Зазеркалье витебской глубинки, или яркий пример «возрождения села»

как в Стражевичах у людей терпение кончилось: «нехороший» магазин, председательский беспредел, странное «благоустройство», вода с «витаминами» и тщетные надежды на жизнь 

Деревня Стражевичи Чашникского района совсем не производит впечатления места, где никто не живет: аккуратные домики, двухэтажка, цветы на участках, широкая дорога. Но, по мнению жителей деревни, обращаются с ними именно так, будто Стражевичи давно можно считать заброшенными.

Хороший хозяин заботится о своем участке. В меру собственных средств. Фото Анастасии Вереск

Хороший хозяин заботится о своем участке. В меру собственных средств. Фото Анастасии Вереск

В деревне постоянно живет около 70 человек, в основном, конечно, это пенсионеры, но есть и семьи с детьми, и люди трудоспособного возраста. Кто-то держит в Стражевичах дачу, и в сезон население деревни приближается к сотне человек. Раньше дома в деревне приобретали и приезжие, даже иностранцы, но с разрушением инфраструктуры жить в деревне стало не так привлекательно.

Чей-то богатый урожай тыквы. Фото Анастасии Вереск

Чей-то богатый урожай тыквы. Фото Анастасии Вереск

Через Стражевичи проходит автодорога Чашники-Бобр, по которой часто проезжают машины, в том числе фуры. До ближайшего города и, соответственно, до ближайшего магазина без автомобиля свет неблизкий – около 7 километров до Новолукомля.

Через Стражевичи проходит большая дорога. Фото Анастасии Вереск

Через Стражевичи проходит большая дорога. Фото Анастасии Вереск

Автобус, к сожалению, обеспечить потребности жителей не в состоянии, при том, что он ходит здесь лишь два раза в неделю, приехать в город, в больницу, становится проблемой. Несмотря на то, что Стражевичи довольно большая и хорошо обжитая деревня, инфраструктура здесь практически отсутствует.

У нас вообще было все: был клуб, была школа большая, почта, банк, Дом Быта. Все позакрывали на свете, остался магазин и ФАП.

Последней каплей в море для жителей стало закрытие в деревне магазина –  «оплота цивилизации». С этой проблемой они обратились к нам.

Магазин, в котором никто не хочет работать

Мы подъезжаем к магазину: это старое здание с поврежденными оконными рамами, явно в аварийном состоянии.

Старое здание и новый магазин. Фото Анастасии Вереск

Старое здание и новый магазин. Фото Анастасии Вереск

На дверях – объявление о режиме работе автомагазина или, как ее чаще называют, «автолавки».

Теперь здесь ждут только автолавку. Фото Анастасии Вереск

Теперь здесь ждут только автолавку. Фото Анастасии Вереск

Рядом со старым зданием сиротливо пристроился небольшой ларек. Нас тут же информируют: это и есть тот самый, новый, построенный всего два года назад, магазин, против закрытия которого выступает большая часть деревни.

Новый магазин уже закрыли. Фото Анастасии Вереск

Новый магазин уже закрыли. Фото Анастасии Вереск

В городе на каждом углу магазин, и до одиннадцати ночи. А тут деревня три километра, и даже одного нет!

Почему закрыли магазин? Вопрос очень спорный, жители Стражевич получали на него несколько ответов. Первая причина: нет продавца. И немудрено, ведь стражевичский магазин пользуется репутацией похуже «нехорошей квартиры» у Булгакова: у трех предыдущих продавцов, которые успели поработать здесь, ревизия каждый раз находила недостачу. Жители деревни говорят о том, что сумма недостачи могла составлять даже половину стоимости всего товара в магазине.

«Хоть одна бы не проторговалась!» – возмущаются в деревне.

Кроме того, продавцов, по словам местных жителей, заставляли насильно выкупать весь залежавшийся и испорченный товар, так как возможности возврата на завод или переработку не было. Действительно, странно предположить, что кто-то пойдет работать в такое «выгодное» место.

Эта последняя продавец написала заявление об уходе за месяц. Они за месяц не нашли ей продавца на замену. Если не нашли замену – садись, заведующая райпо, едь и торгуй сама! Если отдел кадров у тебя не работает – приезжай сама, почему люди должны страдать?

Местные жители неравнодушны к судьбе своего магазина и издевательства над собой терпеть не хотят. Фото Анастасии Вереск

Местные жители неравнодушны к судьбе своего магазина и издевательства над собой терпеть не хотят. Фото Анастасии Вереск

Единственной информацией, которой смогли добиться люди, было замечание о том, что магазин все равно закрыли бы до зимы, потому что обслуживать его электроэнергией очень дорого.

В старом здании магазина когда-то была котельная, а также отдельный склад. Сейчас это только развалины. Фото Анастасии Вереск

В старом здании магазина когда-то была котельная, а также отдельный склад. Сейчас это только развалины. Фото Анастасии Вереск

Между тем, некоторые жители деревни говорят о том, что невыгодным их магазин быть просто не мог: из-за того, что через Стражевичи идет большая дорога, многие водители останавливались здесь, чтобы купить продукты, а, значит, приносили дополнительный доход деревенскому магазину.

Возьми булку хлеба и до пятницы сиди с ней!

К замене магазина на автолавку в деревне относятся скептически: люди волнуются, что зимой машина попросту может застрять где-нибудь в другом месте и не добраться до них.

У нас хотя бы на дороге асфальт, а как в деревне? Она вообще доберется до нас, эта автолавка?

Жители Стражевич уверенно заявляют: людей хватает, надо, чтобы магазин был. Фото Анастасии Вереск

Жители Стражевич уверенно заявляют: людей хватает, надо, чтобы магазин был. Фото Анастасии Вереск

Ведь, кроме Стражевич, магазин на колесах обслуживает еще 13 населенных пунктов. В связи с этим, здравый смысл подсказывает жителям деревни, что выбор и количество продуктов, добравшихся до Стражевич, будут оставлять желать лучшего, претензии есть и к качеству товара: продукты в деревни нередко возят в плохих условиях, на них попадает пыль и даже мазут. Пенсионеры жалуются на то, что не в состоянии ждать автолавку по нескольку часов, стоя на улице, тогда как магазин всегда открыт и возле него нет такого столпотворения.

Людей в деревне много, а на всех одна автолавка. Фото Анастасии Вереск

Людей в деревне много, а на всех одна автолавка. Фото Анастасии Вереск

Люди, которые работают, справедливо опасаются, что при работе с 15.00 до 16.00 два раза в неделю не всех смогут обслужить в деревне и придется ездить за продуктами куда-то отдельно. Обеспокоены здесь и тем, какие именно продукты будут приезжать в Стражевичи: на маленькую пенсию, согласитесь, в деревне не пошикуешь.

«Вот пенсіянер сёння, за дзвесце тысяч купіць яна тую каўбасу? Ці будзець яна браць яе? А зачым яны яе сюда валакуць? Прывозяць абы-што! Хлеб, макароны, напітак, мыла нам нада. А каўбаса па дзвесце тысяч за кілаграм зачым?»

Пенсионер не может позволить себе колбасу за такую цену, увы. Фото Анастасии Вереск

Пенсионер не может позволить себе колбасу за такую цену, увы. Фото Анастасии Вереск

И это не пустые опасения, ведь магазин в Стражевичах закрылся уже 17 сентября, и жители уже успели воспользоваться услугами автолавки.

Ветхие люди, ветхие заборы

О том, что такое благоустройство в Стражевичах тоже знают не понаслышке, не так давно местный сельсовет обязал жителей деревни покрасить заборы на участках, за невыполнение пригрозили заборы снести.

Забор в деревне нынче - роскошь. Фото Анастасии Вереск

Забор в деревне нынче – роскошь. Фото Анастасии Вереск

Но сельчане до сих пор вспоминают эту неприятную историю:

«Все заборы, однотипные, которые ставил сельсовет, людей председатель сельсовета заставляла покрасить, приходила и в наглую: или крась забор за свой счет, или сноси, или мы снесем. Подходит, говорит: будешь красить? Я ей: давай краску! Она отвечает, краски нет, крась своей, а то снесем. Я ей: а чего вы снесете мой забор? А она – забор не ваш, это собственность сельсовета. Так а чего я должен красить собственность сельсовета? И нечего ей сказать, все»

«Председатель совета сказала убрать забор. Крепкий забор взяли и убрали. А теперь – купи сетку! А не все ж эту сетку себе могут позволить»

«Я два мільёна пенсію палучаю, на прапітаніе толькі. А на забор у мяне няма грошаў!»

Историю с заборами тут вспоминают с негодованием. Фото Анастасии Вереск

Историю с заборами тут вспоминают с негодованием. Фото Анастасии Вереск

Решили сделать как лучше – получилось как всегда

С негодованием вспоминают в деревне и недавнее «благоустройство» местного кладбища: после того, как в Стражевичах пожаловались на старые сухие деревья, их просьбу тут же удовлетворили. Вот только вырезали не старые, а молодые сосны. К счастью, остановить беспредел успели своими силами.

Яркий пример: сухое дерево стоит как стояло, а от молодого остался один пень. Фото Анастасии Вереск

Яркий пример: сухое дерево стоит как стояло, а от молодого остался один пень. Фото Анастасии Вереск

Самые сочные, самые крупные деревья вырезали. Восемнадцать штук! Если бы мы не остановили, они бы все вырезали! А вырезали куда? На стройматериал. Я там часто хожу, пришел – срезали деревья и пни плачут. Смола идет, и они плачут. Так это были ветхие деревья?

Школа, в которой нельзя учиться

А еще в Стражевичах есть школа: добротное здание, построено только несколько лет назад. Но в ней никто не учится.

Школа новая, вот только учеников нет. Фото Анастасии Вереск

Школа новая, вот только учеников нет. Фото Анастасии Вереск

Мы спрашиваем у жителей деревни: почему? Ответ – мало учеников.

Где они были, когда детей переводили в аварийную школу в Старом Лукомле, а эту разбомбили? Мало было детей? Вместо того, чтобы старолукомльских перевести сюда, сделали наоборот.

Школа проработала два года, после чего новый арендатор снял в здании все, что можно было и с тех пор всю эту историю в районе крепко забыли.

Историю забыли, а неприятный осадок остался. Фото Анастасии Вереск

Историю, может, и забыли, а неприятный осадок остался. Фото Анастасии Вереск

Дай водицы – из колодца напиться

Из новых «благоустройств» здесь ждут обещанной ЖКХ платы за воду из колонки. Не секрет, что во многих деревнях сейчас на улице просто так воды не попьешь – все колонки теперь под замок.

А какая там вода? Там мазут плавает, ржавчина!

Вот такие ведра становятся после использования воды из колонки. "Вода с витаминами и минералами" - так говорят здесь. Фото Анастасии Вереск

Вот такие ведра становятся после использования воды из колонки. “Вода с витаминами и минералами” – так говорят здесь. Фото Анастасии Вереск

А вслед за магазином в Стражевичах обещают закрыть и фельдшерско-акушерский пункт (ФАП). Говорят, здание находится в аварийном состоянии. Но у жителей деревни другое мнение на этот счет, они считают, что здание вполне хорошее.

ФАП снаружи выглядит очень прилично. Фото Анастасии Вереск

ФАП снаружи выглядит очень прилично. Фото Анастасии Вереск

«ФАП аварийный? Так вон, у нас школа стоит. Идите и делайте ФАП в любом кабинете!»

«Што мы тады будзем дзелаць, бабы старыя? Я паміраць буду, і таблеткі не знойдзецца»

К сожалению, ситуация в деревне сейчас далека даже от того, чтобы назвать ее «нормальной». Здесь еще верят в поддержку депутатов, пробовали звонить и в Витебск, в «Советскую Белоруссию», но дозвониться так и не смогли, там трубку не поднимали, кто-то возлагает надежды на «Сельскую газету», а кто-то так и говорит:

«Але ж, можа, Бог давядзе, каб гэтыя багатыры палучалі такую пенсію, як мы палучаем! Каб толькі Бог давёў!»

Вот только, как говорится в народной поговорке: на Бога надейся, а сам не плошай.


  • Точно, зазеркалье…. На районе, оно массовое. Скоро вымрет страна….

  • Оbserver

    И сколько таких по всей Беларуси… А ведь могли выбрать себе и другую жизнь, получше.

  • Виктор

    А еще в деревнях, и не маленьких, закапывают кирпичные дома. Ну, это типа чтобы не числились у них (в СПК) на балансе. Да отдали бы каким молодоженам бесплатно. Только плодитесь и размножайтесь. Народу бы в деревнях только прибавлялось бы. Короче «Дело утопающих, в руках самих утопающих». Где живем?