Феликс Гумен: «то, что не успели сделать фашисты, с большим успехом сделали коммунисты»

Один из наиболее заслуженных и известных художников Витебска о варварстве по отношению к историческим памятникам, влиянии КГБ и пожирании душ

Гумен, Филиппов, Витебск, КГБ

Фото Георгия Корженевского

О выставке живописи Александра Филиппова «Мелодии Витебска – 2», открытой 11 января, на которой и выступил Феликс Гумен, мы расскажем в следующей статье. Сейчас же приведём фрагменты из речи известного далеко за пределами Витебска и Беларуси акварелиста, раскрывающие симптомы социально-политической жизни, доставшиеся нам в наследство от советского прошлого. Подчеркнём, что слова Феликса Гумена имеют отношение именно к настоящему времени, и направлены на то, чтобы осмыслить современные события, происходящие в нашем социуме. И, как всегда, мы имеем дело с речью честного, смелого, бескомпромиссного художника и гражданина…

Гумен, Витебск, искусство, живопись, КГБ

Фото Георгия Корженевского

Мы присутствуем на очень интересной выставке, потому что Александр Филиппов – старейший художник, который всё это застал. Я в 1958 году появился в Витебске, и ещё кое-что сохранялось: Богоявленская церковь, пока не взорванная, сохранялась Духовская церковь, её остатки со сбитыми куполами, сохранялся Николаевский собор, в 1958 году уже лежали руины. То есть было целенаправленное уничтожение города: то, что не успели сделать фашисты, с большим успехом сделали коммунисты. До основания…

 Я вот уже больше полувека в Витебске, и у нас единственный витебский кремль – это Ратуша. Больше ничего не было, потому что всё целенаправленно уничтожалось, и уничтожается до сих пор. В настоящее время сохранились ещё уникальные дореволюционные дома, на которые мы должны молиться, беречь их, как зеницу ока. Очень небрежное отношение у нас не только к художникам, но и ко всем другим людям, вообще ко всему. И я наблюдаю вот эту картину уничтожения Витебска уже более полувека, как будто моль всё съедает, и ничего не остаётся. Даже наш любимый пединститут, это здание бывшей мужской гимназии, это уникальное здание, которое простояло бы ещё не одно столетие, самое красивое, которое уцелело, кому-то оно помешало. Красивейшее было здание…

Каким образом сохранилось дание бывшего Суда, где мы находимся, ну, спасибо, что здесь размещалась партийная организация. Спасибо, что сохранился дворец губернатора, потому что там КГБ. Иначе с ним бы тоже что-нибудь произошло… И ещё каким-то чудом сохранился домик Марка Шагала. Сколько сил положил Давид Симанович, чтобы имя Шагала не забыли, потому что это имя было тоже запрещено. Когда мы учились в художественном училище, нам не говорили ни о каких шагалах, нам не говорили ни о каких уновисах, это было под запретом. Нам всё было нельзя: бороду носить нельзя, все личные отношения обсуждались на партсобраниях… Но на партсобраниях ещё выступал и Гумен. Это был единственный «глаз вопиющего в пустыне», вопиющего и выпиющего… Единственное спасение было – это закрыть глаза и не видеть ничего…

Глубокое уважение к художнику Филиппову ещё и за то, что он прожил такую большую жизнь. За такую жизнь, которую прожили люди в нашем государстве, надо всем давать звание Героя Советского Союза. Мы же расстрельная страна. У нас везде были доносы друг на друга, и всё продолжается в таком же самом духе. У нас сейчас на самом видном месте, за пирамидой, стоит здание КГБ. Что это, лицо нашего города? И по-прежнему, КГБ занимает историческое здание. И я знаю, что моих бывших студентов КГБисты уговаривали быть осведомителями. Это вообще ни в какие ворота не лезет. И потому все по-прежнему молчат, и по-прежнему будут съедать как моль и вас, и ваши души.

Гумен, Филиппов, живопись, КГБ, Витебск

Фото Георгия Корженевского

Интервью с суверенным человеком, художником Феликсом Гуменом, предлагаем вниманию наших читателей.

А здесь можно прочитать об открытии одной из выставок замечательного витебского акварелиста.