Витебский хоспис: «Все зависит от личности человека»

как живут и работают там, где никогда не считают своих пациентов обреченными

В 2008 году на базе Октябрьской участковой больницы открылось первое на Витебщине отделение паллиативной помощи. Такие медицинские учреждения еще называют хосписами. В них оказывается помощь неизлечимым пациентам в последней стадии заболевания.

В витебский хоспис поступают люди, которым врачи поставили неутешительный диагноз: рак, стадия четвертая. И именно здесь они могут получить и симптоматическое лечение, и эффективное обезболивание, и психологическую поддержку.

хоспис

Хоспис на базе Октябрьской больницы. Фото Евгения Москвина

Хоспис в поселке Октябрьский рассчитан на 30 коек. Сейчас в нем находится 29 пациентов. И около 33 человек персонала ежедневно заботятся о больных.

Тяжело ли работать в хосписе? Этот вопрос мы задали заведующей паллиативным отделением Татьяне Аверченко.

Конечно, тяжело, — отвечает Татьяна Викторовна, — но у нас люди случайные не работают. Или же быстро уходят. Коллектив у нас действительно замечательный!

Ее поддерживает и психолог Светлана Магомедова:

В любом случае, у человека, который работает сознательно, будет возникать синдром эмоционального выгорания. Но те, кто хочет работать с больными, кто вкладывает всю душу в этот нелегкий труд, остаются надолго.

Увы, в хоспис поступают люди, которым уже не поможет ни радикальная операция, ни химиотерапия. И конечно, работать с ними достаточно сложно. Ведь пациенты понимают, что им отмерено не так много времени. Так что не каждый человек с медицинским образованием может адаптироваться к работе с тяжелобольными. Но те, кто умеет найти подход к пациентам, остаются здесь надолго. Так, Татьяна Викторовна работает с самого дня основания хосписа.

А правда ли, что рак может возникнуть (как сейчас пишут в новомодных книгах по психологии) от стресса?

Да, эти утверждения небезосновательны, — соглашается Татьяна Викторовна, — общаясь со многими больными, можно услышать от них рассказы о стрессовых ситуациях, которые они перенесли прежде, чем им поставили онкологический диагноз. Мне сложно об этом говорить, поскольку я не онколог, а терапевт. И мы уже работаем по факту с тем, что есть.

Стрессы происходят, они неизбежны, но нужно договариваться со своим организмом и спокойно их воспринимать. Пусть даже это не всегда получается. Лучше не запускать психологическую проблему, а пойти к специалисту. Ни подружка, ни мама не объяснят, почему это происходит.

А стоит ли сообщать больному его диагноз? 

Тут и врачи-терапевты, и психологи сходятся в едином мнении: диагноз знать следует! Тогда и у человека, который заболел, и у его родственников будет время, чтобы решить какие-то проблемы насущные. Тем паче, что сегодня существует вездесущий Интернет, откуда любой больной может почерпнуть сведения о тяжести своего заболевания.

хоспис

Сотрудники хосписа: Татьяна Аверченко, Светлана Магомедова, Владимир Сергеев. Фото Евгения Москвина

 Я считаю, что озвучивать диагноз стоит, зачем обманывать человека, — говорит Татьяна Викторовна, — сказав ему правду, мы не делаем человеку хуже. Если пациент знает свой прогноз, знает, что его время ограничено, он имеет возможность задуматься. Даже с нашей помощью заболевание не пройдет гладко, все равно появятся какие-либо тревожные симптомы: тошнота, кровохаркание. И наша задача — облегчить человеку, который у нас находится, самочувствие. Бывает, что у нас лежат не один раз, а и по два, по три-четыре. Мы снимаем неприятные симптомы, пациент выписывается, а потом приезжает снова. Бывает очень часто, что родственники просят не сообщать пациенту диагноз и прогноз.  А сам больной умоляет: не огорчайте родственников, не говорите им, что у меня онкология. 

Пациенту лучше становиться не будет, — подтверждает Светлана Вячеславовна, — а родственники будут только сказки рассказывать, что ему станет лучше. Человек должен знать, что его ждет. Он должен продуктивно завершить оставшийся промежуток времени. Некоторые из наших больных полежат в хосписе, потом уезжают домой. Они понимают, что есть небольшой промежуток времени, который они могут пробыть дома, а потом (если боль снова заставит) могут вернуться сюда. Была у нас одна пациентка, которая так наше учреждение с юмором и называла:

— Это мой любимый санаторий «Здравушка».

Самое сложноеэто когда в хоспис попадают люди юные. Увы, рак сегодня становится только моложе. Конечно, некоторые молодые пациенты приезжают сегодня с четкой жизненной позицией, понимая, что вскоре им придется уйти из жизни, а кто-то и в восемьдесят цепляется за жизнь, не желая уходить. Все зависит от личности человека.

Стоит ли перед родственниками вопрос: а этично ли отправлять близкого человека в хоспис?

Этично, — отвечает Татьяна Викторовна, — ведь здесь больной получает необходимое обезболивание, его поддерживают, а родные могут приезжать практически постоянно и общаться. Это обычное отделение. Пациента сюда привозят отнюдь не потому, что ему негде жить. А потому, что здесь оказывается реальная медицинская помощь! Кто-то признается, что здесь только смог нормально выспаться.

Кстати, в хосписе работает и выездная служба. Две медсестры приезжают на дом к примерно к 70 больным, ставят капельницы, делают уколы. Конечно, два сотрудника на такое большое количество онкобольных, что сегодня живут в Витебске и районе, это очень мало. В основном же, забота о людях с тяжелыми диагнозами, ложится на плечи родственников.

И еще здесь всегда ждут волонтеров, тех кто готов выслушать больного человека, поговорить с ним, да и просто побыть рядом.

хоспис

Комната отдыха в хосписе. Фото Евгения Москвина

Но, безусловно, лучшим выходом для тяжелобольных является лечение в самом хосписе. Здесь не только подберут оптимальное обезболивающее, но и попробуют вернуть радость к жизни. Пациенты хосписа и читают книжки, и посещают концерты, которые проводят для них волонтеры, и сами участвуют в мастер-классах. Например, перед Пасхой людей учили раскрашивать пряники. Для людей верующих есть и книги религиозного содержания, и в хоспис часто приходят волонтеры из различных конфессий. Кто-то даже принимает именно здесь крещение.

хоспис

В хосписе найдется место и православным, и католикам. Фото Евгения Москвина

Чтобы поступить в хоспис, необходимо получить направление от онколога. Кто-то сюда приходит самостоятельно, кого-то привозят на носилках. Но в этом медицинском учреждении никогда не считают своих пациентов обреченными. Они должны жить. Жить, как и все остальные люди, невзирая на проблемы!

пост, хоспис

Нас сестринском посту в хосписе. Фото Евгения Москвина

Кстати, отделения паллиативной помощи существуют и в других городах Витебской области: в Орше и в Новополоцке. Сегодня, когда число онкологических больных неумолимо растет, следует задуматься о развитии службы помощи подобным пациентам и их близким родственникам.