Бона Сфорца, апулийские каштаны и скрытые тайны Беларуси и Италии

«Непутевые заметки» Игоря Куржалова

Сижу за столом, держу в руках вилку, передо мной лежит красивый ароматный апельсин — такие простые, обыденные вещи, но на самом деле в них скрыта старая тайна. Эти вещи связывают издавна Беларусь и Италию.

Неапольская принцесса Бона Сфорца. Фото Игоря Куржалова.

Неаполитанская принцесса Бона Сфорца. Фото Игоря Куржалова.

Ну да, Бона Сфорца ! Великая княгиня Великого княжества Литовского, супруга короля Польши Сигизмунда I Старого, она приехала на наши земли из Италии. А так как территория нынешней Беларуси входила в те времена в состав Речи Посполитой, то мы смело можем назвать ее и белорусской королевой. Внучка короля Неаполя, в ее жилах текла кровь Медичи и Борджиа, в молодости Бона встречалась с великим Леонардо да Винчи. А дальше обратимся к Википедии:

…Именно она привнесла итальянскую роскошь в литовский княжеский и польский королевский двор… Она привезла с собой многочисленную свиту из итальянских мастеров и поваров… на столах краковских и виленских магнатов появились апельсины, лимоны, инжир, оливки, изюм, миндаль… Даже вилки в польско-литовское государство тоже привезла Бона...

Кстати еще одна связь с Беларусью - усыпальницу спроектировал архитектор Гучи, тот что строил Старый Замок Стефана Батория в Гродно. Фото Игоря Куржалова.

Кстати, еще одна связь с Беларусью — усыпальницу спроектировал архитектор Гучи — тот, что строил Старый Замок Стефана Батория в Гродно. Фото Игоря Куржалова.

Вот и разгадка фотографии из первой части моих заметок — замок в Бари. Да, именно в нем жила Неаполитанская принцесса до замужества и здесь же жила и умерла в 1557 году наша королева Бона Сфорца, после того как передала трон своему сыну Августу, и вернулась на родину, в графство Бари.

За 38 лет правления эта мудрая женщина принесла на наши земли много нового, европейского, кроме апельсинов и вилок, разумеется. Она описала и обмерила земли Великого княжества Литовского, заложила строгую планировку населенных пунктов, ввела прогрессивную систему землепользования, усовершенствовала систему налогообложения, дала Магдебургское право многим нашим городам и местечкам, при ней в Гродно появился водопровод. Там же в 1541 году появились первые городские часы. Имя Боны Сфорцы сохранилось и у нас, на Беларуси — на восточной окраине Кобрина в Днепро-Бугский канал впадает «канал Боны».

Если читатель не устал от перечисления заслуг нашей королевы, то напомню еще об одной. Благодаря Боне Сфорца Европа услышала «Песню про зубра». Эта поэма белоруса Николы Гусовского была издана в Кракове при поддержке королевы в 1523 году. Поэт посвятил ей несколько строк в предисловии.

Если вы в Бари зайдете с центрального входа в базилику Святителя Николая, то в конце главного нефа этого храма увидите так называемый киборий, то есть нечто наподобие шатра из камня.

Главный неф базилики. Фото Игоря Куржалова.

Главный неф базилики. Фото Игоря Куржалова.

А за киборием виднеется усыпальница Боны Сфорца — прекрасное сооружение с мраморными скульптурами. Осторожно, чтобы не вытурили, пробираетесь за шатер, и, если все-таки не вытурили, вам представится во всей красе усыпальница королевы.

Здесь лежит королева. Фото Игоря Куржалова.

Здесь лежит королева. Фото Игоря Куржалова.

Все титулы королевы Боны Сфорца на памятной доске усыпальницы. Фото Игоря Куржалова.

Все титулы королевы Боны Сфорца на памятной доске усыпальницы. Фото Игоря Куржалова.

На плите черного мрамора вырезан текст на латыни, где перечислены все титулы королевы и Великой княгини:

BONA, REGINAE POLONIAE SIGISMUNDI 1 POLONIAE REGIS POTENTISS MAG DVCIS LITHVANIAE RUSSIAE
MASOVIAE SAMOGITIAE QVE CONIVGI DILECTISSIMAE DVCISSAE BARI PRINCIPIQ ROSSANI QVAE IOAIS
SFORTII GALEATI DVCIS MEDIOLAN FILIA EX ISABELLA ARAGONIA ALFONSI II NEAPOLITANOR REGIS SPLENDOREM…

В центре вверху мраморная скульптура самой Боны, слева от нее статуя Святителя Николая, справа Святой Станислав, покровитель Польши. Вот здесь, на почетном месте в храме, где покоятся мощи одного из самых почитаемых христианских святых Святителя Николая, нашла упокоение великолепная итальянка, знаменитая королева Бона.

Прекрасный образец итальянского зодчества и дизайна - потолок Базилики св. Николая. Фото Игоря Куржалова

Прекрасный образец итальянского зодчества и дизайна — потолок Базилики св. Николая. Фото Игоря Куржалова

Сам храм очень красив. Он построен в 12 веке в романско-византийском стиле. Мощные, лаконичные стены из камня, а потолок весь в позолоченной лепнине и эффектной многофигурной росписи. Это очень впечатляет.

Но вы спросите: а где же мощи святого Николая? Ведь мы знаем, что барийцы еще в 1098 году выкрали у турок и перевезли по морю в Бари останки Николая чудотворца, и с тех пор они хранятся в этой базилике. Но это такая большая тема, что мимоходом о ней не расскажешь, и ей мы посвятим отдельную статью. А сейчас мы идем на рынок покупать каштаны.

Рынок. -Сеньор, подходим, покупаем! Фото Игоря Куржалова

Рынок. Сеньор, подходим, покупаем! Фото Игоря Куржалова

Этот старый рынок в Бари, он великолепен! Продавцы кричат, старички с сумками на колесиках снуют, грузчики толкаются, знакомые, встретившись в рядах, громко беседуют, размахивая руками, кто-то разговаривает по мобильнику. И над всем этим расползаются ароматы свежей морской рыбы, сыра, ароматного хлеба, каких-то неизвестных мне фруктов (а может это овощи?), итальянского прошютто (окорок). Всего не перечислить. Но нам нужны каштаны.

Сеньор, где купить castagne? Mamma mia ! Да вот же они!

Целый ящик коричневых, блестящих на солнце приплюснутых шариков. Помните Хемингуэя:

«…на одном из них женщина продавала каштаны. Около жаровни было тепло, и каштаны в кармане долго оставались теплыми…»

Сразу скажу, что это не те каштаны, что осенью лежат под деревьями в наших скверах. Хотя и очень похожи!

Целый килограмм апулийских каштанов мы принесли домой, и Агнесса нам их пожарила. Каштаны нужно крест-накрест надрезать и потом  жарить на сковородке, пока надрез не раскроется и не выглянет желтоватая сердцевина.

Жареные каштаны Хемингуэя. Как видим они надрезаны. Справа очищенный плод. Фото Игоря Куржалова.

Жареные каштаны Хемингуэя. Как видим они надрезаны. Справа прожареный очищенный плод. Фото Игоря Куржалова.

Сбылась «мечта идиота»: я наконец попробовал то, что ел Хемингуэй в Париже- жареные каштаны. И понял, что  ел бы их всю жизнь, если бы они росли у нас. На вкус что-то среднее между чуть сладкой картошкой, бананами и какой-то знакомой на вкус приправой.

А может быть, я зря объясняю про вкус каштанов и вы их едите каждый день? Тогда прошу прощенья. Но мне нужно идти кормить свою кошку, а то она мне весь рассказ испортит.