Леонид Алексеев: «Если ты не можешь писать правду об истории, то лучше ничего не пиши»

Алексей и Андрей Буховецкие про легенду белорусской археологии

10 лет назад ушел из жизни известный историк, археолог, автор многочисленных работ по истории и археологии Леонид Алексеев.

В конце марта в Витебском областном краеведческом музее открылась выставка «Увлечение длиною в жизнь», на которой были представлены уникальные снимки Витебщины, сделанные в свое время Леонидом Васильевичем. Среди них – траншея на площади Свободы, в которой нашли берестяную грамоту и руины Благовещенской церкви. Подробнее о том, что можно увидеть в экспозиции, смотрите здесь.

Руины Благовещенской церкви на фотографии Леонида Алексеева

На открытии выставки присутствовал Алексей Буховецкий. Он и его брат Андрей, известные полоцкие краеведы, были лично знакомы и дружили с Леонидом Васильевичем. Своими воспоминаниями и фотографиями из семейного архива они поделились с нами.

Леонид Алексеев – пример для нас. Это был светлой души, скромный, интеллигентный человек с тонким чувством юмора. И я счастлив, что мне довелось с ним общаться, –  рассказал Алексей Буховецкий. – А еще я на всю жизнь запомнил его слова, что если ты не можешь писать правду об истории, то лучше ничего не пиши.

Леонид Алексеев и братья Андрей и Алексей Буховецкие. Фото из архива краеведов

Леонид Алексеев часто гостил в Полоцке, любил гулять по городу, посещать музеи. Археолог всегда был не прочь пообщаться и рассказать о себе и о том, что знает.

Андрей Буховецкий вспомнил, что впервые познакомился с Алексеевым в Спасо-Евфросиневском монастыре, когда показывал гостю открытые фрески в храме Спаса. Затем они вместе пили чай, долго говорили, а в конце встречи Леонид Васильевич сказал, что всегда будет рад видеть полочан у себя в гостях в Москве.

Леонид Алексеев. Фото из архива Андрея Буховецкого

Андрей Буховецкий впоследствии не раз бывал в Москве у историка.

Особенно запомнилась мне первая встреча в 2002 году, – рассказал Андрей Буховецкий. – У Алексеева была уютная трехкомнатная квартира, обставленная старинной мебелью. Леонид Васильевич рассказал тогда, что многие москвичи, когда делали ремонты и меняли обстановку, старую мебель просто выставляли во дворах, и ее мог взять любой желающий. На стенах квартиры были развешаны портреты близких и родных Леонида Алексеева, и о каждом историку было, что рассказать. Огромное впечатление на меня произвела библиотека, которую археолог собирал почти всю свою жизнь. По его словам, в ней насчитывалось 5 тысяч 700 книг: это были издания по истории и археологии, классическая литература, духовная и научная. Книгами были заполнены все полки от пола до потолка в двух комнатах.

В ту встречу Леонид Васильевич долго рассказывал полоцкому краеведу о Беларуси, показывал свою коллекцию осколков стеклянных цветных браслетов 12 века, фамильные бронзовые печати 19 века, дореволюционные и советские альбомы фотографий своей семьи и даже сыграл на рояле отрывок из пьесы Чайковского «Времена года». Также полоцким гостям – Андрею Буховецкому и его супруге – Алексеев подарил на память несколько книг и провел экскурсию по старой Москве.

Полоцкие друзья провожают Леонида Алексеева в Москву. Фото из архива Андрея Буховецкого

Когда Андрей Буховецкий приехал в российскую столицу в следующий раз, в начале 2003 года, то заметил, что в квартире историка произошли изменения. К тому времени умерла жена Алексеева – Наталья Владимировна, Леонид Васильевич тяжело переживал ее уход, был рад общению и с удовольствием прогулялся по Красной площади, сетуя, как быстро строится Москва и как быстро исчезают с лица города памятники архитектуры.

В 2003 году Леонид Алексеев выбрался в Полоцк. Андрей Буховецкий и его жена пригласили историка к себе в гости вместе отметить праздник Рождества Христова.

Леонид Васильевич вспоминал тогда, как в детстве прислуживал в алтаре одного из московских храмов, как чистил кадило, помогал в уборке и участвовал в церковных праздниках, – рассказал Андрей Буховецкий.

За праздничным столом краеведы говорили с историком, что необходимо проводить раскопки на территории Верхнего замка и Спасо-Евфросиневского монастыря, и рассуждали, что на белорусской земле с точки зрения археологии очень много белых пятен.

Леонид Алексеев в гостях у Андрея Буховецкого, 2003 год. Фото из личного архива краеведа

Леонид Васильевич признавался, что считает Полоцк своей второй Родиной, говорил, что городу нужно вернуть старые названия улиц, например, вместо улицы Нижне-Покровской должна быть Великая, и мечтал, что будет восстановлен исторический центр.

Какой вклад внес Леонид Алексеев в восстановление Креста Евфросиньи Полоцкой, мы расскажем в следующий раз.

А пока предлагаем вспомнить, как вскрывали мощи преподобной в мае 1922 года.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА