Эпохальная книга Александра Малея вышла в Беларуси

Мир художественного нонконформизма документально, научно и творчески ярко раскрыт в третьей вышедшей в свет книге витебского художника, обладающего мировой известностью.

Александр Малей на открытии своей выставки "Станковая живопись в пространстве объекта, среды и инсталляции"

Александр Малей на открытии своей выставки “Станковая живопись в пространстве объекта, среды и инсталляции”

Александр Малей предстаёт одним из ярчайших представителей авангарда не только в Беларуси, но и всём Советском Союзе, а ныне – в постсоветском пространстве. Авангард в искусстве, ставящий задачи активного проникновения в исторический процесс и творческого преображения действительности, неотделим от нонконформизма, являющегося глобальным стремлением к радикальному преобразованию личного и общественного уклада существования. Это творческий, духовный радикализм, по сравнению с которым попытки внешнего силового воздействия на социальную среду в современном мире выглядят неисправимо ретроградными. Духовная революция Александра Малея и иных творческих нонконформистов предполагает изменение восприятия до раскрытия непредставимых для обыденного сознания горизонтов, сияющих светом метафизического Полюса. Это осознание может казаться неуютным для повседневности и духовно обжигать, но только в нём заключаются подлинные цели и пространство смысла.

А. Малей. Сотворение мира. Огонь – Вода

Книга «Витебский «Квадрат»: художественное исследование нонконформистского движения художников в Витебске и в Минске (1987 – 2000 гг.)» явилась результатом детального исследования участника тех исторических событий, изложенного с ярким вдохновением. Читатель может ознакомится как с историей творческого объединения «Квадрат» во всей её полноте, так и с иными художественными движениями и отдельными блистательными творческими личностями, с которыми «квадратовцы» были взаимосвязаны. Мы встретились с Александром Малеем по данному знаменательному поводу, и представляем читателям рассказ художника об истории и основных движущих мотивах написания книги. Александр Малей также поделился с нами мыслями о современных иллюзиях восприятия советского прошлого, уникальности витебского культурного пространства, взаимосвязи внутренней свободы и неугасимого творческого духа.

Новая книга Александра Малея

Новая книга Александра Малея

Книга-первопроходец и уникальность городской ауры

Книга являет собой первое объёмное исследование нонконформистского движения в нашей стране. Охватывает она Витебск и Минск. В других городах наличие такого единого, направленного потока, неизвестно. Первое в стране нонконформистское движение возникло в Витебске. Также в Витебске возник первый Центр современного искусства. Всё-таки рассказы наши о некоей городской «ауре» не являются сказкой. Культура, как и природа, не терпит пустоты.

А. Малей. Сотворение мира. Твердь - Воздух

А. Малей. Сотворение мира. Твердь – Воздух

Художественный авангард: «дух дышит, где хочет»…

Русский авангард преподнёс определённый урок: в отсталой России и в культурном, и в экономическом отношении, где в области искусства главенствовал «критический реализм», вдруг возникло мощное авангардное движение. Именно в России был пройден рубикон, именно в ней возникло беспредметное абстрактное искусство. А для этого надо иметь определённое соответствующее мировоззрение. Вот почему именно в России, а не в другом месте, это тайна. Никаких особых предпосылок, чтобы именно в том месте это возникло, не было. Если мы рассмотрим модернистское движение в Европе, там имеются предпосылки, которые начали создавать импрессионисты во Франции.

В этом смысле можно провести аналогию с Витебском. Почему именно «Квадрат» возник в Витебске? Тоже тайна… Я совершено со своими товарищами и не намеревался следовать УНОВИСу. Когда мы собрались, а в Беларуси это было однозначно первое объединение, это опять-таки был определённый пример, и потом уже пошли другие объединения.

Фото квадратовцев, представленное в Витебском художественном музее, на открытии выставки, посвящённой памяти Александра Досужева

Представители «Квадрата» за свободу в несвободном государстве

По большому счёту, мы не изменились. Мы развились, но не изменились. Мы все были разные изначально. Принцип создания объединения не строился на основе какого-то стилевого единомыслия. Это были разные художники. Идея состояла в том, чтобы обрести свободу от влияния тоталитарного государства. Почему именно эти люди – это тоже история… В первой главе я как раз и описываю предысторию. Мы учились вместе, обсуждали вместе, и наше объединение было сформировано в результате этого взаимного общения. Мы все желали обрести свободу в несвободном государстве. Вся культура была идеологизирована, и развиваться было, по сути, невозможно. Только в одном направлении. Даже реализм, который сам по себе ведь достаточно широкое направление, если посмотреть в мировом контексте, и то декларировался как исключительно «социалистический реализм». Это очень узкое пространство.

Может сейчас, для современных молодых людей, которые не знают той ситуации, им кажется: ну что из этого?.. Нет, именно этот факт решимости сказать, что будем развиваться именно так, как мы хотим, является очень важным моментом. Потом, это ведь был 1987 год, и мы не знали, что произойдёт в дальнейшем со страной. Неужели мы думали, что партия уйдёт сама? Да никогда… То, что произошло после, было страшно представить, будто это может произойти. Потому мы собирались противостоять, используя «перестройку», такую временную «слабину», которую Михаил Горбачёв допустил, той несвободной советской действительности.

Мы собрались в объединение по мировоззренческому принципу: как ты намереваешься жить дальше? Ты собираешься быть свободным или находиться под игом тоталитарной идеологии? Это являлось главным вопросом. Потом ведь был ГКЧП, который мог победить. Зыбкость, несомненно, оставалась, это сейчас мы всё уже знаем, а тогда было ничего непонятно. И все объединения были разные. Редко можно было найти художников в Советском Союзе, которые проводили бы какую-то узкую сугубо эстетическую идею. Ведь и тогда уже искусство являлось во всём мире по своей природе плюралистическим, и приоритет каких-либо стилевых аспектов давно отошёл в историю.

Потому на первом плане была мировоззренческая, общеэстетическая позиция, которая у нас выражалась как ориентация на 10-е – 20-е годы русского авангарда. Кстати, все объединения возвращались к этим истокам, и это означало, что они пытались залатать пространство, образовавшееся вследствие «коммунистического эксперимента».

Александр Малей на открытии супрематической выставки Давида Якерсона

Александр Малей на открытии супрематической выставки Давида Якерсона

«Квадрат» неведомый и идеологическая эксплуатация «светлого образа» советского прошлого

Книга не является историей «Квадрата». Представители «Квадрата» – одни из героев книги. Но возможно, я бы её не написал, если бы не одна моя ученица. Когда я работал в школе №25 с художественным уклоном, ей довелось готовить тему об УНОВИСе. И вот, написав реферат и рассказывая его на занятии, она на основе некоторых использованных источников упомянула о том, что в конце века в Витебске история повторилась и существовало творческое объединение «Квадрат»… Совершенно не представляя, кому она это рассказывает… И этот факт меня вверг в шок. Я вдруг понял простую вещь, что история «Квадрата» нигде доподлинно документально не зафиксирована, и уже выросло целое поколение, которое и понятия о нём не имеет. А пройдёт время, и вообще никто ничего не узнает. Через свои воспоминания и зафиксированные документы, события, я задался целью рассказать о том, как всё происходило. Ведь это часть культуры, в том числе и постсоветского времени.

Это одна сторона. Вторая сторона заключается в том, что я постоянно сталкивался с таким фактом, что Советский Союз, то время, в котором мы жили, начинают подавать в каком-то замечательном ореоле, что не так уж и плохо было… Даже видел по телевизору, как хвалят машину «Москвич». Я на этом «Москвиче» 12 лет отъездил, мне хотелось в телевизор запустить чем-нибудь, потому что тому конструктору, который эту машину сделал, просто надо было отбить молотком руки. Это не машина, это урод, там не подлезть, не подъехать, а они начинают её похваливать… Это ведь машиной назвать невозможно. Летали в космос, а машину не могли построить. Человек так устроен: мы плохое быстро забываем, а вспоминается только хорошее. Всё забыли, и как продукты доставали мучительно, вот, приближается Новый год, и все озадачены. Все снимают трубки, ищут связи, чтобы в холодильнике что-то было. Если появлялись мандарины – то задавят в очереди насмерть…

Это свойство нашей памяти – забывать об откровенных ужасах, которые были. Ведь о чём книга Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ»? Это не просто «зона», это весь Советский Союз. И вот память об этом ГУЛАГе совершенно отринули. У меня был спор о данной книге Солженицына с одним московским интеллигентом, и он мне возразил, что в ней правда только на 30 процентов. А я ему и говорю: если там правда хотя бы и на 5 процентов – это ужас!.. А на 30 процентов, если проценты считать – вообще катастрофа. Как один из руководителей КПРФ утверждал, что в репрессиях погибло не миллионы, а всего лишь 800 тысяч. Я остолбенел: значит меньше миллиона – и хорошо?..

Потому вот эта ещё одна сверхзадачи книги – показать эпоху, в которой жили и творили художники. Чтобы молодое поколение получило хоть какую-то историческую правду, представление об атмосфере эпохи. Через эти противоречия социума и искусства мне хотелось рассказать о времени, в котором довелось жить моим друзьям и мне.

А. Малей. Разрушенный колокол (в центре)

А. Малей. Разрушенный колокол (в центре)

Время осмысления и спонтанность исторических процессов…

Мне бы хотелось, чтобы эта книга была в русле осмысления культуры на сегодняшнем этапе. Оно ещё пока находится в незаконченном состоянии и подобно конфети: разноцветное и лежит на поверхности. Мы все существуем в одном неразличимом однородном пространстве, все одинаковы: что советские художники, что постсоветские, что андеграунд, что молодые художники. Никто это не анализирует, не сопоставляет, ну, возможно, не пришло время… Мы иногда желаем время пододвинуть, а оно развивается как развивается. И эта книга раскрывает мою точку зрения и ставит задачу дать информацию для людей, которые желают заниматься дальнейшим искусствоведческим анализом. Там есть информация о всех датах, событиях, зафиксированных нами, дабы они не стёрлись в памяти. Приводится и дневник творческого объединения «Квадрат».

Интересен ещё тот аспект, что книга охватывает большой круг имён. Так вышло, что «Квадрат» сразу влился в нонконформистское движение. Вот мы объединились 16 марта 1987 года, а уже в апреле объявили себя минские объединения. И в декабре минский Дворец искусств на улице Козлова был отдан неформальным движениям, чтобы можно было ознакомиться, что происходит с ними в республике. Ведь это искусство, которое было загнано в подвалы, причём в подвалы реально, а не образно, ибо какую-либо мастерскую мы могли получить только в подвале. А потом пошли и Ленинград, и Москва, и всесоюзные семинары, и так далее. Период существования «Квадрата» действительно охватывает очень большой круг людей и событий.

В 1994 году творческое объединение «Квадрат» закончило своё существование. Это произошло потому, что платформа, на которой мы объединялись, исчезла. Ушёл в историю Советский Союз. А культурная жизнь нашей страны переместилась в Витебск. Это феномен… В 90-е годы опять происходит то, что в начале века!.. Будто бы кто-то специально это «заварил»… Здесь ведь не только в «Квадрате» дело. В Витебске сформировалась целая когорта художников. Их очень много, тех, кто занимается именно творчеством. В Минске столько не наберётся. Но Минск ведь миллионный город… Эта когорта в плане культуры завершила век. Далее культурное движение подхватили другие группы художников, в частности, Василий Васильев с его проектом «In-formation». И это были не только движения художников. Это и фестивали Ивана Соллертинского, и пленэры Марка Шагала, большая кипучая жизнь.

А. Малей. Метафизика природы - 3

А. Малей. Метафизика природы – 3

Свидетельство о нонконформизме

Однако в информационном плане у нас всё медленно происходит. Скажем, в Санкт-Петербурге уже издано очень много. В прошлом году в Русском музее проведена выставка, посвящённая всему нонконформистскому движению в Санкт-Петербурге. А потом в Эрмитаже прошла научная конференция по этому поводу. Всё уже осмыслено, издано в книгах, проведено на высочайшем уровне и упаковано. Там издаётся целая серия книг «Авангард на Неве» об этих художниках. У нас ещё в данном отношении «конь не валялся». И вот эта книга – «первая ласточка», повествующая о нашем авангарде и нонконформизме.

Александр Малей на вечере, посвящённом творчеству Лазаря Лисицкого

Александр Малей на вечере, посвящённом творчеству Лазаря Лисицкого


  • Игорь

    Саша! И все таки о чем книга о нон-конформистском движении или постсоветском культурном пространстве? Чтобы его объять надо побывать в Прибалтике с выставками ну например как Кириллин…, выставится в Москве и Питере и т.д. и т.п. Где и кто о нас знает?. А делать выставки за рубежом “стремно” и небезопасно. Это не на Белобородова выставляться. Это риск и риск большой! Он был всегда. А вдруг не вернут работы… Что тогда. Это несформированный рынок искусства… Нужны ли мы людям со своими работами. У тебя это все дизайн или все таки это искусство. Или посеридине?
    Ведь классический Баухауз созрел в Германии не случайно. Форма следует за функцией. Утилитарной эти вещи не назовешь. Может твои работы чересчур архитеконичны. Сложны. и нашим людям не понятны, как и были непонятны работы Павла Флоренского и Шагала. Это другой пласт культуры. Я ломаю голову как это объяснить студентам худграфа сегодня. Где мы? Кто мы? И куда идем ? Как у Поля Гогена. Одного из самых загадочных художников ХХ века. Сегодня уже не понимают скульптурную композицию Кости Селиханова. А это Генри Мур Ну и так далее