А вы знали, что Мюнхгаузен похоронен на Витебщине?

и кого в Беларуси назвали «вторым бароном Мюнхгаузеном»?

296 лет назад родился Иероним Карл Фридрих фон Мюнхгаузен, которого впоследствии стали называть «самый правдивый человек на земле». Несколько лет он состоял на военной службе в русской армии, а когда вышел в отставку, то развлекался тем, что придумывал и рассказывал невероятные истории о своих приключениях в России. Причем, делал это так талантливо и остроумно, что послушать его приезжали даже издалека.

Но многие ли знают о том, что легендарный барон Мюнхгаузен имеет самое непосредственное отношение к нашей Беларуси, и к Витебщине в частности. Почему? Да хотя бы потому, что два года назад в Глубоком установили памятник этому персонажу.

Памятник Мюнхгаузену в Глубоком. Фото kraj.by

Скульптура, высота которой 3,5 метра, представляет собой фигуру человека, сидящего на ядре, которое вылетает из пушки. Неслучайно шляпа борона украшена вишенками, считающимися одним из символов Глубокого.

А местные жители уверены, что именно в их краях с Мюнхгаузеном приключился один известный случай:  однажды во время боя у барона закончились патроны, и он был вынужден зарядить свое оружие косточкой вишни. Так почему бы ему не сделать это в вишневой столице Беларуси?

К тому же на старом городском кладбище до наших дней сохранилась могила Мюнхгаузенов, Вильгельмины и Фердинанда, которые умерли, если верить надписи на чугунном кресте, в 1871 году. И глубочане хотят верить, что это не просто однофамильцы, а самые настоящие родственники легендарного барона.

Могила Мюнхгаузенов в Глубоком. Фото abvestki.by

Могила Мюнхгаузенов в Глубоком. Фото abvestki.by

Впрочем, у нас на белорусских землях жил и свой «Мюнхгаузен» – представитель древнейшего рода Радзивиллов Пане Коханку (Станислав). И, что интересно, некоторые авантюрные байки, которые он рассказывал о себе, были очень даже похожи на подвиги Мюнхгаузена. Кто у кого их позаимствовал  сказать сложно, ведь жили эти герои приблизительно в одно время.

Станислав Радзивилл (Пане Коханку). Фото materik.ru

Станислав Радзивилл (Пане Коханку). Фото materik.ru

Например, Лев Козлов в сборнике исторических анекдотов  «З дазволу караля і вялікага князя» приводит следующий рассказ Пане Коханку:

Был у меня черный конь. И тут начался штурм крепости. Лечу я на своем скакуне, как вдруг пушечное ядро, пущенное врагом, разрывает туловище моего коня на две половины. Я удержался в седле, а конь так разогнался, что с той половиной, на которой я сидел, просто через стену перелетел, и так первым я оказался в неприступной крепости, а за мной и остальное войско ворвалось…

– Все соответствует законам природы,  – поддержал рассказчика шляхтич Боровский. – Целый конь не перескочил бы, потому как он очень тяжелый, а половина коня в два раза легче и скорость набрала в два раза больше.

Присутствующие согласились с этим, и за это был поднят тост.

Помните, байку о половине коня любил рассказывать и Мюнхгаузен?

Интересное совпадение получается. А вдруг, будучи на службе в России, барон слышал подобные истории Пане Коханку, и, вернувшись к себе на Родину в Германию,  начал выдавать их за свои?

Впрочем, были у Станислава Радзивилла и такие байки в арсенале, которые даже такой выдумщик, как Мюнхгаузен, постеснялся бы выдавать за правду. Например, в этой же книге встречаем такой исторический анекдот:

Помню, один раз веду я эскадрон своих гусар в атаку. И тут вдруг как попадет в меня пушечное ядро, да как разорвет мое туловище на две, нет – на четыре части,  – начал рассказывать князь, но, увидев усмешки недоверия даже на лицах подвыпивших друзей, быстро спросил своего фаворита шляхтича Боровского:

 – Ты же помнишь, Борусю?

– Нет, не помню,  – отозвался тот, ведь как раз перед этим я уже был убит наповал.

Подобных баек Станислав Радзивилл мог рассказать немало, недаром его прозвали вторым бароном Мюнхгаузеном. Впрочем, некоторым имевшим место проделкам Пане Коханку немецкий барон наверняка бы позавидовал. Чего стоит хотя бы катание на санях в жаркий летний день.

Однажды подвыпивший князь пообещал гостям с утра прокатить их на санях по настоящему снегу. Конечно, никто ему не поверил. И какого же было удивление всех, когда на следующий день они увидели, что все дорога от замка посыпана солью и стоят запряженные сани. Говорят, этот «радзивилловский снег» крестьяне собирали еще долго…


  • Хемуль

    Жили они ну ооочень приблизительно в одно время.
    Всё таки Радзивилл родился когда Мюнхаузен уже на русскую службу поступил, а когда оставил её и уехал расказывать байки, Станиславу было всего 20 лет.
    Так что никак не мог Мюнхаузен у Радзивилла заимствовать, а вот наоборот — вполне возможно.

  • Саша Май

    Всего 20 лет в то время было как уже 20, учитывая то, как рано поступали на службу, заключали браки и т.д., поэтому могло быть всякое Но вполне может быть, что уже на русской службе барон начал свои байки травить, а они затем передавались из уст в уста и дошли до Пане Коханку. Впрочем, разве это так важно, кто у кого заимствовал? Скорее всего оба этих человека обладали незаурядной фантазией и чувством юмора.