5 интересных фактов про фильм Михаила Пташука «Знак беды»

в котором снялся актер колосовского театра из Витебска Владимир Кулешов

28 января исполнилось 75 лет со дня рождения советского и белорусского кинорежиссера, народного артиста БССР Михаила Пташука. С его именем связана целая эпоха в белорусском кино. Именно Михаил Николаевич экранизировал произведения белорусских классиков, переведя на язык кинематографа романы Владимира Короткевича «Черный замок Ольшанский», Ивана Шамякина «Возьму твою боль», а также повесть Василия Быкова «Знак беды».

Примечательно, что в «Знаке беды» (1986 год), который европейские киноведы включили в десятку лучших картин о войне в мире, снимался актер Белорусского государственного академического драматического театра имени Якуба Колоса, народный артист Белорусской ССР Владимир Кулешов (1941-1999), который исполнил роль Корнилы.

В Государственном архиве Витебской области есть личный фонд Владимира Алексеевича, где хранятся, в том числе, и фотографии со съемок этого фильма.

знак беды, Пташук, Кулешов

Пробы Владимира Кулешова на роль Корнилы. Из фондов Государственного архива Витебской области

Струны души Михаила Пташука

Как рассказывала корреспонденту «7 дней» вдова режиссера Лилия Пташук, Михаил Николаевич считал «Знак беды» своим главным и лучшим фильмом, признавался, что ему не нужно было ничего придумывать. На хуторе в Бартниках Барановичского района Брестской области – месте съемок, режиссер видел свой родной дом в деревне Федюки Ляховичского района Брестской области, где он родился и провел детство.

«В «Знаке беды» он прикоснулся к струнам своей души», –  говорила Лилия Пташук.

Михаил Пташук. Фото wikipedia.org

Слезы на пепелище

Хутор, на котором происходило основное действие фильма, был настоящим. В документально-биографической книге «Михаил Пташук» режиссер писал, что найти подходящее место ему помог друг Лев Олиферко, председатель колхоза.

Для съемок «Беларусьфильм» выкупил хутор в Бартниках, хозяйки которого – три сестры – уже несколько лет там не жили, перебравшись в город. Наследницы были предупреждены о том, что в конце фильма хутор предполагается сжечь, но все равно не были готовы к этому финалу. Женщины вместе с семьями приехали на «сжигание» и просидели всю ночь на пепелище, а утром муж одной из них набросился на Пташука с кулаками и закричал, что он убийца, потому что сжег их малую родину.

Съемки сцены сжигания хутора не были легкими: две камеры из трех в самый решающий момент отказали, третью камеру с оператором на гидроподъемнике едва «не достало» пламя. А съемочная группа сожалела, что им не удалось снять драматичный кадр: кошка, которая жила в доме во время съемок, отчаянно кричала и рвалась в огонь, пока хутор горел.

 «Более трудной картины у меня не было»

Так говорил о фильме «Знак беды» сам режиссер. Михаил Николаевич рассказывал, как в декабре снимали дождливую погоду. Для этого двор хутора обливали сначала горячей водой, затем холодной, чтобы сделать грязь. Дождь для сцены, когда главная героиня катит бомбу, обеспечивали пятнадцать пожарных машин, а самому режиссеру пришлось вместо лошади тащить плуг в сцене, где Пятрок пахал землю.

Лошадь, задействованная в съемках, также заставила всех понервничать. Когда по сценарию животное должно было упасть в разгар посевной, снотворное сразу не подействовало, и сцену пришлось несколько раз переснимать. А вот корову Степаниды действительно застрелили, чтобы потом в кадре «немцы» разделали ее тушу.

Кстати, сама дорога к хутору в условиях непогоды была настолько непроходимой, что съемочные машины вязли в грязи: актеров и все необходимое оборудование перевозили на тракторах.

знак беды, Пташук, Кулешов

Кадр из фильма «Знак беды». Из фондов Государственного архива Витебской области

Фильм единомышленников 

В документально-биографической книге «Михаил Пташук», вышедшей уже после гибели Михаила Николаевича, приводятся слова режиссера:

«… в фильме снималось много «типажных» актеров, представляющих театры России и Беларуси. Не знаю, какой след я оставил в их судьбе, но я благодарен каждому из них, потому что без них не было бы «Знака беды».

Я никогда не забуду счастливые минуты съемок, когда все собирались вместе: актеры, игравшие «вторые» и «третьи» роли и эстонские актеры, игравшие немцев. Это было единое актерское братство. Нам всем хотелось снять хороший фильм, чтобы никому из нас не было за него стыдно».

И это смогли прочувствовать все зрители. Недаром Григорий Чухрай, представляя «Знак беды» в Москве, отметил:

«Фильм, который вы увидите, создан единомышленниками. Такие фильмы не делаются в одиночку. С первого кадра я вижу единомышленников – режиссера, оператора, художника, гримера, костюмера, актеров… Спасибо за фильм».

знак беды, Пташук, Кулешов

Владимир Кулешов. Кадр из фильма «Знак беды». Из фондов Государственного архива Витебской области

Фильм на полке

Когда «Знак беды» в 1985 году был завершен, Михаила Николаевича вначале вызвали в отдел культуры ЦК КПБ, затем в Москву и потребовали подкорректировать сцены коллективизации, угрожая концом карьеры. Ни Пташук, ни Быков не пошли на сделку с совестью, и фильм был положен на полку.

А когда в 1986 году Горбачев отдыхал в Крыму, Госкино СССР подготовили ему для просмотра зарубежные фильмы, в том числе в список попал и «Знак беды». С председателем Госкино Александром Камшаловым поговорила Раиса Горбачева и сказала, что ей и всем членам семьи «Знак беды» понравился. Так фильм получил право демонстрироваться на телеэкранах.

знак беды, Пташук, Кулешов

Из фонда Владимира Кулешова в Государственном архиве Витебской области

Но, что интересно, если в западной и московской прессе фильм активно обсуждали, то в Беларуси он сначала оставался незамеченным. На ежегодном конкурсе в БССР «Знаку беды» вручили лишь диплом «За раскрытие темы Великой Отечественной войны», в то время как за рубежом исполнительница главной женской роли Нина Русланова получила престижную кинопремию «Ника», кинокартина была признана лучшим неанглийским фильмом ВВС, а на кинофестивале в Югославии в 1986 году взяла сразу три главных премии: за лучшие мужскую и женскую роли и за лучший фильм.

знак беды, Пташук, Кулешов

Автограф Михаила Пташука Владимиру Кулешову. Из фондов Государственного архива Витебской области

Напомним, не так давно в Государственном архиве Витебской области проходила выставка, посвященная еще одному колосовцу – Федору Шмакову. А как в Витебске сначала решили назвать улицу в честь актера, а затем передумали, смотрите здесь и здесь.

Редакция «Витебского курьера» благодарит за предоставленные фотоматериалы ведущего архивиста Государственного архива Витебской области Светлану Мясоедову.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА