Убийство художника Дениса Правды и Алины Барковской: неутешительный приговор

О некоторых подробностях уголовного дела и обстоятельствах вынесенного Витебским областным судом приговора – в нашем материале.

Витебск, суд, Корженевский

Фото Георгия Корженевского

Последнее судебное заседание по уголовному делу о двойном жестоком убийстве состоялось 21 марта, и второму из подсудимых, Виктору Селезнёву, обвиняемому в покушении на умышленное противоправное лишение жизни человека, была дана возможность последнего слова. На предыдущем заседании с последним словом выступил Александр Старовойтенко, который и обвинялся в двойном убийстве. Тот искренне раскаивался в содеянном, но утверждал, что наносил удары битой только Денису Правде. Теперь раскаивался и Виктор Селезнёв за то, что во время судебных заседаний позволял себе нелицеприятные высказывания в адрес употреблявших наркотики в ту злополучную ночь. Ситуация с употреблением наркотиков двумя убитыми так и осталась «тёмной стороной» для следствия, и об этом мы ещё скажем ниже… Также Виктор Селезнёв проявлял сожаление и за то, что не предпринял должных усилий остановить Александра Старовойтенко, когда тот наносил удары бейсбольной битой известному молодому художнику Денису Правде и Алине Барковской.

Высокий Суд всё-таки позднее раскаяние не убедило. Подсудимому Старовойтенко дали максимально возможный срок, являющийся заменой смертной казни – пожизненное заключение. Виктор Селезнёв был признан виновным в покушении на убийство, и тоже получил максимальный срок, который запросила сторона обвинения – 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима. К тому же с Александра Старовойтенко постановлено взыскать в общей сложности 1 млрд. рублей в качестве материальной компенсации морального вреда семьям двух убитых молодых людей. Приговор может быть обжалован и (или) опротестован в течение 10 суток со дня провозглашения, а обвиняемыми, содержащимися под стражей, в тот же срок со дня получения копии приговора.

Витебск, суд, Корженевский

Фото Георгия Корженевского

Решением Суда могут быть неудовлетворены не только родственники осужденных, но также и родственники убитых. В предыдущем материале по данному делу мы отмечали, что значительная их часть убеждена в инициировании преступления именно Виктором Селезнёвым, которому, как они считают, удалось «отмазаться» и «выйти сухим из воды». Правда, объём срока не вполне указывает на это… Но следствие, по их мнению, было проведено халатно, а, может быть, и предвзято. В том, что Дениса Правду убил Александр Старовойтенко, понятно всем, а вот вывод следственных органов, будто тот же человек убил и Алину Барковскую, вызывает у родственников большие сомнения.

Другая разновидность сомнений заключается уже со стороны защиты по отношению к состоянию самих убитых на момент совершения преступления, прервавшего их жизнь. Во время судебного процесса адвокаты не раз обращали внимание на показания соседей Дениса Правды о «подозрительных компаниях», собирающихся в его квартире, якобы имевших склонность употреблять наркотические вещества. Дело дошло до того, что в некоторых уважаемых информационных изданиях совершенно прямо говорилось об «употреблении алкоголя и наркотиков» всеми собравшимися в ночь преступления на квартире Дениса Правды. Гораздо более взвешенную и компетентную оценку ситуации представила пресс-секретарь Витебского областного суда Наталья Платоненко, которая ответила и на иные вопросы, относящиеся к обстоятельствам уголовного дела и его перспективам.

– Можно ли всё-таки сказать, что в ночь убийства в квартире имело место совместное употребление наркотиков?

По заключению экспертизы, наркотические вещества были обнаружены лишь в крови потерпевшего, который выжил. В крови погибших ничего обнаружено не было, но по показаниям свидетелей, потерпевших и уже осужденных, они утверждают, что употребляли «спайс». Однако спайсы никаких следов в крови не оставляют. Потому говорить здесь об имевшем место употреблении в широком смысле наркотиков, или не имевшем, нельзя. Этот вопрос остаётся открытым, и мы утверждать ничего не можем.

– Виктор Селезнёв был освобождён из изолятора вскоре после задержания под подписку о невыезде, на что обращают внимание родственники погибших. Потом он опять был заключён, и в тот промежуток времени, находясь на свободе, Виктор Селезнёв, по мнению некоторых из них, мог оказать влияние на показания потерпевшего, оставшегося в живых. Можно ли говорить о том, что мера пресечения по отношению к нему изменялась?

С 5 марта, когда он был задержан, по 8 марта 2015 года, Виктор Селезнёв по факту находился в Изоляторе временного содержания. Он состоял в качестве подозреваемого, и позже ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Произошло это 25 августа 2015 года, до этого мера пресечения ему не избиралась. Потому говорит об изменении меры пресечения мы не можем.

– Родственники погибших не уверены, что в убийстве, прежде всего Алины Барковской, принимал участие только Александр Старовойтенко. Некоторые полагают, что он вообще не причастен к этому убийству, и потому считают приговор для Виктора Селезнёва слишком мягким. Каков порядок обжалования приговора в случае, если они примут это решение?

Сторона потерпевших может подать апелляционную жалобу на состоявшийся приговор. Для начала нужно получить копию приговора, и указать, с чем они не согласны. Это можно сделать и в отношении только одного осужденного. Обжалование может быть произведено в отношении любой части приговора, не обязательно в полном объёме.

Витебск, суд, Корженевский

Фото Георгия Корженевского

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *