Когда про твою бабушку пишут в книге Светланы Алексиевич

мы поговорили с правнучкой героини книги «У войны не женское лицо» 

Бывает так, что ты читаешь в книге Светланы Алексиевич про свою прабабушку? Наверняка бывает. Одиннадцатиклассница Маша Павловец из витебской средней школы №21 считает, что в этом нет ничего необычного: ведь у каждой семьи есть своя интересная история.

Двоюродная прабабушка Маши, Павловец Марфа Васильевна (по документам — Мария), известна не только благодаря книге «У войны не женское лицо», ее именем названа улица в Борисове.

Своей необыкновенной родственнице Маша посвятила научную работу, которая привела ее на презентацию нового издания книг Светланы Алексиевич из цикла «Голоса Утопии» в областной библиотеке. Как и все волшебные истории, эта начиналась банально: со школьного реферата по истории.

Маша Павловец, правнучка военного врача Марфы Васильевной Павловец. Фото Анастасии Вереск

Я не выбирала тему, и мне случайно достался реферат «Моя семья в годы Великой Отечественной Войны». Как мне это писать, где брать? Но я точно знала, что в книге Светланы Александровны есть упоминание о прабабушке. Мне рассказывали родители, дедушка, что именно там описано ее возвращение домой с фронта. Я отправила реферат учителю, она сказала: «Это прекрасно, пишем работу!».  

Марфа Васильевна действительно была необыкновенной женщиной: выпускница Минского мединститута с отличием, затем — Военно-медицинской академии в Ленинграде, участница русско-японской компании на реке Халхин-Гол, она родила дочь на праздничном параде 1 мая 1941 года. Командир сделал ей замечание: «Почему нет ремня на гимнастерке?».

До войны Марфа была очень красивой женщиной небольшого роста. В старом издании книги приводится шесть фотографий, из них фотография прабабушки сильно выделяется. 

На снимке слева внизу — Марфа, Мария, Нина, Наталья (справа внизу) с матерью Варварой Савельевной, у которой было 13 детей. Фото из научной работы Маши Павловец

В семейную жизнь Марфы вмешалась война, заставив уехать из родных Велятичей (Борисовский район Минской области) и принять роль партизанского врача. Своим талантом Марфа Васильевна спасла множество жизней не только на войне, но и после нее. Маша Павловец считает, что это самый впечатляющий факт из жизни прабабушки.

Меня поразило то, что после войны она стала нейрохирургом. Самое интересное, что Марфа Васильевна спасала тех, от кого отказывались все. Когда говорили, что кто-то скоро умрет, она говорила: «Нет, мы еще поборемся». И люди выздоравливали. Просто нереальная женщина, мне кажется. Она под расписку спасла моего деда, своего племянника, от ампутации. В 5 лет он упал с лестницы, началась гангрена. Марфа на вертолете забрала его с Велятич в Минск. Лучшие врачи говорили, что возможна только ампутация, а она под расписку его оперировала, выкупала у американцев пенициллин, спасла деду руку.

Марфа Павловец с военными наградами. Фото из научной работы Маши Павловец

После войны Марфа Васильевна получит степень доктора наук в Москве и напишет 70 научных трудов, будет работать хирургом еще до 72 лет и до 85 лет — консультантом в частной клинике. А за год до смерти напишет письмо — десять страниц убористым врачебным почерком.

Это письмо про наших родственников, она говорит в нем, что многие люди не помнят своего родства, что многие белорусы забыли своих предков, а нам нужно помнить.

По словам Маши, выдающихся родственников в ее семье было много: военные врачи, партизаны, лингвисты попадали и в другие книги. А несколько лет назад ее родственники собирались, чтобы проехать по местам, связанным с судьбой семьи, были и в родной деревне Марфы Васильевны.

На кладбище почти все памятники с фамилией Павловец. Там была такая странная история: мы пришли на могилу ее матери, и я стала прямо возле нее. И все родственники, человек 10-12, говорят: стой, замри — точная копия!

Научная работа Маши прошла районную конференцию и попала на «Задзвінскія чытанні», а там столкнулась с вопросом: как же прабабушка Маши встретилась со Светланой Алексиевич и стала героиней ее книги? Оказалось, что этого в семье никто не знает, а связаться с автором никто не пробовал.

В Минске живет ее сестра, ей 94 года, и она сказала, что после смерти Марфы нашла в ее ежедневниках телефон и адрес Светланы Александровны. Но сестра не помнит, когда они встречались, только две книги, подписанные специально для Марфы Васильевны — одна сейчас в Велятичском музее, а вторая вроде бы у родственников. 

После «Задзвінскіх чытанняў» мне позвонила учительница: нас из Минска пригласили на встречу со Светланой Алексиевич в Витебске. Мне казалось, что никто не знал о моей работе, я никому серьезно не рассказывала, мы даже не надеялись на встречу со Светланой Александровной. Когда узнали, что она все-таки не приедет, я сильно расстроилась! Мне казалось, что нужно обязательно узнать, где и как они встречались с прабабушкой, нужно продолжить работу. Наверное, Светлане Александровне покажут, что было вчера, и, может быть, она захочет даже поговорить со мной.

Маша с новым изданием книги «У войны не женское лицо». Фото Анастасии Вереск

Автограф Светланы Алексиевич и посвящение. Фото Анастасии Вереск

Маша Павловец говорит, что не любит торжественных разговоров и сцены, после одиннадцатого класса она хочет выучиться по специальности романо-германская филология. Правнучка знаменитого военного врача учится на отлично, играет на двух музыкальных инструментах, любит головоломки. Когда перед всеми стали читать отрывок из книги «У войны не женское лицо», посвященный ее прабабушке, Маша не удержалась от слез.

Столько раз его читала, столько раз его заучивала … А когда кто-то читал в такой атмосфере, я не смогла сдержаться. Потому что, если ты знаешь, что это было в твоей семье, это очень тяжело, мне кажется. Вчера была очень трогательная, очень тяжелая встреча. Были известные люди, а я сидела и думала: зачем я тут, кто меня знает вообще?  Хотя мне кажется, Светлана Александровна все равно не допустила бы, чтобы встреча была ужасно официозной. 

Маше вручили книги в новом издании. Фото Анастасии Вереск

Мы советуем нашим читателям также прочитать отрывок из книги «У войны не женское лицо», в котором Марфа Павловец возвращается домой, после войны, после того, как ее маму и дочь на три года увезли в Германию. Она не узнает свою Люсю, а дочь не узнает ее и боится. Скажите, а вы удержались бы от слез?

Читайте также на нашем сайте мнение известного политика, историка и литератора про нобелевского лауреата Светлану Алексиевич и ее творчество.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА