«Немного волшебник» ректор ВГМУ Анатолий Щастный про пересадки почки, донорский материал и трансплантологию

Фото Олега Климовича
Общество

и вообще про то, как это все происходит

Пересадка органов является одним из самых высокотехнологичных направлений в современной медицине. В Беларуси за послед­ние годы сделаны такие существенные шаги в его развитии, что республика заняла лидирующие позиции в СНГ и вошла в топ-20 трансплантационных держав мира. Успешно осуществляется и региональная политика по пересадке органов, позволяющая выполнять сложные операции на местах, а затем наблюдать таких пациентов. 

«Витьбичи» побывали в областном научно-практическом центре трансплантологии, созданном на базе Витебской областной клинической больницы.

Отделение открылось в 2014 году, всего выполнено 82 пересадки донорской почки. Первые пересадки почки состоялись в Витебске 14 и 15 сентября 2015 года на базе областной клинической больницы в отделении клинической гепатологии и трансплантации специалистами Республиканского научно-практического центра трансплантации органов и тканей, совместно с витебскими специалистами.

Анатолий Щастный, ректор Витебского государственного медицинского университета, который также принимал участие в операциях, тогда пояснил:

В понедельник была прооперирована 30-летняя женщина, которая ждала донорскую почку более 6 лет. Во вторник новый орган получил мужчина 1974 года рождения, который стоял в листе ожидания 2 года. С участием специалистов РНПЦ проходит и послеоперационный период. Но фактически мы сейчас готовы самостоятельно осуществлять весь комплекс действий: от подготовки к пересадке до послеоперационного наблюдения.

Витебск стал четвертым регионом, где начали проводить данную операцию. Об этом можно прочитать здесь.

«Немного волшебник» ректор ВГМУ Анатолий Щастный про пересадки почки, донорский материал и трансплантологию
Фото Олега Климовича

Сейчас в отделении сформировался замечательный коллектив, состоящий в основном из молодых специалистов, у которых велико же­лание постигать новое. Они прошли обучение в Минске на базе РНПЦ трансплантологии органов и тканей, а также в Германии. Это сотрудники областного научно-практического центра, а также кафедры ВГМУ во главе с ректором университета Анатолием Тадеушевичем Щастным, который и сам много оперирует.

Каждый день хирурга требует полной концентрации сил и внимания. И остается только поражаться трудоспособности и самоотдаче людей, посвятивших себя этой профессии и не оставляющих ее даже будучи загруженными под завязку административной и общественной работой.

В.: В прошлом году на базе ВГМУ была открыта экспериментальная лаборатория по пересадке органов и тканей у животных. Для чего это было сделано?

— Да, практические навыки отработаны, мы ими владеем, но надо учить студентов, аспирантов. Кроме того, на модели пересадки органов животным проводятся научные исследования. К примеру, накануне нашего разговора была осуществлена пересадка почки у свиньи. Закуплено все необходимое оборудование, даже дыхательный аппарат для животных. Работаем вместе с сотрудниками ВГАВМ, и уже есть хорошие результаты.

— Совсем скоро мы «открываем консультативный кабинет, и все необходимые наблюдения будут проводиться в областном центре: осмотр нефролога, хирурга, сдача ана­лизов и коррекция медикаментозного лечения, — продолжил Анатолий Тадеушевич. — До недавнего времени у нас не было биохимического анализатора для определения концентрации лекарства в крови, сейчас он приобретен, специалисты подготовлены. Вообще, теперь есть все необходимое оборудование для выполнения узи, иммуногистохимии, пункции почки.

В.: К сожалению, пересадка органов в массовом сознании все еще связана со слухами и опасениями. Откуда берете донорский материал?

— Естественно, от умерших. Наш центр работает только с такими донорами. Родственная пересадка, когда, к примеру, больному ребенку отдает свою почку или часть печени взрослый (мать, отец, сестра или брат) — другое направление, оно развивается во всем мире, в том числе и у нас на базе РНПЦ. Без­условно, предпочтительнее получить орган от родственников. В других случаях, несмотря на применение специальных препаратов, сущест­вует угроза отторжения, даже и в отдаленной перспективе. В нашей практике было два случая отторжения пересаженной почки.

В.: Какие случаи наиболее па­мятны?

— Естественно, запомнилась первая пересадка. Молодая пациентка из Шарковщины на следующий день после выполнения операции говорит: «Наконец-то смогу посмотреть мир, съездить в Минск». Для нее даже такое недалекое путешествие было недосягаемой мечтой, так как ей постоянно проводили перитонеальный диализ, и она была привязана к дому. Были пациенты — брат с сестрой — со схожим заболеванием почек. Им обоим понадобилась пересадка. Все наши пациенты живы, что, без­у­словно, радует.

В.: Есть ли возрастные ограничения для такой операции?

— Более десятка пациентов были старше 61 года, так что главное — состояние здоровья человека и наличие подходящего органа.

В.: Нуждается ли в совершенствовании законодательная база трансплантологии?

— Да, действительно, назрели перемены, об этом недавно говорил руководитель РНПЦ трансплантологии органов и тканей Олег Руммо. Подготовлен пакет соответствующих документов, я тоже буду участвовать в их обсуждении. В настоящий момент требуется отечественное законодательство привести в соответствие с международными нормами. В трансплантологии всегда существует проблема донорских органов. Беларусь — страна небольшая, нам необходимо войти в международный банк органов, тогда сможем помочь большему числу пациентов как у нас, так и за рубежом.

В.: Сейчас выдвигается много гипотез о перспективах пересадки органов. По вашему мнению, что ждет медицину в этом направлении?

— Думаю, что в будущем, скорее всего, органы для пересадки будут «печатать» на 3D-принтере. Созданы соответствующие клеточные технологии, они развиваются, и в Китае уже осуществили трансплантацию выращенного органа.

В.: Как вы оцениваете идею пересадки головы? Бред, фантастика или реальная возможность?

— Расцениваю как эксперимент. Насколько он может быть удачным, не могу сказать, так как не встречал публикаций, которые могли бы меня в этом убедить. Поэтому полагаю, что это в большей степени популистское заявление. Мало сшить сосуды, мышцы, надо восстановить нервную проводимость, что очень и очень сложно.

В.: Почему вас привлекла именно трансплантология?

— Не могу сказать, что с детства мечтал стать трансплантологом. Но когда работал хирургом, прочел статьи, затем книги — и художественные, и научно-популярные — о Кристиане Бернарде, который в 1967 году провел первую в мире успешную пересадку сердца, и очень заинтересовался. Это такой раздел хирургии, когда ты сразу видишь результаты своей работы. Операция по пересадке почки длится от 2 до 4 часов. Надо сшить вену, артерию, мочеточник. Но как только это выполнено, зачастую прямо на столе происходит чудо: орган начинает работать! И тогда чувствуешь себя — нет, не богом, это было бы сильным преувеличением, — но немного волшебником…

В 2014 году Анатолий Тадеушевич Щастный стал лауреатам звания «Человек года Витебщины-2014». Тогда профессор кафедры хирургии факультета повышения квалификации и переподготовки кадров УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет»получил звание за внедрение и применение на практике впервые в Беларуси методов лечения заболеваний пожделудочной железы.

А 16 марта 2015 года Анатолий Тадеушевич Щастный, доцент кафедры хирургии факультета повышения квалификации и переподготовки кадров, профессор, хирург высшей категории, был назначен ректором Витебского государственного медицинского университета. Об этом можно прочитать здесь. Новость стала неожиданной для многих сотрудников вуза. Предыдущий руководитель ВГМУ — Дейкало Валерий Петрович.

Оцените статью
Витебский Курьер

Добавить комментарий

  1. Аватар
    Особое Мнение

    Врачам, эти операции выгодны, -по мимо прочего ВТО оплатят…. Есть целая бригада трансплантологов, их называют в народе «Чёрные вороны»…. Те кому пересадят этот орган, будут пить постоянно антиимунные препараты и проживут в лучшем случае на этом органе до 5 лет. Стоит учитывать, нашу колхозно- феодальную действительность во всём…. Донор, часто ещё имеет шанс на выживание, но всем нужно ВТО и его органы,- поэтом коллегиально, доктора не станут его тянуть и констатируют смерть… На живую изыму нужные органы, операцию делают без анестезии , и донор испытает адские муки и боли напоследок….

    Ответить
    1. Аватар
      felina2006

      Откуда у Вас такие сведения? Знаю, что с пересаженой почкой люди живут 10 и даже 20 лет. Бывает и отторжение. Тогда пациент переводится на гемодиализ и опять можно делать попытку пересадки. Но это лучше, чем тупо умереть от почечной недостаточности или же провести остаток дней на гемодиализе. И, думаю, что это Ваши измышления насчёт изъятия органов у донора без анестезии. Явно рассчитываете, что Вам пересадка не понадобится. А как знать…. Тогда Ваши взгляды на проблему резко изменятся на противоположные.

      Ответить
  2. Аватар
    Алексей Кулаков

    Это Ваше обывательское мнение? Что будете говорить когда (не дай Бог!) Вам иди вашему родственнику понадобится донорский орган.

    Ответить
%d такие блоггеры, как: