Казнить нельзя помиловать… Где поставить запятую, если речь идет о ребенке?

Мама: «Мне тяжело вести ребенка в школу с этим клеймом — СОП. Педагоги почему-то думают, что это хорошо, что они оказывают нам помощь». Детсад и опека: «Мальчик агрессивен. Мать мало контактирует с педагогами»

Шестилетний Владик из Витебска уже почти год находится в социально опасном положении. Педагоги считают, что в семье не все благополучно. В СОП мальчик попал после того, как в садике на его теле обнаружили синяки и ссадины.

Мать Владика Виктория Ф. уверена, что в СОП семью поставили из-за того, что опека и сад решили с ней поквитаться.

Однажды мальчик рассказал маме, что во время тихого часа его душила нянечка. Родительница обратилась в милицию, но РОВД не нашел доказательств словам ребенка.

«И вот теперь мне приписывают жестокое обращение с ребенком. Так и не смогла доказать, что это не я, а работники сада жестоко относились к сыну», — плачет женщина.

Она оспаривала постановку в СОП в суде, и поначалу суд с ней согласился. Но отдел образования обжаловал этот вердикт в областном суде. И тот отменил решение первого суда. TUT.BY попытался разобраться в непростом конфликте между семьей и сферой образования.

Мама: «Сына однажды во время сна душила нянечка»

6-летний Владик — единственный ребенок в семье. Виктория воспитывает его вместе с гражданским мужем. Молодая женщина работает на СТО.

Сейчас Влад готовится к школе. До этого мальчик сменил четыре садика.

В первый садик ребенок ходил в течение полугода, но нам было очень далеко добираться со своей окраины в центр города. Перевела ребенка в сад поближе. И Владик отходил туда 3 года. Все было хорошо, пока не произошел конфликт. Однажды я увидела у него на шее следы удушения. Сын рассказал, что во время тихого часа его душила няня. Стала разбираться. И Владик указал на конкретную женщину. Она почему-то невзлюбила моего ребенка. Я обратилась в РОВД, милиция опросила и ребенка, и сотрудников сада. Но разве кто что подтвердит? Дело почему-то замяли. Заведующая пообещала, что уволит эту няню. Но не сделала этого. И у нас опять начались проблемы: Владик, когда видел эту женщину, дергался, перестал спать — боялся, что она снова будет его душить.

Мать перевела ребенка в третий садик.

Пришли мы туда в конце августа. Отходили три дня — и нас поставили в СОП по причине жестокого обращения с ребенком. На руке и ноге у Владика якобы нашли «многочисленные синяки и ссадины» — так утверждали педагоги. Но на суде первой инстанции доказать им это не удалось. Один из них заявил, что «мать взяла ремень от сумки и 15 раз ударила ребенка». Другой сказал, что на теле было «две царапины».

— Так вы наказывали ребенка физически или нет?

Нет! Это неправда, что в семье ребенка бьют. Это все придумали педагоги. Влад — самый обыкновенный ребенок. Он играет, шалит, как и все дети, не может сидеть спокойно, ничего не делая. Педагоги утверждают, что мальчик агрессивный. Но агрессию у него они сами и вызывали. Он мне рассказывал, что его били в саду, просил меня, когда я за ним приходила забирать: «Мамочка, только здесь ни о чем не говори, дома поговорим».

«Фактов жестокого обращения не выявили, но срок нахождения в СОП продлили»

После того как педсовет детсада поставил семью в СОП, Виктория забрала документы сына из этого учреждения. Мальчик находился какое-то время дома. А в феврале его зачислили в четвертый детсад. Но и там проблемы продолжились.

Срок нахождения в СОП был с 4 сентября 2017 года до 2 марта 2018-го.

Все это время к нам приходили педагоги, проверяли, как мы живем, как воспитываем сына. В январе 2018-го была создана комиссия, и она пришла к выводу, что фактов жестокого обращения с ребенком не выявлено. Все шло к снятию семьи из социально опасного положения, — утверждает Виктория. — Но мы пришли в новый сад. А там уже про нас знали: семья — в СОП. А это означает клеймо: «неблагополучная». И 2 марта педсовет уже этого сада продлил нам нахождение в СОП еще на полгода — до 5 сентября! Как так?! Ведь жестокого обращения с ребенком не выявили. При этом я не понимаю, чего от меня хотят педагоги. Они говорят: «В семье не все хорошо, но и не все плохо». Тут я уже не выдержала и пошла в суд с требованием к органам образования отменить продление срока нахождения семьи в СОП.

В сад мальчик с зимы практически не ходил. Мать объясняет это тем, что он болел, а потом начались летние каникулы и подготовка к школе.

Женщина периодически срывается на слезы:

Мне тяжело вести ребенка в школу с этим клеймом — СОП. Педагоги почему-то думают, что это хорошо, что они оказывают нам помощь. А вот люди вокруг, когда слышат, что ты в СОП, относятся к такой семье плохо. На нас уже все соседи смотрят косо, считают какими-то прокаженными.

Мама утверждает, что редкое посещение сада не сказывается на развитии сына:

«Он посещает развивающие занятия, а к школе я готовлю его сама».

Детсад и опека: «Мальчик агрессивен. Мать мало контактирует с педагогами»

Суд Октябрьского района Витебска начал рассматривать это дело в марте. 25 июня он удовлетворил жалобу Виктории Ф. Решение педсовета о продлении срока нахождения семьи в СОП признал неправомерным и отменил.

Однако с решением районного суда не согласились детсад и отдел образования администрации Октябрьского района Витебска. Они посчитали, что этот вердикт вредит интересам ребенка, и подали апелляцию в областной суд. Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение первого суда. То есть ребенок продолжает находиться в СОП — до 5 сентября 2018 года.

Заведующая детсадом Инна Синицына отметила на апелляционном суде, что решение о продлении срока нахождении семьи в СОП принимал педсовет в составе 13 человек:

Все субъекты профилактики высказались о том, индивидуальный план работы с семьей не был выполнен. И необходимо продолжать эту работу — оказывать психологическую помощь в налаживании взаимоотношений в семье. Ребенок находился в нашем саду всего 10 дней, но в его поведении заметили проблемы — он вел себя агрессивно. Мать объясняет это тем, что мальчика «задергали». Мы же считаем, что ему необходима коррекционная помощь педагога-психолога и что мать выполняет свои обязанности по его воспитанию ненадлежащим образом. Кроме того, она идет на контакт с педагогами, но не в той степени, как хотелось бы. Не хватает взаимодействия со специалистами, принятия информации, которую они предоставляют.

По словам Инны Синицыной, раз в неделю семью посещает комиссия: чтобы «наблюдать, профилактировать, оказывать помощь». С таким визитом там побывала и сама заведующая детсадом:

Мы были там буквально 15 минут. В квартире чисто, убрано. В семье созданы условия для содержания ребенка. У него есть отдельная комната. Неблагополучия я не увидела, но не увидела и положительных моментов. Не увидела ребенка в свободной деятельности, не смогла с ним поговорить. Мальчик лежал на кровати, накрытый с головой одеялом, и был занят гаджетами. На контакт он не шел.

По мнению заведующей садом, у педагогов нет какого-то «особого» отношения к этой семье:

Предвзятого отношения не существует. Каждое должностное лицо выполняет свои должностные обязанности. Мы не знали ни мать, ни ребенка до того, как он поступил в наше учреждение.

Ирина Галян, главный специалист отдела образования администрации Октябрьского района Витебска, на судебной коллегии выступила с эмоциональной речью:

Ребенок поменял несколько дошкольных учреждений. И в каждом были конфликты. Неблагополучие в семье остается. Обращаю ваше внимание: ребенку — 6 лет. Он пойдет в школу. Но непонятно, как он будет к ней адаптироваться, если у него почти нет опыта взаимодействия со сверстниками и педагогами. Ведь это парта, за которой нужно сидеть, это дисциплина! Жизнь вынудит семью взаимодействовать с обществом. Но сегодня благодаря воспитанию в семье у ребенка демонстративность в поведении, он агрессивен, все свои проблемы решает с помощью силы. Больше не умеет никак.

Собственно, именно это детский сад и пытается объяснить семье. Для этого и продлили срок нахождения ребенка в СОП. Я не понимаю, почему у родителей такое странное отношение к педагогам? Никто из нас не хочет дополнительно работать. Получается, что педагоги сами создали эту ситуацию и теперь пытаются объяснить семье, что у них проблемы.

По поводу синяков и ссадин на теле ребенка, которые обнаружили сотрудники сада, Ирина Галян отметила:

Если бы дошкольное учреждение довело бы эту информацию до органов опеки вовремя, то ребенка в семье не было бы. Он был бы изъят, освидетельствован.

Информация про инцидент «с удушением» во втором саду, по мнению представителя отдела образования, похожа на «клевету»:

То, что мальчика душила нянечка… Педагоги не были призваны к ответственности. Этот факт РОВД подтвердить не удалось. Поэтому на сегодняшний день это вообще можно воспринимать как клевету.

Адвокат: «Суд первой инстанции не выявил фактов жестокого обращения с ребенком»

Адвокат Виктории Ф. Игорь Степанов отметил в своем выступлении на заседании судебной коллегии по гражданским делам Витебского областного суда:

Мы 5 или 6 раз собирались в суде первой инстанции. И он предметно, детально и глубоко исследовал ситуацию. Есть ряд обстоятельств, которые были причиной возникновения такого конфликта между семьей и представителями отдела образования. Он развился из-за того, что сотрудник детсада совершила некие непонятные действия, после чего у ребенка остались следы удушения. Мать обращалась в органы внутренних дел. Однако это не вышло за пределы взаимоотношений детсада и матери.

И с этого момента учреждение образования стало проявлять к семье повышенное внимание. Основанием для постановки в СОП явились повреждения кожного покрова у ребенка. Мать пояснила на суде первой инстанции, что мальчик катался на велосипеде и поранился. В суде допросили свидетелей по этому вопросу. И их показания были противоречивы. Одна сотрудница сада говорила о сумасшедших ссадинах чуть ли не по всему телу, а вторая — о двух царапинах. В итоге установить, был ли факт жестокого обращения с ребенком, не предоставилось возможным. В материалах дела нет никаких данных о том, что кто-то заподозрил мать в жестоком обращении с ребенком и что правоохранительные органы пришли к какому-либо выводу по этому вопросу.

Раз в семье не выявили неблагополучие, то это основание для того, чтобы признать, что в семье все хорошо. Педагоги на суде первой инстанции говорили, что у ребенка все прекрасно, что он контактный, накормлен, напоен, имеет спальное место, игрушки, гаджеты. Может, даже и лишние — чего у других детей нет, отметила тогда представитель учреждения образования. А стиль воспитания — это уже вопросы семьи, в которую, если вмешиваться, то необходимо знать порог, предел допустимого.

В Гомеле из-за конфликта в детском саду ребенка грозят поставить на учет СОП.

Самое тяжелое в моей работе – это общение с родителями. Очевидное они признавать не хотят.

Почему я ушла из детского сада? Исповедь воспитательницы.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА