Белорусы возмущаются масштабными вырубками леса. «Реки мелеют, болота сохнут, колодцы пустые стоят… а они все рубят!«

практический совет, как спасать лес

За несколько дней до того, как Александр Лукашенко раскритиковал беспорядок в лесной отрасли, к нам на почту пришло письмо читателя.

Дмитрий возмутился масштабными вырубками леса в Гомельской области, а к письму приложил шесть видео, которые снимал сам.

Я занимаюсь туризмом, по специальности — техник-технолог по деревообработке. Это Гомельский, Речицкий, Жлобинский, Добрушский район — все окрестности Гомеля в радиусе 100 километров, наверное, до самых Калинковичей. Часто бываю в тех местах и не узнаю лес. Похожее и по минской трассе, но там лесов меньше, и я там реже бываю. Такое я наблюдаю уже года три, и это все больше и больше. Как два года назад приняли лесной кодекс, так и понеслось. 

На видео разной давности Дмитрий показывает вырубленные участки леса. По словам читателя, за 3 года он не видел никаких компенсационных посадок, а на старых местах вырубки, которым уже по 5-10 лет, до сих пор ничего не высажено.

Я уже писал в прокуратуру, Министерство природы и в Администрацию Президента и просил разобраться, действительно ли лес пилят из-за короеда, в каком объеме и что вообще происходит. Каждый раз стандартная отписка: лес усыхает из-за короеда. Естественно, там есть короед, но не в таком количестве, как заявлено. Отвечают, что все в норме и это санитарные рубки. Но это уже не масштаб санитарных рубок — в лесу лежат штабеля здоровой древесины. Вот бы выехать с каким-то специалистом, который бы дал официальное заключение — меня-то никто слушать не станет.

Ответ из Минлесхоза. Документ предоставлен читателем

Ситуацию также прокомментировал нам региональный координатор экодвижения «Зеленый дозор» Игорь Пастухов:

C момента заражения дерева неспециалисту действительно не видно, что дерево уже на начальной стадии. Когда пожелтеет хвоя, это уже видно всем и поздно спасть лес, короед начал плодиться и скоро будет готов к вылету на соседние деревья. Поэтому так важно обнаружить его вначале и спилить весь поражённый участок леса с радиусом ещё 10-20 метров.

Но, конечно же, не весь лес!

Так, под видом короедной угрозы, лесники рубят гораздо больше, списывая на «прочие рубки», «санитарные рубки». Для их оформления нужно заключение экспертизы, акт, подтверждающий заражение леса. Плохо то, что этот акт составляют сами же лесники. Чтобы оспорить решение, нужно брать с собой независимого специалиста и на лесосеке проверить вершины спиленных и брошенных лесниками «заражённых» сосен.

Ходы короедов и вы, и любой другой может заметить: ствол дерева как будто дробью прострелен, если ковырнуть луб, то обнаруживается жук или личинка.

По совету Игоря Пастухова, если по свежим следам удостовериться, что короедной атаки не было, можно направить коллективную жалобу в прокуратуру и госконтроль, приложив фотографии и видео анализа стволов «поражённых» деревьев. На видео при этом важна привязка к конкретному лесу, чтобы были видны квартальные столбы и было понятно, где это снято. В обращении нужно добавить информацию в какой области, каком лесничестве, выделе и квартале леса вы обнаружили проблему. 

В конце своего письма Дмитрия добавил:

Реки мелеют, болота сохнут, колодцы пустые стоят… а они все рубят!

А совсем недавно активисты обратили наше внимание на проект карьера в Поставском районе и рассказали об опасениях, что он может вызвать понижение уровня водоносного слоя и «потянуть» за собой опустение колодцев, засыхание леса, изменение экосистемы местных рек. 

РЕКЛАМА