«На урок как на казнь, конец света и жизнь кончена» Три впечатляющих истории о школьном неврозе

на что реагировать взрослым и что с этим делать

Школьники рассказали «Снобу», как неврозы отразились на их жизни, а психиатр — на какие отклонения в поведении стоит обратить внимание родителям

У одиннадцатиклассника Ярослава проблемы начались четыре года назад.

Он стал бояться ответов у доски: одна из учительниц совсем не замечала его стараний, но высмеивала перед всем классом за малейшие ошибки.

«Выше тройки по ее предмету я не получал. На урок шел будто на казнь», — рассказывает школьник.

Из-за постоянного стресса у Ярослава начались сильные боли в желудке, повысилось давление и появилась тахикардия, головные боли. Плохое самочувствие мешало сосредоточиться на учебе, и Ярослав начал пропускать уроки. Родители подростка сначала заподозрили его в симуляции. Однако врач диагностировал у Ярослава вегето-сосудистую дистонию.

Частые пропуски занятий отразились на отметках и отношениях с учителями и одноклассниками.

«Учителя говорили что-то вроде: “Сколько это может продолжаться? Тебе нужно взяться за голову! У всех болячки есть, ты же не смертельно больной, а, значит, можешь в школу ходить!” Одноклассники от меня просто отдалились, а кто-то начал задирать: “О! Посмотрите-ка, кто в школу пришел!” или “Ого, у нас новенький?”» — рассказывает Ярослав.

Общение с одноклассниками в итоге свелось к нулю. Учительница, которая высмеивала школьника, начала сознательно занижать ему оценки, а под конец девятого класса сообщила, что вынуждена поставить «два» в четверти.

«Я думал, что настал конец света, жизнь кончена и меня даже в дворники не возьмут. Родители тут же пошли к классной руководительнице, и оказалось, что у меня все-таки выходит тройка из-за решенных тестовых вариантов ОГЭ (оценки за них засчитывались как за самостоятельную работу)». Школьник хотел перевестись на домашнее обучение, но родители были против: «Перестанешь учиться».

«Врачи неоднократно намекали, что стоило бы заняться моим неврозом. Родители отмахивались, залечивая симптомы, но никак не причину. Я же не пытался что-то менять, потому что хватало проблем с учебой, — говорит Ярослав. — Стараюсь смотреть на ситуацию с улыбкой, успокаивая себя тем, что остался всего лишь год в ненавистной для меня школе».

Родители постоянно сравнивали ее со старшим братом, который рос «раздолбаем», и девочка делала все, чтобы не быть на него похожей

Анна с детства много времени уделяла учебе: школа помогала ей отвлечься от проблем дома. Родители постоянно сравнивали ее со старшим братом, который рос «раздолбаем», и девочка делала все, чтобы не быть на него похожей.

«Меня никогда не ругали за плохие оценки. Но я вкладывала очень много сил в учебу, поэтому любые неудачи переносила болезненно. Так мама меня еще и добивала: “Ты неудачница, у тебя ничего получится!”» — говорит девушка. Она не только старалась хорошо учиться, но и участвовала во всех школьных мероприятиях, брала на себя больше, чем могла потянуть — «жизни не видела, только училась как машина».

В итоге это вылилось в боязнь школы и домашних заданий, из-за которых приходилось отказываться от радостей жизни.

В 8-м классе у школьницы начались панические атаки с резкими скачками давления. Когда врачи выявили у девочки вегето-сосудистую дистонию, ее мать только сказала, что все проблемы в голове, дочь сама во всем виновата.

За паническими атаками последовала депрессия. В 10-м классе Анна стала думать о суициде. Родители отвели ее к психиатру, который назначил антидепрессанты. Девушка некоторое время принимала лекарства, но потом бросила.

«Родители вообще забыли про мою депрессию, а я пустила все на самотек. Думала, уеду учиться в другой город, и мое состояние улучшится. Поступила в вуз, живу далеко от родителей, но теперь довожу себя сама на ровном месте. Я разочаровалась в учебе, разочаровалась в себе и не знаю, что с этим делать».

Врач сказал, что это кардионевроз, выписал успокоительные и витамины, но мне еще долго казалось, что не хватает воздуха

Людмилу воспитывали бабушка и дедушка.

«Бабушка всегда ждала от меня высоких результатов в учебе и дома. Если я не оправдала ее ожиданий, могла сказать мне обидные слова, накричать. Когда я получала плохие оценки, ругала, почему я не понимаю таких элементарных вещей».

Девочка росла тихой и училась посредственно. Однако в пятом классе ее вдруг заинтересовала учеба и неожиданно для всех, даже для себя, она стала отличницей. Пока ее одноклассники гуляли, девочка сидела за учебниками, тщательно готовясь к каждому уроку. Это не прибавило Людмиле популярности: одноклассники сначала гнобили ее, а потом и вовсе перестали общаться. Она замкнулась в себе.

В 8-м классе у девочки умер прадедушка. Людмила тяжело переживала его смерть. Вскоре у нее начались панические атаки.

«Врач сказал, что это кардионевроз, выписал успокоительные и витамины, но мне еще долго казалось, что не хватает воздуха. Потом к этому добавились боли в области сердца, головы, повышенное давление, — рассказывает Людмила. — Со временем атаки прошли, но теперь я боюсь посещать общественные места: мне кажется, что окружающие меня оценивают и критикуют. Я не знаю, что делать. Живу в маленьком городе, где нет возможности получить какую-то психологическую помощь».

Илья Смирнов, врач-психиатр, психотерапевт, директор исследовательского центра психологического здоровья Open Mind:

Невроз как реакция организма школьника на неуспеваемость, высокую нагрузку, давление со стороны родителей и учителей — довольно распространенное явление. По моим впечатлениям, с каждым годом таких детей становится все больше. У них наблюдается общее недомогание, потливость, учащенное сердцебиение, боль в суставах. Также могут быть поведенческие нарушения: агрессия, аутоагрессия, в том числе суицидальное и парасуицидальное поведение (последнее встречается даже у детей младшего школьного возраста, но редко). Все это нередко происходит на фоне школьной дезадаптации. У детей младшего школьного возраста эти реакции обычно связаны с тем, что школьная программа не соответствует их возможностям. Кроме того, детям в силу поведенческих особенностей тяжело долго сидеть на одном месте.

В подростковом возрасте, когда организм перестраивается, ребенок склонен к протесту. Это может стать основой школьных конфликтов. Однако в этом же возрасте у ребенка могут возникнуть различные патологические явления со стороны психики, часто замаскированные. Родителям необходимо обращать внимание на резкие изменения в характере ребенка: например, в младшем школьном возрасте у него не было проблем с адаптацией в школе, не было конфликтов, а потом вдруг ребенок стал замкнутым, пассивным, жалуется на плохое самочувствие в учебный период. Если состояние ребенка обусловлено стрессом, избыточными нагрузками, конфликтами с одноклассниками, ребенку поможет психотерапия. В ряде случаев, когда школа является первоисточником стресса, ребенку может помочь перевод в другое образовательное учреждение или на другую форму обучения. Если же в основе школьной дезадаптации лежит психическая патология (в подростковом возрасте это, например, депрессия), тут в первую очередь нужно медикаментозное лечение.

Прочитать мнения витебских родителей, за что их дети не любят школу, можно здесь.


  • Сергей Пересвет

    Изнеженный народ пошёл. Поколение от всякой ерунды в панику впадает… Что такое их трудности по сравнению с школьником мужского пола в России 90х, когда в ВУЗ экзамены фактически принимал военкомат с перспективой Чечни?
    А уж японские дети с их экзаменаионным адищем вообще пожали плечами бы — чего тут страдать?