Как вскрывали мощи Евфросинии Полоцкой в мае 1922 года

что нашли в гробу с останками и какова судьба мощей преподобной

Мощи преподобной Евфросинии Полоцкой, которые сегодня хранятся в Спасо-Евфросиньевском монастыре в Полоцке, – одна их главных белорусских православных святынь. Сотни паломников чуть ли не ежедневно приезжают в Полоцк, чтобы поклониться останкам первой женщины, канонизированной Русской Православной церковью, и попросить ее помощи и поддержки. Интересные факты о том, какой нелегкий путь пришлось пройти мощам преподобной в послереволюционные годы ХХ века, собрал полоцкий краевед Андрей Буховецкий.

Андрей Буховецкий. Фото из личного архива респондента

Вскрытие гроба Евфросинии Полоцкой

Мощи преподобной Евфросинии вскрывали трижды: в Ростове Великом (1920), в Полоцке (1922) и в Витебском губернском историко-археологическом музее, куда святыня была доставлена в 1922 году.

13 мая 1922 года произошло вскрытие гроба с останками Евфросинии Полоцкой в Спасо-Евфросиньевском монастыре. На улицах Полоцка были расклеены афиши, которые извещали местных жителей о предстоящем событии. Для вскрытия мощей Евфросинии Полоцкой, согласно постановлению Полоцкого уездисполкома, была создана специальная комиссия, в которую входили более 50 человек.

Из книги Бориса Кандидова «Монастыри, музеи и антирелигиозная пропаганда» (1929 год). Фото предоставлено Андреем Буховецким

Вот как писала об этом газета «Известия Витебского губисполкома и губкома РКП» от 16 мая 1922 года:

«Въехали через широкие ворота на большой, просторный двор, окруженный со всех сторон белой каменной стеной. Людей пока еще немного – человек 500, не считая членов комиссии и красноармейского караула, но толпа все больше ширится и увеличивается. Каждый лезет вперед, стараясь протиснуться через расставленный караул. На паперти церкви ясно выделяются черные, высокие фигуры представителей духовенства. Чему-то многозначительно улыбается наблюдающий за ними молодой красноармеец…

У изголовья раки с мощами заняли места секретарь комиссии Григорьев, представитель отдела юстиции Шевкун и корреспондент газеты «Известия ВЦИК» Вольный… При составлении протокола протоиерей Черепнин сообщает, что за время пребывания мощей в Полоцке их частицы брались уже три раза – в Новочеркасск, Варшаву и Ригу».

Из книги Бориса Кандидова «Монастыри, музеи и антирелигиозная пропаганда» (1929 год). Фото предоставлено Андреем Буховецким

Протокол вскрытия

После снятия застежек и схимьи, изготовленной в 1910 году, члены комиссии обнаружили другую одежду – мантию. Тело лежало в голубом шелковом ваточнике, были видны сложенные накрест руки в красных ватных перчатках. Ноги были обуты в красные шелковые туфли. Голова завернута: сначала в ватный чехол розово-полосатого шелка, затем в парчовый колпак и красно-шелковый чехол.

И.П. Дейнис участник вскрытия мощей Евфросинии Полоцкой. Фото предоставлено Андреем Буховецким

Под снятой одеждой находился шелковый хитон лилового цвета. Вся фигура обложена (по заявлению монахинь, во избежание тряски при перевозке) парчовыми скуфьями и разными частями церковных одежд. После снятия шелковой сорочки найдена записка современного происхождения, подписанная иереем Клавдием, в которой говорилось:

«…Ея рубашка без нужды от тела не отнимается, кроме когда потребуется отнятия частиц  ее тела, только тогда развернуть ея. А для просушки тела не нужно развертывать , так как воздух пройдет сквозь ея. Мы не дерзали никогда раскрывать святое тело преподобной матери нашей Евфросинии, только тогда, когда свидетельствовали ея».

Кроме того, были найдены янтарные четки, по заявлению монахинь, привезенные с мощами из Иерусалима, и крест, одетый на костях, недавнего происхождения.

Из-под сорочки виднелся костяк, завернутый в шелковые лоскуты. Череп без волос был вплотную приложен к туловищу, но с ним не связан. Грудная клетка изломана, кое-где на остатках ребер сохранились заплесневшие и мумифицировавшиеся части мышечной ткани и кожи. Часть ребер провалилась внутрь и подперта каким-то материалом, при развертывании оказавшимся частями парчовых облачений.

Из книги Бориса Кандидова «Монастыри, музеи и антирелигиозная пропаганда» (1929 год). Фото предоставлено Андреем Буховецким

Доктор Христенсен установил, что череп был отделен от туловища вследствие разрушения связочного аппарата от тления.

В середине череп был пустой: его лицевая сторона была замазана какой-то мастикой давнего происхождения в области глаз, век и верхней челюсти, по предположению врачей, с целью туалета, дабы сгладить неприятное впечатление и придать форму лицу. Больше мастики нигде не заметили. На грудной клетке местами можно было наблюдать покрытую плесенью высохшую кожу, на суставах – мумифицированные сухожилия. Волос нигде не было видно, зубы виднелись лишь в верхней челюсти.

По мнению врачебно-научной экспертизы, все кости принадлежали одному человеку, а труп мумифицировался вследствие благоприятных почвенных условий, поэтому установить точную дату смерти сложно.

После того, как комиссия закончила свою работу, к мощам допустили присутствовавших.

Как писал в своем дневнике современник этих событий С.А. Соколов:

«Вскрытие мощей произвело совершенно обратное впечатление на население, чем предполагалось советской властью. Мощи оставались открытыми целую неделю, и всю эту неделю люди ходили на их поклонение».

Затем мощи были убраны обратно в раки и снова закрыты покрывалами.

Мощи – в музей

После вскрытия мощи отправили на атеистическую выставку в Москву, а оттуда – в исторический музей в Витебск. Золотые и серебряные лампады, а также серебряная рака были реквизированы, а сам монастырь вскоре был закрыт и его здания переданы военному ведомству.

Вплоть до 1941 года мощи преподобной находились в Витебском губернском историко-археологическом музее. В июне 1939 года они были подготовлены к экспонированию в отделе истории периода реакции 1907—1910 годов, а копия акта вскрытия находилась рядом с мощами для доказательства посетителям механизма церковного одурманивания трудящихся.

При эвакуации ценностей исторического музея 5-7 июля 1941 года гробница с мощами в силу ее громоздкости и тяжести была оставлена в помещении антирелигиозного музея, который размещался в здании бывшего костела святого Антония Падуанского.

Костел святого Антония. Фотопроекция Виктора Борисенкова

Возвращение мощей в Полоцк

В августе 1941 года мощи преподобной Евфросинии были перенесены в Покровскую церковь, где и находились во время немецко-фашистской оккупации. В 1943 году было принято решение спасти мощи великой белорусской святой, эвакуировав их в Полоцк, на что было получено благословение епископа Смоленского и Брянского Стефана (Севбо) и разрешение от штандортскомендатуры Витебска.

Гробница с мощами преподобной Евфросинии Полоцкой. 1943 год. Фото предоставлено Андреем Буховецким

22 октября в витебской Покровской церкви православные прощались с мощами преподобной Евфросинии: были отслужены литургия и молебствие. Утром 23 октября гробница с мощами преподобной была перенесена на украшенную живыми цветами машину и перевезена на витебский железнодорожный вокзал в сопровождении заведующего церковным управлением Павла Пороменского, благочинного священника Бориса Чикильдина и шести монахинь.

Гробница с мощами была помещена в особый вагон, который поздно вечером 23 октября прибыл Полоцк, где его уже встречали монахини Полоцкого монастыря (около 50 человек), все местное духовенство, учащиеся пастырских курсов. Гробницу с мощами в сопровождении большого числа молящихся перенесли в полоцкий Софийский собор.

Снимок из журнала за 1924 год. Фото предоставлено Андреем Буховецким

На следующий день, в воскресенье 24 октября, в Софийском соборе впервые после 25-летнего перерыва соборным чином были отслужены божественная литургия и молебен перед мощами преподобной Евфросинии. После этого при громадном стечении народа крестный ход с мощами святой Евфросинии направился в Спасо-Евфросиниевский монастырь. У реки Полота торжественную процессию встретил монастырский крестный ход, возглавляемый настоятельницей игуменией Ананией и духовником, игуменом Модестом (Павловым).

Мощи преподобной были внесены в монастырский Спасо-Преображенский храм, где было совершено всенощное бдение, а 25 октября 1943 года соборным чином была отслужена божественная литургия.

Послевоенные годы

Начиная с апреля 1959 года и до июля 1960 года в областной газете «Віцебскі рабочы» и полоцкой городской газете «Сцяг камунізма» был опубликован цикл антирелигиозных статей, в которых говорилось о вредном влиянии полоцкого женского монастыря на трудящихся, об архаичности и нелепости почитания мощей преподобной Евфросинии.

В июне 1960 года исполком Полоцкого городского совета трудящихся вышел с ходатайством об изъятии мощей преподобной и передаче их Полоцкому историческому краеведческому музею. Уполномоченный по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР по Витебской области В.Л. Куроедов,  рассмотрев ходатайство Полоцкого горсовета, рекомендовал сначала закрыть Полоцкий женский монастырь и только потом передать мощи преподобной Евфросинии в музей.

Монастырь действительно вскоре был закрыт, но мощи, по милости Божией, остались в полоцком Спасо-Преображенском храме, где и пребывали до возрождения обители.

Впечатляющие факты о кресте Евфросинии Полоцкой можно узнать здесь. А о других уроженках Витебщины, прославивших наш регион, смотрите здесь.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА