сегодня, то у нас нет новых мыслей, кроме как национальной. И то она не так продвинута как, например, в Чехии или в Польше. Не так интеллектуально и умно зафиксирована.

Когда читаешь чешское, польское, понимаешь, что там очень много было осмысления произошедшего. У нас же случилось так, что время было остановлено и элита не сыграла своей роли: она не обжила эту травму и больше всего сосредоточилась на языковой травме. А это было совершенно непонятно населению. И только сейчас (а ведь прошло целых 20 лет!) мы видим Володю Орлова и его новую книгу. Магазин закрыли на час позже: настолько было много желающих приобрести произведение! Очень часто видишь и вышиванки на улицах, и белорусскую речь среди молодежи нередко слышишь. Но это не очень подхвачено демократическим движением. Я думаю потому, что им руководят люди приблизительно моего возраста, которые не пришли в эпоху другого думания.

Про счастье

Как можно быть счастливым? Да господи, влюбиться! Это очень просто!

Знаете, зацепиться в жизни много есть за что. Например, за ребёнка, особенно когда ему до пяти лет. Когда дети еще твои, ведь потом они уйдут во взрослую жизнь… За природу. Вы не представляете, Логойщина такая красивая… Обрадоваться всегда есть чему.

Алексиевич

Светлана Алексиевич после конференции продолжила отвечать на вопросы участников. Фото Стася Палын

Про писательство и жизнь

Я всегда буду писателем, всегда буду иметь свою точку зрения и всегда буду её говорить. Но писательство – это такая работа. И если серьезно работать, то это забирает тебя целиком. Нельзя немножко пописать, а немножко политическими делами заняться. Так несерьёзно. Сегодня быть хорошим писателем – это вся жизнь. И ничего не остаётся. Даже не остаётся времени на просто жизнь и на близких людей… И за какую тему ни возьмёшься – не на что опереться. Что Чернобыль, что война – всё какими-то канонами и мифами поражено. Если выйти с серьёзной книгой, надо много над чем поразмыслить. А я сейчас две книги задумала: про любовь и смерть.

Выдержки из интервью писательницы прежних лет можно прочитать здесь.

Напомним, что 8 октября 2015 года нобелевский комитет из 198 номинантов единогласно наградил Светлану Алексиевич Нобелевской премией по литературе. За всю историю вручения этой премии из 112 победителей Алексиевич стала четырнадцатой женщиной, получившей премию в области литературы и первым белорусским лауреатом.

За что она удостоилась такой чести? Обзор мемориальной лекции белорусской писательницы можно почитать и посмотреть здесь.

Кто поздравил Светлану Алексиевич, какая музыка звучала на церемонии, как нобелевский лауреат нарушила дресс-код, а также сколько стоили нобелевские торжества можно узнать здесь.

Надежда на то, что платить подоходной налог с Нобелевской премии Светлане Алексиевич всё-таки не придётся, не оправдалась. Писательница сообщила: она сделала необходимую выплату белорусскому государству.


  • Юля

    Перемены, были только в одну сторону,- отмена всех оставшихся от СССР социальных гарантий населению. Затем, весь мир превзошли, – введя налог для безработных. А чего стоит бесплатный труд и платность всего. Из страхового трудового стажа исключили принудительную срочную службу в армии, учебу, декретные отпуска, больничные и простои. Пенсионный возраст поднимают до уровня недожития… Выходит кое в чем, даже “опережаем” мировой опыт…

    • Стася Палын

      Цитируя Светлану Алексиевич: “Раньше опаздавшей нацией, а теперь порабощённой единоличным каким-то примером”. К слову, самой писательнице тоже пришлось заплатить белорусскому государству: она заплатила за Нобелевскую премию подоходный налог.

      • Юля

        Ее налог не пропал,- очередная резиденция появилась у лучезарного… А на садик и школу, родители сдадут денег и за сомнительные мед услуги раскошелятся….

  • Зверобой

    Перлы советской писательницы Алексиевич, конечно больше вреда принесли белорусам и украинцам, чем пользы. “Коцебятина”. Она и свои российско-советские, и комплексы колониальных местных аборигенов-колхозников переносит на всю белорусскую элиту с высоким уровнем национального самосознания. Пусть почитает Тараса Шевченко “Юродивий”. Там все сказано.
    Белорусы – такая же развитая нация, как и американцы. Просто никак не удается выйти из ордынской империи кочевников, с которой снюхался и Запад, подаривший ей эту премию Нобеля, чтобы заболтать в Европе “белорусский вопрос”. Но слава богу, есть еще Америка.
    Персонажи, подобные Алексиевич были и ранее. Хорошо известный Август фон Коцебу – немецкий драматург и романист, газетный агент на русской службе в Остзейском крае (издавал в Берлине ряд газет, где проводил прорусскую пропаганду).

    • Стася Палын

      Спасибо за Вашу реакцию. Познакомилась с биографией и деятельностью Августа фон Коцебу. Лично для себя не нашла прямого сходства, очень много противоречий. Что касается Светланы Алексеевич, по моему мнению, она не отказывала белорусам в их достоинстве. Но многие представители “белорусской элиты” сами говорят об отсутствии сформулированной национальной идеи. Если мы сейчас обсуждаем одно и тоже.

  • Зверобой

    Национальная идея сразу возникнет, как только Алексиевич и ей подобные “Юнны Мориц” выметут из головы нечисть – российскую культуру. А потом научаться воспринимать ее через призму белорусского национального сознания.
    Здесь даже необязательно ведать мову, бел. культуру, гісторыю.
    Вот вам ролик с пониманием проблемы нашей общей Европы. Задача первого уровня. Откуда все беды ползут, о которых она писала всю жизнь, но так и не раскрывая их причины и не предлагая выхода из тупика..