Как семью Дашкевичей выселяли из общежития витебской «ковровки». И не выселили

могут ли человека выгнать на улицу, если по Конституции у каждого есть право на жилище?

Ни для кого не секрет, что ситуация с жильем в нашем городе и в стране в целом обстоит не лучшим образом. Далеко не каждый житель Беларуси может позволить себе построить или приобрести собственную квартиру или дом. В апреле 2017 года мы писали о том, как семья из десяти человек ютится в трехкомнатной квартире.

К сожалению, даже когда очередь подходит, не все граждане, адекватно оценивая свои материальные возможности, решаются на строительство. Многие вынуждены отказываться от предложения горисполкома и ждать, что их финансовое состояние улучшится.

витебск, билево, стройка, школа

Для многих витебских семей квартира в новостройке — несбыточная мечта. Фото Саши Май

Похожая ситуация сложилась и у семьи Дашкевич из Витебска. Сергей Михайлович Дашкевич приехал в наш город по распределению на Витебский ковровый комбинат (сегодня – ОАО «Витебские ковры») в 1989 году. Предприятие предоставило ему общежитие, сначала на Московском проспекте, а затем на улице Максима Горького.

Выселить без предоставления другого помещения 

В 2001 году с Сергеем Михайловичем был заключен договор найма жилого помещения на период его работы на предприятии. Так сложились обстоятельства, что в 2004 году Дашкевич был уволен с ОАО «Витебские ковры» по статье, но продолжал проживать в общежитии.

И сам Сергей Михайлович, и члены его семьи были убеждены, что так как он отработал на предприятии почти 15 лет, то имеет право проживать в общежитии.

Потеряв работу на «ковровке», Сергей Дашкевич трудоустроился в другом месте. Шли годы. Дашкевичи исправно платили за общежитие, состояли и состоят сегодня на учете нуждающихся в горисполкоме, однако несколько раз отказывались строить свое жилье, так как не имели на это средств.

На тот момент в семье, в которой было трое несовершеннолетних детей, работал фактически один Сергей Михайлович. Его жена, Елена Викторовна Дашкевич, страдает от бронхиальной астмы и состоит на учете у терапевта. Трудоустроиться женщине довольно проблематично – список возможных мест работы для нее весьма ограничен.

Все было хорошо, пока в 2015 году семье Дашкевичей не предложили заключить договор о проживании в общежитии.

Как рассказала Елена Викторовна, на тот момент им сказали, что предприятию необходимо упорядочить отношения со своими жильцами, чтобы не возникал вопрос, как ведется оплата за проживание. Сергею Михайловичу предложили заключить трехсторонний договор между ним, ОАО «Витебские ковры» и организацией, где он сейчас трудится, или же подписать срочный договор с «ковровкой» на год с правом продления.

Посовещавшись, семья решила на трехсторонний договор не соглашаться. В общежитии уже были случаи, когда по истечению срока предыдущего договора, жильцам его не продляли.

В результате Дашкевичи подписали договор сроком на год, затем, летом 2016 года, дополнительное соглашение к нему сроком еще на год. Семья была уверена, что теперь так будет и впредь. Но летом 2017 года сообщили, что они должны выселиться? Но куда? Иного жилого помещения в Витебске у них нет, и Сергей, и Елена – сами не местные и родственников в городе не имеют. Получается, идти жить на улицу?

А как же Конституция? 

Елена Викторовна начала писать письма в различные инстанции, но отовсюду, как это часто бывает, обращения перенаправлялись на ОАО «Витебские ковры», и уже предприятие давало ответы, ссылаясь на то, что не нарушает законодательство, выгоняя людей. А как же быть со статьей №48 Конституции Республики Беларусь, в которой указывается, что граждане республики имеют право на жилище?

Елена и Сергей Дашкевичи обратились в редакцию «Витебского курьера» и рассказали свою историю. Буквально через несколько дней должно было состояться первое судебное заседание. К делу подключился  известный правозащитник Павел Левинов, который выступил на суде в качестве представителя общественности, направленного Белорусским Хельсинкским комитетом. Всего прошло четыре судебных заседания, пока 21 февраля не было вынесено решение Первомайского районного суда. Но обо всем по порядку.

Акционер, почти 15 лет отработавший на предприятии. Все равно на улицу? 

Интересы ОАО «Витебские ковры» на суде представляла юрист предприятия, которая на одно из заседаний в качестве свидетелей пригласила сотрудниц «ковровки»: инспектора по учету и распределению жилых помещений и заведующую общежитием, в котором проживает семья Дашкевич.

В своих исковых требований «ковровка» требовала выселить семью без предоставления им другого жилого помещения. Юрист ссылалась на то, что истек срок действия договора от 2015 года и дополнительного соглашения от 2016 года, и на то, что никто из семьи Дашкевич не состоит в трудовых отношениях с предприятием.

Ответчик –  семья Дашкевич и их адвокат Валентина Чеботарева с иском не согласились, указывая, что Сергей Михайлович без малого 15 лет отработал на этом предприятии и все-таки имеет право на проживание в общежитии.

К тому же, как выяснилось в суде, Дашкевич является акционером ОАО «Витебские ковры». Ответчики подали встречный иск о признании недействительным договор от 2015 года, ведь в то время, когда он заключался, не был расторгнут договор от 2001 года, и он продолжал действовать. А в период с 2004 года (после увольнения Сергея Дашкевича с предприятия) и до 2015 года ОАО «Витебские ковры» не предлагало перезаключить договор и не ставило вопрос о выселении семьи из ведомственного общежития.

На это представитель истца пояснила: якобы руководство предприятия жалело ответчика и давало ему время на урегулирование своих жилищных отношений.

Уместный вопрос здесь задал Павел Левинов:

«А почему же сейчас предприятие перестало жалеть своего бывшего работника и его семью?»

Оказывается, ответ, пусть и не прозвучавший в суде, довольно прост: после вступления в силу нового Жилищного кодекса «ковровке» стало выгодно заключить договор о найме сроком на один год, чтобы потом выселить человека, ссылаясь на новое законодательство, где уже не предусмотрено, что работники, отдавшие предприятию более десяти лет жизни, имеют право на проживание в общежитии.

Но ведь настоящий кодекс должен применяться к тем, у кого жилищные отношения возникли уже после вступления его в силу. А Дашкевич прожил в общежитии фактически всю свою жизнь, и в его случае должна действовать предыдущая редакция от 1999 года.

К тому же Елена Дашкевич поясняла суду, что их семье, кроме как в общежитии, жить негде, что им нужна прописка в Витебске хотя бы для получения медицинской помощи. Например, так как Елена состоит на учете у терапевта, она должна регулярно наблюдаться у врача и получать рецепты на необходимые лекарственные препараты. Да, дети в семье уже стали совершеннолетними, но собственного жилья у них также нет. Сын Сергей только в ноябре вернулся из армии и лишь недавно трудоустроился на тоже предприятие, где сегодня работает его отец, а дочь Анна пока отрабатывает распределение в Дубровно, но уже летом может вернуться домой в Витебск. Но куда, если семью выселят?

витебские ковры

Ковровый комбинат. Фото Евгения Москвина

Так есть ли места в общежитии? 

Юрист ОАО «Витебские ковры» в суде ссылалась еще и на то, что предприятию сегодня некуда и своих работников селить. В тоже время свидетель – заведующий общежитием призналась, что есть и свободные места, и люди, которые проживают по трехстороннему договору и тоже не работают на «ковровке».

Конечно, трехсторонний договор ОАО «Витебские ковры» более выгоден, ведь тогда часть убытков будет компенсировать предприятие, где работник трудоустроен сегодня. Но такой договор гораздо проще и не продлить. Впрочем, как отметил в судебном заседании Сергей Михайлович Дашкевич, они были не против, чтобы сын устроился на работу на «ковровку» и у них появилось еще одно право на проживание в общежитии. Сергей-младший даже проходил там практику, но ОАО «Витебские ковры» трудоустроиться ему не предложили.

В ходе судебных заседаний судьей Еленой Савицкой были выслушаны стороны дела, допрошены свидетели, изучены и приобщены к делу многие документы. В прениях и представитель истца, и адвокат – представитель ответчиков придерживались заявленных ранее исковых требований. Представитель прокуратуры, присутствовавшая на заседаниях, также озвучила свое мнение, попросив удовлетворить встречный иск семьи Дашкевичей о признании договора 2015 года недействительным.

Законное и обоснованное решение суда 

После совещания судья вынесла решение:  ОАО «Витебские ковры» в удовлетворении исковых требований отказать, а исковые требования Сергея Дашкевича удовлетворить и признать договор от 2015 года и дополнительное соглашение от 2016 года недействительными.

Судья пояснила, что сторонами не оспаривалось, сколько лет Сергей Дашкевич проработал на предприятии, сколько лет проживал в общежитии, когда и за что он был уволен. Между тем, отношения между ним и предприятием должны регулироваться Жилищным кодексом от 1999 года, согласно которому, без предоставления иного жилого помещения, не может быть выселен работник, который отработал на предприятии свыше десяти лет.

«Мне, как правозащитнику, и вовсе непонятно, как это дело могло дойти до суда, – прокомментировал ситуацию Павел Левинов. – На предприятии есть же юридическая служба, которая должна была объяснить руководству, что у каждого человека по Конституции есть право на жилище и что нельзя просто так выгнать семью на улицу в мороз. С другой стороны, иск в суд поступил неслучайно: и не потому, что нет мест в общежитии, а из-за того, что «ковровка» терпит убытки, когда там проживают люди со стороны. Вот и заключаются трехсторонние договора, чтобы эти убытки компенсировать, а потом отлюдей избавиться. Таких случаев немало. Хорошо, что нашлась семья, которая не пожалела сил, здоровья и времени, чтобы противостоять такой политике и позволить включиться общественности в это дело. Считаю, что решение суда законно и обосновано. У семьи есть полное право на проживание в этом общежитии».

Решение суда еще не вступило в законную силу и может быть обжаловано в Витебский областной суд в установленные сроки. Мы будем следить за ситуацией.

А пока напоминаем, что недавно в суде витебский правозащитник смог доказать некомпетентность сотрудников райотдела милиции. Как это было, смотрите здесь.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА