Витебская трагедия: без работы и руки

молодая женщина получила тяжелую травму на производстве и добивается компенсации

12 марта этого года для 34-летней витеблянки Ольги Товпенец стало днем страшной трагедии. Она работала на деревообрабатывающем станке в цеху предприятия «ДелиОст». В результате производственной травмы Ольга лишилась кисти левой руки. Сейчас она прооперирована и находится на лечении в травматологическом отделении больницы скорой помощи. Молодая девушка осталась инвалидом. Что же стало причиной травмы?

ольга товпенец, витебск, девушка без руки, производственная травма

Ольге Товпенец сейчас нелегко, но она надеется, что сможет добиться денег на реабилитацию в Германии. Фото Евгении Москвиной

Я начала работать на «ДелиОст» с 17 декабря прошлого года, – рассказывает Ольга, – а вот оформили меня официально только 11 января 2016 года, причем обычной сортировщицей. Буквально на второй день, как я устроилась на «ДелиОст», меня отправили работать на станке, причем никакого инструктажа по технике безопасности со мной не проводилось. Я расписывалась в журнале по ТБ, когда меня принимали на работу ученицей сортировщика древесины. Но одно дело – просто сортировать деревянные рейки. И совсем другое – обрабатывать древесину на станке с 4 острыми пилами, которые вращаются со скоростью 4 000 оборотов в минуту. 

Станок после того, как я получила травму, признали особо опасным. Сейчас никто на нем не работает. Поражает равнодушие нашего директора. Он ни разу не позвонил, не пришел, не поинтересовался моим здоровьем. Приходили мастер цеха и юрист предприятия. Хотели взять с меня расписку, что я самовольно встала за станок. Но я ничего не подписала, а с помощью знакомых составила заявление на имя директора, отправила копии и в прокуратуру, и в охрану труда. Знаете, сколько стоит тот злополучный станок? Примерно 50 000 евро. Такая же сумма нужна, чтобы пройти реабилитацию после травмы в Германии и установить современный протез. Я сирота, из близких людей только сестра и муж. А жить как-то надо. Даже если дадут рабочую группу инвалидности, куда я устроюсь?

Ольга Товпенец по профессии швея. Однако работать приходилось и контролером-кассиром в «Витебских продуктах», и диспетчером в службе такси. После семи месяцев постоянных поисков наконец устроилась на «ДелиОст», зарплата была небольшой – 3 300 000, но при нынешнем кризисе выбирать не приходится. Сейчас сидит без работы муж. В своем заявлении Ольга требует от руководства предприятия возмещения морального и физического ущерба в сумме 1 миллиард рублей. Надеется, что удастся добиться компенсации.

ольга товпенец, заявление, производственная травма

Ольга составила заявление. Фото Евгении Москвиной

Боюсь, что оформят задним числом все журналы по технике безопасности, а люди распишутся, ведь никому не хочется сегодня попасть под угрозу увольнения, – вздыхает Ольга, – но виновные должны получить по заслугам.

Корреспондент «Витебского курьера» пришла на предприятие «ДелиОст» по адресу улица 3-я Суражская 18, чтобы лично побеседовать о сложившейся ситуации с директором. Однако разыскать руководителя предприятия не удалось. Женщина, сидевшая в кабинете с табличкой «Главный инженер», сообщила, что директора не предприятии нет, а когда он будет, неизвестно. Попытки записаться на прием или хотя бы узнать рабочий телефон руководителя не увенчались успехом. На вопросы корреспондента о том, что же случилось на предприятии 12 марта, женщина отвечать не стала. Мол, проводится расследование, вот после его окончания руководство и будет разговаривать с прессой. Свое имя и должность она отказалась назвать. По словам рабочих, женщину зовут Антониной Ивановной Натенко, она является правой рукой директора.

Дели ост, Витебск, улица 3-я Суражская

На этом предприятии произошла трагедия. Фото Евгении Москвиной

Остается ждать итогов расследования. К сожалению, подобные трагедии для Витебщины не редкость. А пострадавшие должны четко знать, как вести себя в случае травмы на производстве и не бояться об этом говорить вслух.


  • Kondrat Sahalyar

    В подобных случаях всё зависит от добросовестности следователя,
    расследующего обстоятельства ЧП. К сожалению, в Следственном комитете подобные дела энтузиазма ни у кого не вызывают: от них
    отпихиваются как от никому не нужной формальности, хотя какая разница: получил человек травму в результате нападения бандита
    или вследствие чьей-то преступной халатности?

  • Будем надеяться, что Ольге удастся добиться правды в суде.