3 истории про Петра Машерова: про чиновников, детство и любовь к людям

любимый народный политик, каким он был

4 октября 1980 года трагически погиб Петр Миронович Машеров, один из самых любимых в народе белорусских политиков. Он оставил после себя светлую память и стал героем множества невероятных историй, которые до сих пор рассказывают с теплом.

вгу, концерт, машеров

На праздновании 100-летия со дня рождения Машерова в ВГУ. Фото Саши Май

История №1, про детство

Эта история случайно попала в руки нашему корреспонденту. Записи на пяти аудиокассетах с растянутой пленкой и местами осыпавшемся магнитным слоем передала ему жена Машерова, Полина Андреевна.

В начале 70-х годов в семье Машеровых появился один из первых попавших в БССР импортных «диктофонов». Его использовали в семье для развлечения: тайком записывали семейные застолья и праздники. Так стали известны истории Петра Мироновича, рассказанные им в неофициальной обстановке. Интересно, что Машеров действительно был очень приличным человеком, нигде на записи не услышишь ни мата, ни пошлостей. Одна из рассказанных на диктофон историй посвящена детству политика.

А вот случай был такой, значит. Пошли мы в сад чужой – вишни рвать. Я был тогда небольшого роста. Со мной был Павел (старший брат) и двое парней – его друзья. Ну, зашли в сад, они залезли на вишню, а я снизу стою, смотрю. Забраться на вишню не могу. А тут вдруг хозяин сада идет. Пацаны из этого сада вниз по склону – и в кусты. А я почему-то остался там. Вижу, он идет по дорожке, и мне кажется, что он меня тоже видит. Когда он поравнялся со мной, я как рванул оттуда у него на глазах! А он оставил лошадь, старик этот, – и за мной! Я через соседний двор от него убежал. А он через всю деревню – ко мне домой. Я иду дворами, смотрю – стоят парни, что со мной были, и доедают вишни. Прихожу домой, наши уже все знают. Виноват, конечно, – был в чужом саду. Хотя ведь я ни одной вишни не сорвал. Мать кричит, отец тащит ремень. Но я не убежал. Начали меня бить ремнем. Сначала я не плакал, но потом начал слезы просто ручьем лить. Потому что они меня всячески ругали, а при этом хвалили Павла – стоит, мол, с него пример брать. Обида была неимоверная, но Павла я не выдал. Кстати, все драки с ним я начинал. И махорку у папы я крал. Помню, у отца вожжи лежали плетеные, а в вожжах мать спрятала 35 рублей – это деньги, за которые мы корову продали. Там были и рублевые бумажки. И вот мы тайком брали этот рубль и шли играть. Потом назад его возвращали. Год с этим рублем играли каждую неделю. И вот однажды я проиграл этот рубль – назад положить уже нечего. Мать обнаружила. Но пронесло.» (Хоровые песни, длительный застольный шум, плохо различимые разговоры.)

Памятная доска Петру Машерову на здании Витебского педагогического университета. Фото Саши Май

А вот жизненное кредо Петра Мироновича:

Не столько надо самому знать и уметь, сколько видеть хорошее в других людях. Тогда и сам будешь многое значить. Вот моя мораль, вот мой принцип. Поэтому если я и сержусь на людей, я все равно их жалею и люблю. Поэтому я живу. Я очень люблю людей. Я ведь любому человеку могу все зубы выбить. Но я же ему потом и другие вставлю – лучшие, более верно действующие. Я очень люблю людей… И переживаю из-за недостатков, которые есть у многих.» (Хоровое пение народных песен. Запись обрывается.)

Полностью расшифровку записей можно найти на нашем сайте. 

История №2, про чиновников

Из воспоминаний нашей читательницы, история рассказана ее отцом, который работал шофером и возил чиновников:

Машеров любил так сделать: на вертолете прилетит в центр, посадит его на площади и говорит начальству: «поехали в колхоз». Все, конечно, в костюмчиках, галстуках, а Машеров уже высаживался в болотных сапогах, телогрейке. Едут в колхоз, а Машеров уже с вертолета посмотрел, где там болота, где что. Идет впереди чиновников в болотных сапогах, а они в туфельках-костюмчиках за ним по болоту. Там до сухого места дошел, в вертолет сел — и улетел. А чиновники назад идут. Отец мне рассказывал так. 

Петр Миронович на праздновании 1000-летия Витебска. Фото из личного архива Василия Баранова

История №3, про войну и любовь к людям

Эту историю записали в 2010 году студенты ВГУ им. П. М. Машерова во время встречи с заслуженной учительницей БССР Верой Эдуардовной Воротынской, которая лично знала Петра Мироновича, работала с ним в одной школе, а после была связной в его партизанской бригаде. Вере Эдуардовне выпала тяжелая миссия проводить Машерова к месту, где фашисты расстреляли его мать. Женщина вспоминала, что Машеров винил себя в ее гибели, в том что не смог вовремя переправить ее к партизанам. Но история, которую рассказала Вера Эдуардовна, родом из счастливых довоенных школьных времен.

Я еще помню, как до войны Петр Миронович любил организовывать лыжные походы со своими учениками. Во время их мы не только знакомились с историей своего края, но и проводили соревнования по лыжным гонкам. Расскажу один интересный случай: однажды у одной из участниц состязаний сломалась лыжа, и она очень расстроилась. Тогда Машеров отдал ей свою, сказав, что он и с одной лыжей победит. Не поверите, но так и случилось!

Традиция лыжных походов, история города-сада с названием Партизанск, которая так никогда и не случилось, фотографии, которые до сих пор хранятся в витебских семьях, как добрая память — мы рассказали вам здесь далеко не все истории, которые нам известны. Если вы хотите знать больше о судьбе Петра Мироновича Машерова, читайте также его биографию на нашем сайте: А если бы президентом был наш земляк?

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА