Сколько на самом деле в Беларуси бедных ?

Что значит бедность по-белоруски, как она выглядит в реальных цифрах и чем отличается белорусская статистика от мировой практики.

Евросоюз сообщает о  24,5% бедных среди своего населения. Белорусская официальная статистика заявляет о 5,1% бедных среди нашего населения. Действительно ли нам живется богаче, чем в Евросоюзе?

Подайте, кто сколько может.

Фото Евгении Москвиной

По информации “Ежедневника”, критерием бедности в Беларуси является бюджет прожиточного минимума, который сегодня равняется в среднем 1,6 млн рублей в месяц. Тех же, кто живет на сумму ниже этого порога толерантно выделяют в статью “малообеспеченные”, их 5,1% населения и 3,5% домохозяйств.

А, если разделить сумму прожиточного минимума на курс доллара, то в сравнении нашего порога бедности с международным показателем, который равняется 2 долларам в сутки, у нас получится даже выше – 3,5 долларов в сутки.

Так неужели получается, что бедных у нас нет совсем?

Распределение семей по уровню ресурсов, на которые живет каждый из их членов в месяц

Распределение семей по уровню ресурсов, на которые живет каждый из их членов в месяц

Эксперт Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович, который является автором исследовательских работ по теме бедности, помог разобраться в сложившейся ситуации.

По словам эксперта, международную черту бедности определяет Всемирный банк, при этом он ориентируется, скорее, на беднейшие страны мира. И международный, и наш отечественный показатель малообеспеченности в экономической науке называется уровнем «абсолютной бедности». В развитых странах абсолютную бедность оценивают достаточно редко, а цифра в 24,5%, которую называет Евростат и которая активно тиражируется русскоязычными СМИ – это показатель «относительной бедности». Евростат публикует его под названием «риск бедности социальной изоляции». Именно поэтому нельзя сопоставить наши 5,1% с европейскими 24,5%.

 «Относительная бедность рассчитывается как доход, ниже 60% от медианного дохода населения и показывает, сколько людей живет значительно беднее среднего показателя для страны. То есть он отражает в первую очередь неравенство в обществе», – объяснил Глеб Шиманович.

Исследовательский центр ИПМ рассчитал показатель относительной бедности для Беларуси – по итогам 2014 года он равняется 10,2%.

«То есть у нас довольно низкая дифференциация по доходам – на уровне Швеции или Чехии. Тогда как в некоторых европейских странах, например, Болгарии и Румынии, относительная бедность составляет больше 40%».

О количестве бедных узнают в процессе выборочного обследования домохозяйств, при этом количество заполняющих анкеты достигает порядка 5,5 тысяч семей.

Эксперт объяснил, что в обследование попадают не все группы населения – по понятным причинам, оно не затрагивает тех, кто не имеет жилья, а также крайне неблагополучные семьи и очень богатых.

«Там довольно сложные анкеты, некоторые из них нужно вести в течение одного квартала, другие – в течение двух недель, но 4 раза в год. Например, требуется каждый день указывать свои покупки, свое потребление – человеку это должно быть интересным. Естественно, очень маргинализированная личность делать это не будет, хотя какая-то символичная плата за это предусматривается».

Получается, что 70% малообеспеченных домохозяйств составляют семьи с детьми. При этом средний показатель получается низким, так как ресурс делится на множество частей.

В действительности о доходах этих семей и о том, как они оказались в этой статистике, реально или технически, нам ничего не известно.

По словам экономиста, существует метод, который позволяет понять, насколько тяжелы условия проживания бедных семей.Так, в Европе высчитывается такой показатель, как Material deprivation (то есть «материальные лишения»), который описывает, есть ли у человека доступ к услугам ЖКХ, обеспечен ли он товарами длительного пользования, может ли позволить себе отдых. У нас же этот метод не работает, так как пользование коммунальными услугами ничего не говорит о материальном благополучии (сказываются низкие тарифы, поэтому если семья не пользуется услугами не пользуется, значит, скорее всего, эти услуги попросту не оказываются, как, например, в сельской местности), а наличие предметов длительного пользования (стиральные машины, телевизоры, телефоны) ничего не говорит об их качестве и состоянии.

«Вероятно, если в Беларуси и есть семьи, которые лишены каких-то товаров длительного пользования, то Белстат просто не имеет возможности их обследовать», – полагает Глеб Шиманович.

Самая большая дифференциация наблюдается по наличию компьютера и автомобиля: компьютера нет у 28% обследованных семей, машины – у 52%.

«Однако у нас отсутствие автомобиля вовсе не означает, что семья малообеспеченная», – отметил специалист.

Удельный вес домашних хозяйств, испытывающих недостатки

Удельный вес домашних хозяйств, испытывающих недостатки по данным опроса за 2014 год

Так что оценка «материальной депривации» среди населения Беларуси для Белстата, получается, проводится по собственным критериям. И получается, что, что семей, которые не могут себе позволить что-то из анкетного списка, совсем немного.

Так как беднейшая часть населения не попадает под счет,  в категорию малообеспеченных с большой вероятностью попадают обычные семьи с несколькими детьми, которые могут вовсе не испытывать материальных лишений. И цифра 5,1%, получается, не отражает реальность, а мы вообще не знаем, сколько в Беларуси бедных.

«Возможно, такой вопрос ни у кого никогда и не стоял – узнать точное количество бедных. Важно не количество, важно понять, какие слои населения рискуют оказаться в бедности и нуждаются в поддержке», – ответил Глеб Шиманович.

Во всем мире бедность оценивают именно таким методом – путем выборочного обследования домохозяйств. Он используется для расчета и абсолютной, и относительной бедности.

«Репрезентативность его по отдельным группам, конечно, не идеальна. Но общий срез уязвимых групп населения он показывает достаточно адекватно». 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *