«Верните мне смысл жизни!», или оршанский беспредел

Как бабушка из Оршанского района борется за свою внучку. За что отбирают наших детей?

Семья Овчинниковых

Семья Овчинниковых. Фото из семейного архива

В нелегкой жизненной ситуации оказалась 52-летняя бабушка из поселка Болбасово Оршанского района: Наталья Викторовна Овчинникова борется за право воспитывать свою родную внучку Машеньку.

На сегодняшний день девочка находится в Оршанском государственном социально-педагогическом центре (СПЦ), и бабушка, которая растила ребенка с грудного возраста,  практически через день вынуждена ездить более 18 километров туда и обратно, чтобы повидать малышку. Почему так произошло и кто виноват в сложившейся ситуации? Чтобы разобраться в перипетиях этой сложной истории, корреспондент «ВК» выехала в Оршанский район, что лично встретиться с Натальей Викторовной.

Бывший военный городок №20 – Болбасово – встретил нас хмурой дождливой погодой. Нужный адрес – улицу Грицевца  – удалось найти без труда. Типовой пятиэтажный дом стоит сразу возле стадиона и березовой аллеи. В хорошую погоду тут наверняка очень красиво.

березы, стадион, природа

Замечательное место для прогулок рядом с домом. Фото Саши Май

У входа в подъезд нас встречает моложавая приятная женщина и приглашает войти в дом. Проживает Наталья Викторовна со своим 81-летним отцом Виктором Ивановичем в двухкомнатной квартире на первом этаже.

Дом по улице Грицевца, в котором проживает Наталья с отцом. Фото Саши Май

Дом по улице Грицевца, в котором проживает Наталья с отцом. Фото Саши Май

В каждой комнате – иконы: на стене в зале, на полке на кухне и даже на прикроватной тумбочке в спальне.

Наталья уже надеется только на Бога. Фото Саши Май

Наталья уже надеется только на Бога. Фото Саши Май

На Бога только и надеюсь»,  – вздыхает Наталья и начинает свой рассказ.

С чего все начиналось

У меня есть 28-летняя дочь Саша. После окончания лицея в Шклове в восемнадцать лет она  поехала в Москву на заработки. Созванивались мы нечасто, да и связь у нас была односторонняя: когда Саша хотела, тогда и звонила, говорила, что работает на  рынке, снимает жилье…

Наталья собрала уже целую папку документов. Фото Саши Май

Наталья собрала уже целую папку документов. Фото Саши Май

Поэтому как гром среди ясного неба для меня была новость о том, что моя Саша родила ребенка. Мальчика Мишу депортировали в Беларусь, Сашу же якобы не нашли: она сбежала из роддома. Привезли малыша  в Оршанскую городскую больницу №1 имени Семашко. Я в растерянности пришла к заведующей учреждения, и уже там узнала, что мой внук родился на фоне приема наркотиков и потому у него есть определенные проблемы со здоровьем. Мне сказали, что он вряд ли будет  ходить, будет слабо видеть и не будет говорить. Предложили взять мальчика на воспитание, но предупредили, что за ним потребуется особый уход.

Тогда я спросила у заведующей:

– И что мне делать?

На что она ответила:

– Мальчику вы помочь не можете, спасайте дочь, пока есть возможность».

Тогда я написала отказ. Мишу отдали в Витебский областной специализированный дом ребенка, там врачи (спасибо им за это большое!) выходили малыша и поставили его на ноги. Сейчас Мише шестой год, он – инвалид, проживает в детском доме на улице Свидинского в Витебске. Я навещала его несколько раз, и Саша к нему тоже ездила, когда была в Беларуси…

Наталья показывает семейные фото. Фото Саши Май

Наталья показывает семейные фото. Фото Саши Май

С себя вины я не снимаю

Пока дочь жила с нами, мне казалось, что все наладилось. Я никогда не сталкивалась с наркотиками, и по простоте своей, честно говоря, не особо разбираюсь в их действии. Мне казалось, что дочь завязала с пагубным пристрастием, но вскоре она вновь отправилась в Москву.

С себя вины я не снимаю. Я, конечно, виновата, что у нас не было с Сашей близких отношений. Она еще в школе была непослушной. Училась неплохо, но за поведение у нее всегда были «двойки», а в старших классах за регулярные прогулы нас неоднократно вызывали на профилактические беседы. Возможно, она так переживала наш развод с отцом, не складывались у нее отношения и с одноклассниками, и с учителями. У дочки было много комплексов, она комплексовала из-за маленького роста, веснушек. Мне кажется, она так себя вела потому, что хотела как-то продемонстрировать свою значимость, выделиться из толпы сверстников.

В квартире Овчинниковых уютно и чисто. Фото Саши Май

В квартире Овчинниковых уютно и чисто. Фото Саши Май

Рождение Машеньки

Вскоре я узнала, что моя Саша в Зеленограде (один из административных округов Москвы – прим. автора) родила еще одного ребенка. Сразу, как только смогла, я выехала к ней. Она жила с мужчиной в его квартире, туда же из роддома привезли  маленькую Машу. Думаю, моя дочь просто хотела как-то зацепиться за Москву, как и все молодые девчонки, мечтая о богатом принце. Да вот только на принца сожитель ее никак не тянул.

У них дома постоянно собирались компании, они подолгу сидели на кухне, пока я Машку качала. Гости эти были очень странные: сидят все осоловевшие такие,  я думала, они пьют, а оказалось… В общем, сегодня четверых из них уже нет в живых.

Месяц, который я провела в Москве, был кошмаром. В конце концов, мне удалось уговорить Сашу с Машей поехать со мной, и мы вернулись в Болбасово.

квартира, кухня, обеденный стол

В этой квартире когда-то жила и Машенька. Фото Саши Май

Саша начала пить, очень сильно пить

Первые полгода Саша держалась, ухаживала за малышкой, была хорошей мамой. Но затем дочка моя снова сорвалась и начала пить, очень сильно пить. Денег на наркотики у нее не было, да и достать их у нас негде, не то, что в Зеленограде, где препараты можно приобрести в обычной аптеке. Поэтому лошадиными дозами алкоголя она, видимо, пыталась достигнуть того состояния, которое давали ей наркотики.

Она могла сказать нам с дедом, что уходит на два часа, а пропасть на месяц, ни разу не позвонив. Поэтому мне пришлось забыть о своей личной жизни и заняться воспитанием маленькой Маши…

Машеньку ждут дома не только бабушка с прадедушкой, но и ее игрушки. Фото Саши Май

Машеньку ждут дома не только бабушка с прадедушкой, но и ее игрушки. Фото Саши Май

До поры до времени мы пытались скрывать ото всех, что происходит у нас в семье, но шило в мешке не утаишь. Так мы попали в СОП, как семья в социально-опасном положении. К нам регулярно стали ходить с проверками из милиции и органов опеки. Сашу к тому времени уже  лишили родительских прав по отношению к Мише, стоял такой же вопрос и по отношению к Маше. Девочку даже забирали у нас: полгода она находилась  в Витебске в доме ребенка вместе с Мишей. Затем Машу вернули, Саша, по окончанию декретного отпуска, вышла на работу, и скрывать что-то и вовсе стало невозможно.

Саша прогуливала работу, ее несколько раз помещали в сизо, но уволить не имели права – она обязанное лицо, выплачивает алименты на Мишу. Я сама несколько раз вызывала дочери скорую с психбольницы, консультировалась с врачами, трижды ее кодировала, но каждый раз дочка срывалась.

А однажды, этим летом, она не пришла домой вместе с Машей. Прождав несколько часов, я обратилась в милицию с просьбой помочь мне найти хотя бы маленькую внучку. Вскоре выяснилось, что Машенька заперта в квартире с какой-то женщиной. Мы приехали туда вместе с сотрудниками милиции, там уже были  представителями детского сада, куда я вожу Машу (ясли-сад №5 – прим. автора). Мне разрешили забрать внучку, я подписала все бумаги, и три месяца девочка жила со мной и прадедом.

Виктор Иванович тоже не понимает, почему им не отдают малышку. Фото Саши Май

Виктор Иванович тоже не понимает, почему им не отдают малышку. Фото Саши Май

Пообещали, что в деле об опеке проблем не будет

Мне пообещали всяческую поддержку и содействие в деле об оформлении опеки над внучкой, и я спокойно стала собирать документы.

Одно из обязательных условий – обеспечить раздельное проживание ребенка и ее матери Саши. Выполнить это нужно было до 20 ноября. 13-го моя дочь вышла замуж, прописалась у мужа и переехала к нему.

Саша прописалась по новому адресу 13 ноября. Фото Саши Май

Саша прописалась по новому адресу 13 ноября. Фото Саши Май

Отметим, что в тоже время в акте обследования жилищно-бытовых условий от 16 ноября почему-то указано, что Саша проживает вместе со своей семьей. На основании этого акта, который именно и свидетельствует, что не созданы условия раздельного проживания Маши и Саши, а также со ссылкой на то, что у бабушки нет положительного опыта в воспитании детей и на то, что соседи якобы видели Наталью выпившей, ей отказано в установлении опеки.

протокол

Выдержка из заключения органов опеки

женщина работает на одном предприятии – Оршанском авиаремонтном заводе – уже более 25 лет, у нее есть положительная характеристика с работы. Положительно характеризует ее и участковый.

Характеристика с места работы. Фото Саши Май

Характеристика с места работы. Фото Саши Май

Сейчас Наталья стала собирать подписи под обращением отдать мне внучку, уже подписались более 130 человек – соседи, коллеги, просто посторонние люди, которые не понимают, почему мне не могут отдать на воспитание внучку.

Жители Болбасово подписывают ходатайство

Жители Болбасово подписывают ходатайство

Подписавшиеся оставляют свои контакты, чтобы органы опеки могли с ними связаться

Подписавшиеся оставляют свои контакты, чтобы органы опеки могли с ними связаться

На вопросы нет ответов

Наталья Овчинникова говорит:

Методист органов опеки Наталья Лемешева, которая ведет мое дело, ссылается на то, что мои соседи говорят, что видели меня пьяной. Когда я спрашиваю, кто именно – не отвечает. Вы пройдите по моим соседям – никто этого не скажет.

К делу приложены акты обследования за 2012 и 2013 год, где указано, что я находилась в легком алкогольном опьянении. Но никакого медицинского освидетельствования никто не проводил. Я не спорю, может, я в те годы когда-то и могла выпить, но чаще всего я просто так выглядела на фоне того, что плохо переносила климакс и принимала препараты.

Акт за 2012 год

Акт за 2012 год

К тому же, тогда приходили проверять не меня, а Сашу, которая еще не была лишена родительских прав.  Почему в деле не учитываются акты 2015 года, когда проверяли меня как кандидата в опекуны, и я ни разу, в какой бы день или в какое бы время они ни пришли, не была замечена выпившей?

акт, документ

Акт за 2015 год

Да и внучку у меня забрали еще до вынесения решения суда о лишении  родительских прав в отношении Саши, прямо из садика, пока я была на работе. Сослались на то, что она якобы находится в социально-опасной ситуации. Но как так: в августе, когда мне ее отдали, они не видели опасности для ребенка, а в октябре она вдруг появилась?

Дождусь ли я правнучку?

Мы с отцом собрали все нужные документы, прошли медкомиссию, мой бедный папа, как член семьи кандидата в опекуны, вместе со мной ходил по всем врачебным кабинетам. За эти месяцы он постарел больше, чем за несколько лет. Теперь сидит иногда и плачет:

– Дождусь ли я правнучку, или так и умру, не увидев ее?

дедушка, собака

Прадедушка очень постарел на фоне переживаний. Фото Саши Май

Бабушка, моя бабушка…

Нам очень не хватает Машеньки, приходишь домой с работы – а тут тишина, нет родного голоска, никто не просит:

– Бабушка, давай вареники сделаем.

Я приезжаю к ней в СПЦ, плачем обе, и сотрудники учреждения вместе с нами… И малышка моя мне говорит:

– Бабушка, ты только не плачь, я потерплю, пока ты меня заберешь.

А тут недавно в один из приездов Маша мне говорит:

– Ко мне мама Люда приходила.

Какая мама Люда? Понять не могу. Неужели органы опеки уже нашли какую-то чужую семью для моей Машеньки? Но как так, почему не отдать девочку родной бабушке в привычную для нее обстановку? Слава Богу, я еще не старая (Наталье всего 52 года, некоторые в этом возрасте еще мамы – прим. автора), и мне, надеюсь, хватит сил воспитать внучку.

Хотя на фоне всех переживаний у меня начала развиваться аллергия, я вся чешусь, врачи назначают противоаллергические препараты и настоятельно рекомендуют не нервничать. А как не нервничать, если свою внучку я больше могу не увидеть? К тому же меня очень пугает то, что с октября по январь, пока Маша находится в социально-педагогическом центре, она уже четыре раза болела бронхитом и была госпитализирована. Раньше моя внучка так часто не болела!

Наталья Овчинникова со слезами рассказывает о своей внучке. Фото Саши Май

Наталья Овчинникова со слезами рассказывает о своей внучке. Фото Саши Май

Что вы привязались к Маше, берите Мишу!

А еще самое интересное. Наталья Лемешева мне говорит:

– Что вы привязались к Маше? Берите вон Мишу и воспитывайте.

То есть получается, что для Маши жить со мной опасно, а для Миши нет? А, может, все дело в том, что у Миши шансов на усыновлении практически нет, а желающие удочерить трехлетнюю здоровую девочку всегда найдутся. Тем более, что Маша – умничка, развитый ребенок.

Машенька читает стихи Деду Морозу. Фото Саши Май

Машенька читает стихи Деду Морозу

Перед  Новым годом к ним в социально-педагогический центр  приезжал глава администрации Президента Александр Косинец. Он обратил внимание именно на мою Машу, фотографировался с ней. Снимки напечатали даже в наших местных газетах.

Про родную внучку бабушка узнает из газет.Фото Саши Май

Про родную внучку бабушка узнает из газет

Я не собираюсь сдаваться. На днях была на приеме у заместителя председателя Оршанского райисполкома Олега Валерьевича Смирновского, рассказала ему свою ситуацию, попросила помощи. Мне обещали письменно прислать ответ на мое обращение.

Кроме этого, я собираюсь оспорить результаты заключения отдела образования. Мне очень важно, чтобы меня услышали и поняли мои чувства. Право воспитывать собственную внучку – это все, что я хочу. Пожалуйста, верните мне смысл жизни.

Взгляд на ситуацию со стороны:

Рассказ Натальи Викторовны был очень эмоциональным и экспрессивным, не посочувствовать этой женщине просто невозможно. Заметно, что она очень переживает из-за сложившейся ситуации и просто не знает, что ей делать. Но мы постараемся остаться беспристрастными  и обратимся к фактам.

1.Впечатление пьющей женщины Наталья Викторовна никак не производит. Наоборот, для своих лет она выглядит очень хорошо, к тому же в спальне у нее есть различный спортивный инвентарь, на котором, по признанию женщины, она регулярно занимается.

Возле кровати бабушки иконы и спортивный инвентарь. Фото Саши Май

Возле кровати бабушки иконы и спортивный инвентарь. Фото Саши Май

Опять же характеристика с работы. Если бы за ней водились «алкогольные грешки», стал ли бы директор предприятия ставить свою подпись? Есть в деле и характеристика участкового инспектора, майора милиции  Бориса Владимировича Кириченко. Мы попытались ему позвонить, однако, он отказался говорить с нами по телефону, а встретиться лично не смог, сославшись на то, что в тот день отдыхал после суточного дежурства.

характеристика

Участковый также дает положительную характеристику

Вполне возможно, что три года назад Наталья Викторовна позволяла себе некие вольности с алкоголем, но ведь с тех пор прошло достаточно времени – она вполне могла исправиться, тем более, что ни в одном акте за 2015 год нет записи о том, что она была замечена выпившей.

2.Квартира кандидата в опекуны производит очень благоприятное впечатление. Все прибрано, у Машеньки есть отдельное спальное место – тахта в спальне у бабушки, где девочку ждут ее игрушки и полный шкаф вещей.

У Машеньки целый шкаф вещей. Фото Саши Май

У Машеньки целый шкаф вещей. Фото Саши Май

Среди них – как верхняя одежда, постельное белье, повседневная одежда, так и наряды «на выход». Например, вот это платье бабушка купила Маше специально для Новогодней елки в социально-педагогическом центре. После утренника Наталье Владимировне его вернули.

шкаф, вещи

Эта платьице бабушка купила внучке на Новый год. Фото Саши Май

3. На нашей встрече, как говорилось ранее, присутствовал и прадедушка девочки Виктор Иванович, который, видно даже невооруженным взглядом, тоже очень переживает. Живут в квартире и очаровательные животные: кот Яша и небольшая собака Соня. Понятно, что они очень чистоплотные. После того, как дедушка сводил собаку на улицу, прежде, чем пустить ее на ковер, Виктор Иванович даже помыл ей лапки.

книги, столик

Машеньку ждут не только игрушки и вещи, но и книжки. Фото Саши Май

4.Что касается Саши. Сложно сказать, что привело ее к такой жизни. Видно, что Наталья Владимировна устала от этой ситуации и предоставила дочери право жить, как ей того хочется. Конечно, она виновата. Может, нужно было в детстве и ли в подростковом возрасте уделять дочке больше внимание, особенно после развода с мужем, может, нужно было не отпускать ее в Москву. Но, как говорится, не судите, да не судимы будете. И сейчас, как нам кажется, бабушка хочет, воспитывая внучку, загладить своей грех перед дочкой. И если дать ей шанс, то, наверняка, она не подведет. Ведь Маша – это самое главное, что у нее осталось в жизни.

5Ситуация с Мишей. Сложно осуждать женщину за то, что она отказалась от опеки над ним. Наверняка, она просто испугалась, что, не имея специального образования, сможет обеспечить ему должный медицинский уход. Да и многие ли на ее месте согласились бы? Тем не понятнее позиция органов опеки, которые, по утверждению Натальи Викторовны, предлагают ей взять под опеку Мишу, считая, что она справится с воспитанием ребенка-инвалида, а здоровую Машу, за которой не требуется специального ухода, вырастить не сможет.

6.Мы попытались получить комментарий от представителей оршанского отдела образования. Но методист по охране детства, который курирует это дело, Наталья Лемешева, отказалась говорить с нами без разрешения начальства.

здание, отдел образования, орша

Здесь с нами разговаривать отказались. Фото Саши Май

Начальника же отдела образования, спорта и туризма Андрея Владимировича Загурского не было на месте. Сергей Дмитриевич Горбачев, исполняющий обязанности заместителя начальника отдела, сославшись на то, что перед интервью нужно получить разрешение райисполкома (интересно, правда?), предложил нам написать письмо на сайт отдела образования, выслав подготовленный материал, на который они и дадут комментарий. Мы так и сделали, выслали письмо на предложенный электронный адрес еще в понедельник 1 февраля, но обещанного ответа, к сожалению, так и не дождались.

Такое письмо мы отправили в Оршу 1 февраля

Такое письмо мы отправили в Оршу 1 февраля

7Перед отъездом в Витебск, мы решили заглянуть к соседям Натальи Викторовны, чтобы узнать, что они думают о сложившейся ситуации. Первой нам открыла дверь ближайшая соседка Наталья Павловна Болотян, у них с Натальей Викторовной общий тамбур, к тому же Наталья Павловна – непосредственный начальник Овчинниковой.

женщина

Наталья Павловна Болотян. Фото Саши Май

Вот, что она рассказала:

Я знаю Наташу уже более сорока лет. Раньше нас здесь жило три семьи, сейчас – две. Мы всегда жили дружно, как в коммуналке, поддерживали друг друга, помогали. Я не понимаю, что происходит, у нас весь коллектив не понимает, зачем органы опеки мучают и ребенка, который очень любит бабушку, и саму Наташу. Она чуть держится из-за всех этих переживаний! А дедушка как сдал в последнее время – на нем лица нет.

Даже не представляю, кто из наших соседей в прошлом году мог видеть Наташу пьяной. Она вообще не пьет, уж я-то знала бы, и как ближайшая соседка, и как начальник. Да и разве я держала бы на материально ответственной должности – кладовщиком – пьющего человека? Лично ко мне представители органов опеки не заходили ни разу, а если бы зашли, я бы им сказала, что хоть на детекторе лжи меня допрашивайте, я поклясться могу, что Наталья не пьет. И Машеньку я знаю, очень любознательная девочка, всегда чисто и аккуратно одетая.

Мы всем коллективом нашего завода считаем: пусть бы отдали бабушке внучку. Ведь неужели чужая семья, какой бы хорошей она не была, может заменить родного человека?».

На втором этаже двери нам открыла Оксана Святославовна Береснева, многодетная мама, наравне с родными детьми воспитывающая и приемного ребенка:

Наталью Владимировну пьяной я не видела ни разу. Она хорошая женщина, и с внучкой у нее хорошие отношения. Летом наши дети во дворе вместе гуляли. Я считаю, ей можно и нужно отдать ребенка на воспитание».

8. Есть на эту ситуацию свое мнение и у юриста, Елены Кашиной, которая занимается этим делом:

Ко мне обратилась Наталья Овчинникова с просьбой помочь разобраться с документами, на основании которых Оршанским исполнительным комитетом ей отказано в установлении опеки над несовершеннолетней внучкой Машей.

При ознакомлении с документами оказалось, что решение основано на недостоверных сведениях. Вызывает много вопросов Заключение, подготовленное  специалистами Отдела образования спорта и туризма Оршанского райисполкома. В частности, в нем перечисляются акты обследования жилищных условий на момент проживания в семье дочери Натальи – Саши, которая в настоящее время лишена родительских прав и проживает отдельно.

Указано также, что Наталья  не имеет положительного опыта в воспитании детей. Но ведь Наталья сама воспитала свою дочь, которая успешно окончила школу и получила профессию.

Непосредственной вины Натальи в том, что произошло с Сашей впоследствии, нет. И потому делать умозаключение об отсутствии положительного опыта в воспитании дочери крайне неправильно.

Есть в Заключении и информация о том, что соседи якобы видели Наталью Овчинникову выпившей. Однако сведений, кто конкретно это утверждает – нет.  Следовательно, даже оспорить их как клеветнические нельзя. А если это действительно клевета, оговор? Почему свое заключение специалисты основывают на неподтвержденных данных?

И самое удивительное заключается в том, что, согласно официальным документам, дочь Натальи с 13.11.2015 года зарегистрирована по другому адресу. Но при этом в заключении указано, что Наталья Овчинникова не создала условия раздельного проживания дочери, лишенной родительских прав, и внучки. Тут уже возникает вопрос, умышленно или по халатности специалисты основываются на недостоверной информации?

13-го ноября Саша официально вышла замуж и прописалась у мужа

13-го ноября Саша официально вышла замуж и прописалась у мужа

Все иные, предоставленные кандидатом в опекуны документы, предусмотренные п. 4.4 Перечня административных процедур, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 26 апреля 2010 г. № 200 «Об административных процедурах, осуществляемых государственными органами и иными организациями по заявлениям граждан» свидетельствуют о готовности Натальи Овчинниковой  воспитывать свою внучку, а также о наличии необходимых для этого условий.

Хотелось бы еще отметить такой, как мне представляется, весьма существенный момент. И ранее (в 2012, 2013 гг.), и в прошедшем 2015 году при обследовании жилого помещения, где проживает семья Натальи Овчиниковой,  составлялись документы, фиксирующие результаты обследования (акт обследования жилищных условий). Практически все эти акты выполнены печатным способом. Следовательно, составлялись они вне обследуемого жилого помещения. К тому же на данных актах имеется подпись либо дочери Натальи  –  Александры, либо самой Натальи Овчинниковой.  При разговоре с Натальей  Викторовной выяснилось, что чаще всего акты составлялись значительно позже, чем было произведено само обследование. При предоставлении на подпись копия такого акта на руки не выдавалась, и более того, Наталье не разъяснялось, что если она не согласна с той информацией, которая содержится в документе, то  она может об этом указать письменно на самом акте. Как выясняется теперь, со многим, что указано в этих актах, Наталья не согласна.

Потому я не могу сказать, что указанная в заключении информация о Наталье Овчинниковой объективна и непредвзята. А ведь только на основе этого заключения ей отказано в установлении опеки над несовершеннолетней внучкой, в воспитании которой Наталья принимала непосредственное участие с самого рождения девочки».

Мы будем следить за развитием ситуации, и обязательно сообщим вам, чем она закончится. Хочется искренне надеяться, что у маленькой Маши все будет хорошо.

10 комментариев

  1. Здравствуйте, Наталья Владимировна! Очень Вам сочувствую, но думаю, Вы добьетесь внучку. Обратитесь в Министерство образования с целью проведения проверки по Вашему делу, а также с жалобой на представителя оршанского отдела образования Н. Лемешеву. (Я бы на нее в суд за клевету подала). Я думаю Вам помогут. А уже если и в Министерстве (в чем я уверенна на 100% , врятли), согласятся с вынесенным решением, обращайтесь в Следственный комитет.

    • Спасибо за слова поддержки. Конечно, Наталья не собирается опускать руки. Вместе с юристом Еленой они сейчас пытаются оспорить заключение местного отдела образования. Затем, при необходимости, будут обращаться в вышестоящие инстанции.

  2. Да, здесь коррупционная составляющая вполне может иметь место. Нужно разобраться с директором этого Оршанского государственного социально-педагогического центра и “мамой Людой” насчёт их возможного сговора, и подключить к этому Следственный комитет. Как же, девочку даже с Косинцем сфотографировали, ребёнок образцовый, отчего ж не позариться… Вот где подлинные Содом и Гоморра, система беззакония на местах, когда даже в официальном документе перевираются факты насчёт места проживания матери. В общем, благодатная почва для заведения уголовного дела…

  3. Пока на лицо видны признаки самоуправства или злоупотребления служебным положением чиновников отдела образования.Вот по этому факту и надо обращаться с письменным заявлением в Следственный комитет, он направит дело милиции на проверку, а потом их заключение можно опротестовать… Но всё надо начинать с подписи под заявлением бабушки…

  4. Да. ситуация … Странно конечно, почему бабушка могла воспитывать 3 месяца, без всяких документов.. а потом вдруг не смогла? Почему при вынесении решения в отношении бабушки использованы Акты, ранее, составленные в отношении дочери? Почему документально подтвержденный факт перерегистрации дочери, лишенной родительских прав сокрыт и при принятии решения (отказе в установлении опеки) фигурирует, как веское основание отказа – совместное проживание мамы ребенка и бабушки? И как может быть “отсутствие положительного опыта в воспитании”, если Наталья имеет положительный опыт в воспитании и самой этой внучки? Все это крайне странно, особенно на фоне информации из НЦУ, что у нас в Респ,Беларусь образовалась очередь из потенциальных усыновителей на детей 0-3 г. Я ничего не имею против этого, и только за.. но ведь не ценой раздирания родных, в ситуации, когда можно сохранить …

  5. Действительно, вопросов очень много. Ответы мы и хотели получить от представителей отдела образования, которые, к сожалению, нас проигнорировали.

  6. Судя по грамотному комментарию адвоката шансы выиграть суд достаточно высоки. На самом деле как только в отдел образования придет повестка – забегают как ужаленные. Чем больше судов будет против действий субъектов профилактики (охраны детства) – тем меньше у них будет желания работать спустя рукава.

  7. Zdravstvyite. Ja uchilas’ s Sahei v odnom klasse v Bolbasovskoi Srednei Shkole do 2001 goda. S tex por mi bol’she ne videlis s nei. Yznala o situacii ot rodstvennikov. Ochen’ ogorchena i rasstroena shto tak slojilas’ ee syd’ba. Ja ochen’ nadeus’ chto Mashen’ky vse-taki vernyt rodnoi babyshke i oni bydyt schastlivi na skol’ko eto vozmojno v slojivsheisia situacii. Hochy pojelat’ Natal’e Viktorovne terpenia i ydachi.

  8. Интересно узнать, ответили ли “спецыялисты” из ГОРОО на письмо? Пошли ли на контакт с прессой или так до сих пор ждут разрешения (якобы) из райисполкома. Орша – это нечто. А отдел образования – чиновничий беспредел. Cкажите, материал публикации распространялся ещё где-нибудь (в печатных изданиях) или был только в сети?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *