Александр Лагода: «В учебниках об этом ничего нет»

В первой части интервью заслуженный ветеран рассказал о своих трёх войнах, «навоевавшихся» партизанах и пленных японцах (архивные фотографии)

Лагода, Витебск, победа

Александра Ивановича Лагоду поздравляют с Днём Победы. Рядом его сын. 9 мая 2016 года. Фото Георгия Корженевского

Дата Дня Независимости Республики Беларусь, отмечаемого 3 июля, связана с освободительными действиями советских войск в Беларуси в годы Великой Отечественной войны. Александр Иванович Лагода, который в этом году с супругой, детьми и внуками отметил свой 90-летний юбилей, родился на Дальнем Востоке, и служил в Военно-морском флоте, защищая восточные рубежи Советского Союза от угроз со стороны Японии. Это далеко от Беларуси, но в то время был один Советский Союз, и положение дел в войне с Германией зависело в том числе и от надёжности на восточных границах. Одна война на всю страну…

Будучи призванным на срочную военную службу, Александр Лагода задержался на целых 7 лет, с 1943 года по 1950 год, охватив три войны: Великую Отечественную войну, Советско-японскую войну и Корейскую войну. Служил он визирщиком на эскадренном миноносце «Ревностный» и демобилизовался в должности Старшины первой статьи. В дальнейшем, уже находясь на партийной и хозяйственной работе, проходил курсы в ленинградском Высшем военно-морском училище имени М.В. Фрунзе, и был прикомандирован к Балтийскому флоту в звании капитан-лейтенанта. Активная общественная деятельность Александра Лагоды, начавшаяся ещё в Вооружённых Силах, имела своё продолжение на Смоленщине, а после – на Витебщине.

Лагода, флот, политзанятие, Корженевский

Александр Лагода, будучи секретарём комсомольской организации, проводит политзанятие. Фото из архива А.И. Лагоды

В своих воспоминаниях ветеран трёх войн не только приводит интересные и малоизвестные детали, но и делится своими оригинальными взглядами на страницы Великой Отечественной войны на территории Беларуси, в особенности это касается роли партизан. Во второй части интервью тема партизан будет иметь своё продолжение. Также Александр Лагода, непременный участник официальных торжеств, посвящённых Дню Победы, расскажет о своём восприятии ГУЛАГа и поделится соображениями о причинах бесхозяйственности в нашей стране. Будучи в возрасте почтенном, Александр Иванович Лагода являет пример человека, которого характеризует всё та же ясность мышления, что является результатом всей его осмысленной и содержательной жизни.

Начнём с 1950 года. О войне в Корее

Сразу, когда после победы над Японией поделили Корею по 38 параллели, американцы ввели в южную часть свои войска. В Северной Корее наших войск не было, но мы там посадили Ким Ир Сена, который имел в Советском Союзе чин капитана. В 1950 году он двинул свои войска на Южную Корею, и почти прошёл её всю, чуть не сбросив своих врагов в море. Тогда высадились войска Дугласа Макартура, которые имели реактивную авиацию, и пошли они в наступление. В результате уже Северную Корею прижали почти к советской границе. После этого Мао Цзедун добавляет миллион своих китайцев, а наши – авиацию и флот.

Задача перед нашим флотом заключалась с том, чтобы не дать высадиться американцам в тыл. В пределах пятидесяти километров от берега – государственная водная граница, а дальше уже нейтральные воды, там гуляй, кто хочет. По этой границе мы и патрулировали. А американцы патрулировали свою границу, чтобы уже Северная Корея не высадились в южную часть.

Всё это было в секрете, с нас брали подписку ничего не разглашать, и мне данное время не засчитано в боевую службу. И то, что наших 170 самолётов было сбито, погибли лётчики, тоже никто не знал. Война эта унесла 3 миллиона жизней, главным образом корейских и китайских солдат.

Лагода, Ревностный, миноносец, Корженевский

Эскадренный миноносец «Ревностный». Фото из архива А.И. Лагоды

Демифологизация партизан

Партизаны так «навоевались», что теперь даже называют цифру, будто ими за время войны убито 500 000 немцев. Откуда этих немцев столько было?.. Их не существовало в таком количестве никогда, в оккупированных зонах были в основном полицейские войска. И когда генерал-комиссар Вильгельм Кубе просил войска, ему ответили, что ничего не дадут, все силы под Москвой, в действующей армии, самим не хватает. А если надо – используйте деньги. Вот так и справляйтесь.

Только охрана по железным дорогам, склады – это было в ведении армии. Но в основном – полицейские силы. Потому это всё враньё про 500 тысяч.

О войне с Японией

В учебниках об этом ничего нет, и люди теперь ничего не знают. На Дальнем Востоке американцы никак не могли справиться с Японией. У них там были очень большие морские сражения. И Франклин Рузвельт попросил Иосифа Сталина во время встречи в Крыму помочь разгромить Японию. Сталин ему пообещал, что через 3 месяца после окончания войны с Германией откроет фронт на Дальнем Востоке. Ведь всю войну с Германией Япония держала миллионную Квантунскую армию у наших границ. Мы встречались в нейтральных водах с японскими кораблями, что называется, лицом к лицу. У японцев была договорённость с Адольфом Гитлером: как только немцы берут Сталинград, то они сразу выступают.

война, учебник, Корженевский

Информация в современном белорусском учебнике о Советско-японской войне. Разворот 1. Фото Георгия Корженевского

Наши армия и флот каждый день стояли в полной боевой готовности, что называется, были на взводе. Такой пример приведу: я отслужил на флоте 7 лет, и за это время команда не видела ни одного фильма. Кроме радио там ничего не было. Сами себя обслуживали. Пресной воды постоянно не хватало, ведь тогда опреснителей не было, приходил танкер с пресной водой, и ему давалось два часа, чтобы заполнить наши ёмкости.

Итак, в течении 3 месяцев после окончания войны с Германией, на Дальний Восток шёл сплошной поток войск. Главнокомандующим был назначен маршал Александр Василевский, а Георгий Жуков остался в Берлине. Генеральный штаб был в Хабаровске. Подключилась также Монголия во главе с Юмжагийном Цэдэнбалом, который привёл своих саблистов.

война, учебник, Япония, Корженевский

Информация в современном белорусском учебнике о Советско-японской войне. Разворот 2. Фото Георгия Корженевского

Сейчас создаются фильмы, но когда эта война шла, там никого не было, некому было снимать. В ночь с 8-го на 9-е августа начались боевые действия. Всё пылало, ибо обрушилась громадная мощь – авиация, танки, артиллерия. Стояло сплошное зарево. Наша задача заключалась в высадке десанта и в том, чтобы не дать японцам приблизиться к занимаемым нами границам. Мы ведь освободили Манчжурию и Корею.

На наш корабль погружались боевые части, и мы принимали по 300-400 человек. У японцев было сильно развито химическое оружие и они планировали его применять. Всем раздавали противогазы, но солдаты их при посадке на корабль выбрасывали. Однако сумочку от противогазов оставляли, потому что хорошо знали: в первую очередь туда можно положить харч.

Наш корабль высаживал десанты в Корею, но прежде ведь надо было разминировать пути, ведь японцы минировали все подходы. Также нужно было подавить береговую артиллерию и высадить корректировочные посты, чтобы знать, куда стрелять в ночное время. Перед нашим флотом стояла задача изолировать японский флот, который являлся большим по численности в сравнении с американским. Всю нашу линию мы держали под защитой и японцы знали хорошо, что соваться бесполезно.

Ревностный, миноносец, флот, Корженевский

«Ревностный» на полном ходу. Рельсы, по которым спускаются мины. На фото – старший помощник командира корабля. Фото из архива А.И. Лагоды

При таком наступлении, при такой войне, какая возможность была у корреспондентов?.. Ни одной ведь подлинной съёмки нет. Всё было так стремительно и мощно. Когда война окончилась, маршал Василевский приехал из Хабаровска во Владивосток, собрал флотский актив, с нашего корабля было пять человек, и я в том числе, приглашение получили все боевые единицы флота. И он поблагодарил нас: «Вы очень оперативно сработали.

Японцы побеждённые, пленённые, но непокорные

После войны море оставалось нашпигованным минами и нам приходилось всё разминировать. Правда, от японцев мы получали карты. Сам же японский флот поделили на четыре части, которые достались Соединённым Штатам Америки, Советскому Союзу, Франции и Великобритании. Наш эскадренный миноносец принимал участие в приёмке японского флота, которая шла в декабре 1945 года – январе 1946 года.

Японские корабли прибывали партиями к нашим берегам, мы их в море встречали, каждую партию вёл американский офицер. Когда они подходили к нашим кораблям, одним из правил было приспустить флаг перед победителями. Однако японцы этого не делали, все прятались вниз. Численность японцев на корабле была ограничена, только для того, чтобы обеспечить ему ход.

Японские корабли, которые передавались нам, далее двигались в бухту. Там выстраивается их команда, 50 – 70 человек. Наших столько же человек заходят на корабль. Японцы запускают механизмы, выходят в море, а наши наблюдают, как эти механизмы обслуживаются. Мы никак не могли разговаривать, языка не знали, японцы просто показывали. Дали круг 10 – 15 часов, возвращаемся в бухту, опять выстраивается команда японцев, посчитали их, потом они садятся на санитарный теплоход с красным крестом и отправляются в обратно Японию. Мы же доставляли корабли во Владивосток.

Владивосток, Ревностный, Лагода, Корженевский

Владивосток. Охрана входа на корабль. Фото из архива А.И. Лагоды

Наши войска взяли 650 тысяч военнопленных японцев. Они работали во Владивостоке, в Хабаровске, строили дома. Насчёт дисциплины у японцев – это первая армия в мире. Это не американская дисциплина и не немецкая дисциплина. Сказано офицером – всё, как отрублено. В день рождения своего императора, хоть они и военнопленные, а всё равно принесут в жертву одного своего японца, который делает себе харакири. У нас военнопленные были все равны между собой, не имело значения, офицер ты или рядовой. А у них чётко оставалось: и среди военнопленных офицер есть офицер. Все его приказания строго выполняются, ходят перед ним как перед офицером своей армии.

Почему же всё-таки целых семь лет службы?..

Сначала на флоте было положено 3 года службы. Потом добавили один год, и все поаплодировали. Потом сделали так, чтобы стало пять лет, и вновь все поаплодировали. В итоге официальный срок службы на флоте был установлен Сталиным – 5 лет. И вот война закончилась, а кем заменить?.. Исчерпали весь резерв, некого призывать было. Молодёжь ещё не подросла. А если на корабле нет одного специалиста, то корабль не боеспособен.

Так командующему флоту дали право задерживать на шесть месяцев, командиру соединения на три месяца, командиру корабля на два месяца. И вот так прозадерживали, что я был семь лет только на одном корабле. Мне давали в своё время и десять суток отпуска в поощрение, и десять суток ареста, но ничего этого реализовано не было, ибо кем меня заменить?..

Флот должен быть всегда в состоянии боевой готовности. Мы после войны только один месяц в 1946-ом году не патрулировали границу. Американцы ведь вели себя нагло, они всё время у наших берегов пропадали. Один месяц только без мазута стояли, а так всё время находились в движении. «Только море да небо вокруг!..» Если за лето три раза на земле побываешь по три часа, это хорошо.

Лагода, Витебск, победа

Александр Лагода с сыном. Фото Георгия Корженевского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *