Жители Витебска, потерявшие акиту стоимостью 2000 долларов, против спецавтобазы

Семья Савко: «Мы не снимаем с себя вины, но убивать нашу собаку они не имели права»

Почти два года жители Витебска Анна и Александр Савко пытаются узнать правду о судьбе любимца своей семьи – американской акиты Малыша.

Напомним, что 14 июля 2016 года у супругов Савко случилось несчастье: во время вечерней прогулки собака пропала. Теплый летний день Анна, Александр, их маленький сын и Малыш провели на природе. Веселились, отдыхали, делали снимки на память. И даже предположить не могли, что эти фотографии с любимым питомцем станут последними.

Этот снимок был сделан за несколько часов до трагедии. Фото из архива семьи Савко

Вернувшись домой, супруги вместе с ребенком и собакой пошли гулять. В какой-то момент Малыш снял через голову ошейник и начал убегать, Аня бросилась за ним, звала, пыталась приманить, но собака игнорировала хозяйку. Возле дома №35 по Московскому проспекту пес остановился, но все равно не подходил близко. Девушка приняла решение сходить домой за лакомством, а когда через минут 15-20 вернулась, Малыша нигде не было.

В тот день на беду было открытие «Славянского базара», – рассказала Анна. – И Московский проспект был запасной дорогой для движения президентского кортежа. Поэтому возле каждого въезда во дворы стояли сотрудники ГАИ. Один из них и рассказал мне, что они вызвали службу отлова, так как по проспекту бегала собака большого размера. Приехала специальная машина, пса пытались словить сачком, не смогли, выстрелили в животное, погрузили в кузов и увезли. В тот момент у меня просто руки опустились.

Любимый питомец. Фото из личного архива Анны Савко

Щенка в 2013 году тогда еще будущие супруги приобрели у известного заводчика из Тулы за 2 тысячи долларов. Факт покупки подтверждается договором купли-продажи, распиской, отрывным талон щенка и другими документами. Первоначально Савко планировали принимать участие в выставках, потому кормили питомца дорогостоящим кормом, покупали специальные водоросли, носили на руках на пятый этаж: для правильного формирования задних лап подниматься по ступенькам самой собаке было нельзя.

Затем мы решили Малыша не выставлять. Он стал членом нашей семьи, любимцем взрослых и ребенка, а не способом заработка. Наша собака, несмотря на свой солидный вес – 65 килограмм, была очень дружелюбной, практически никогда не лаяла и даже немного боялась людей – не заходила в лифт, если там были пассажиры, – пояснила Анна.

В тот злосчастный вечер после пропажи собаки инспектор ДПС, который видел, что произошло, посоветовал Анне искать питомца в приюте, куда его должны были доставить сотрудники службы отлова. Время было позднее, потому девушка отложила визит на утро, но, приехав в учреждение на следующий день, убедилась, что любимца там нет.

«Если честно, я надеялась, что собаку просто обездвижили, а затем перепродали. По животному было видно, что это не обычная дворняга, а породистый пес, за которого можно выручить неплохую сумму. Потому я поехала к начальнику службы отлова, просила войти в мое положение, умоляла вернуть нашего любимца за любые деньги, но мне ответили, что ничего о судьбе моей собаки не знают, – вспомнила Анна.

Супруги Савко решили не сдаваться: разместили свою историю в соцсетях, напечатали объявления с фотографией собаки и расклеили их по столбам и подъездам, раскидали по почтовым ящикам.

Вскоре им стали звонить люди, которые были очевидцами трагедии и видели, как неподалеку от футбольного поля, где в тот момент играли дети, в собаку выстрелили из металлической трубки дротиком похожим на шприц, как пес упал, у него начались конвульсии и как потом его загрузили в машину и увезли.

Собака была с семьей везде. Фото из личного архива Анны Савко

Спустя несколько дней, 28 июля, с нами связался один из сотрудников службы отлова, который предложил встретиться, сказал, что ему нас очень жаль и посоветовал нам не мучиться и не тратить время на поиски. Мол, собаки больше нет, а труп ее закопали на полигоне, – рассказала Анна.

С этого момента супруги  начали собственное расследование. С помощью адвоката они опросили свидетелей, написали заявление в милицию, в прокуратуру, в горисполком, лично обращались к губернатору.

Милиция несколько раз возбуждала дело, потом закрывала и снова возвращала на доследование. Пытались Анна и Александр и мирно разрешить вопрос со спецавтобазой, потребовав с предприятия возмещения стоимости собаки. Изначально те согласились, но затем сказали подавать в суд.

Что интересно, в процессе расследования, сотрудники службы отлова давали противоречивые показания. Вначале ловцы и вовсе говорили, что в тот вечер собаку не видели, затем рассказывали, что животное было, вело себя агрессивно, в процессе поимки укусило одного из них за руку, но они все-таки поймали его с помощью подручных средств и погрузили в машину, но по дороге в приют пес умер по неизвестной причине. В итоге труп вывезли на полигон и захоронили.

Ребенок и пес просто обожали друг друга. Фото из личного архива семьи Савко

Когда стало понятно, что так правды не добиться, семья Савко составила иск о возмещении ущерба на сумму эквивалентную 2 тысячам долларов по курсу нацбанка и обратилась в суд Первомайского района.

В конце прошлой недели председательствующая по этому делу судья Абрамова провела беседу с истцами и ответчиком, чтобы подготовиться к предварительному судебному заседанию.

Интересы ответчика представляла ведущий юрисконсульт государственного предприятия «Спецавтобаза города Витебска», в структуру которого входит бригада по отлову безнадзорных животных.

Иск ответчик не признал, ссылаясь на то, что супруги Савко не обеспечили должный уход за своим животным. По мнению предприятия, пес не был зарегистрирован, семья не платила налог на его содержание, в ветпаспорт не была занесена вся информация по прививкам, не проводились занятия с кинологом и документально не подтверждена родословная собаки.

На это Анна и Александр пояснили, что купили квартиру только незадолго до этого случая, а до этого снимали жилье, потому собаку просто не успели зарегистрировать, и что посещали знакомого ветеринара. Но это не дает оснований сомневаться в родословной пса – об этом свидетельствовало клеймо от заводчика на животе у животного.

Мы не снимаем с себя вины, но убивать нашу собаку они не имели права, – отметила семья Савко в суде. – К тому же, исходя из показания свидетелей, сотрудники отлова не привезли пса в приют, как положено, а в процессе поимки использовали запрещенный препарат, и собака умирала в муках. То есть своими действиями они грубо нарушили правила отлова.

Пес Малыш был полноправным членом семьи. Фото из архива Анны Савко

Юрист, представитель ответчика, не стала отрицать, что собаку должны были доставить в приют, а в качестве доказательства, что у спецавтобазы нет в наличии яда, представила выписку из бухгалтерии, согласно которой в последний раз вещество закупалось в 2010 году, когда его использование еще было разрешено.

Не согласен ответчик и с суммой иска, считая ее непомерно большой и утверждая, что собака в настоящее время уже столько не стоила бы.

Заметьте, мы не включили в эту сумму ни транспортные расходы до Тулы, ни средства, потраченные на содержание питомца, ни возмещение морального вреда. Мы просим лишь выплатить стоимость нашей собаки, – подчеркнул Александр.

Мы до сих пор не можем смириться с утратой. Переживаем все: я, муж, ребенок, который и сегодня периодически спрашивает, где наш «ав-ав». Мы хотим, чтобы люди, которые ни за что убили нашего питомца, понесли хоть какое-то наказание, – рассказала Анна.

Малыш был полноправным членом семьи. Фото из личного архива Анны Савко

В конце беседы судья предложила сторонам обдумать возможность заключения мирового соглашения до того, как начнется судебное разбирательство, сэкономив тем самым время, деньги и нервы.

Если же этого не случится, то уже после Радуницы пройдет первое заседание. То, что их будет несколько, очевидно: предстоит опросить немало свидетелей.

Мы будем следить за развитием ситуации.

О том, что выгуливая собак, следует соблюдать осторожность, можно узнать здесь.

А про циничное убийство дворняги Джинки в Новке читайте здесь.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА