Минская резня: 9 новых фактов о деле убийцы с бензопилой

Беларусь Казакевича бесит, охрана «Европы» спряталась во время происшествия, а родители не вмешивались в переживания сына

Владислав Казакевич на суде. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Владислав Казакевич на суде. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

20 февраля начался суд над 18-летним Владиславом Казакевичем, бывшим студентом МИТСО, который 8 октября 2016 года устроил массовую резню в торговом центре «Европа». На первом судебном заседании допрашивали самого обвиняемого: «Витебский курьер» поделился самыми яркими высказываниями молодого человека, повергшими в шок большинство присутствующих в зале.

В последующие дни суд допрашивал врачей-психиатров, в разные периоды наблюдавшие Казакевича, сотрудников торгового центра «Европа», видевших нападения, и самое главное родителей. Именно к ним у общественности было больше всего вопросов: как известно, Владислав Казакевич 4 раза пытался покончить собой, лечился в специализированных медицинских учреждениях, принимал сильнодействующий препарат, но при этом жил отдельно, без постоянного контроля со стороны матери и отца.

Вот новые подробности этого громкого дела из серии публикаций от tut.by.

1. Родственники погибшей Елены Александронец потребовали «слишком много денег»

Такое мнение на суде высказал сам Владислав: он считает, что семье убитой им 43-летней женщины достаточно выплатить компенсацию за организованные похороны. Моральная же компенсация молодого человека, во-первых, не волнует, а во-вторых, выражена в слишком большой сумме денег. Напомним, что семья Александронец требует заплатить 369 тысяч рублей.

2. Беларусь Казакевича бесит, зато в Австралии можно было бы жить

На суде были заслушаны показания обвиняемого, которые он давал во время следствия. Как оказалось, в Беларуси молодой человек не мог себя реализовать, страна его раздражала. Но в стране кенгуру и солнца его мечты вполне могли бы исполниться:

…а тут все бесит, страна бесит. Вообще хотел как бы бизнес в Австралии открыть, жить там с женой и детьми. Ну, и здоровье, чтобы было получше. Я понял, это просто мечты, фигня все. Понял, хорошие мечты не исполнятся, а плохие исполнил сам. Я лошара.

3. Перед резнёй Казакевич искал в интернете информацию о маньяках и созванивался с отцом

Как отметили следователи, накануне трагедии обвиняемый вводил в поисковик следующие запросы: как завести бензопилу, как удалить записи, топ-5 маньяков, топ-5 массовых убийц, с чем нельзя совмещать алкоголь, МИТСО охрана, МИТСО отчисление.

Также в суде представили распечатку последних звонков Казакевича: среди прочих молодой человек разговаривал со своим отцом (разговор длился ровно минуту), а также с парнем сестры.

4. На родителей — ноль эмоций, на бензопилу — улыбка

В зале суда Владислав ведет себя очень спокойно. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В зале суда Владислав ведет себя очень спокойно. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Именно такую реакцию увидели присутствовавшие на суде люди. 22 февраля был организован осмотр вещественных доказательств по делу: когда в зал принесли бензопилу, Владислав Казакевич даже не скрывал своей радости, улыбался. Остальные вещи — чехол от гитары, куртки, защитные очки, балаклаву, наушники — вызвали у молодого человека не менее яркие эмоции. При этом родители, позже явившиеся в суд для дачи показаний, не удостоились такого внимания.

Владислав Казакевич попросил после вынесения приговора свою одежду передать родственникам, а чехол из-под гитары, емкости, шприцы — уничтожить.

5. Не алкоголик, не наркоман, не транжира

Во время суда выяснилось, что Владислав Казакевич в целом вел здоровый образ жизни: он не пил, не курил, не употреблял наркотики. По его признанию, впервые выпил непосредственно перед убийством — для храбрости. Также молодой человек занимался бегом, одно время играл на гитаре и неплохо учился в школе: средний балл аттестата составил 6,9.

Правда, хорошие оценки не означали аналогичные взаимоотношения с педагогами. С классным руководителем Владислав Казакевич не раз вступал в конфликт, родителей часто вызывали в школу из-за плохого поведения сына.

Также известно, что и родители, и бабушка с дедушкой давали парню деньги: в квартире, где жил Казакевич, лежало около 3 тысяч евро. Однако склонности к растратам молодой человек никогда не проявлял.

6. Во время резни охрана спряталась в служебном помещении

Среди свидетелей по делу проходили администраторы ТЦ «Европа», в частности Владимир Рак. Он рассказал, что во время нападения он и еще около 10 человек заперлись в служебном помещении. На вопрос, обязаны ли администраторы следить за порядком в торговом центре, прозвучал следующий ответ:

Мы же не охрана. Но если в магазинах случается ЧП, вызываем милицию. Такое было не раз.

Милицию администраторы, действительно, вызвали. Однако в задержании Казакевича приняли участие не только органы правопорядка, но и простые посетители торгового центра.

7. «Сына старалась не трогать, потому что он любил одиночество»

На судебном заседании. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

На судебном заседании. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Самым ожидаемым моментом последних судебных заседаний был допрос родителей Владислава Казакевича. Обычно родственников допрашивают в самом начале, чтобы потом они могли присутствовать в суде постоянно. Но в этом деле мать и отца оставили «на потом». На предшествующие допросу судебные слушания Ольга Можейко и Валентин Казакевич не являлись.

Мать Влада в 2014 году вышла замуж за немца и уехала в Германию, но несмотря на это, приезжала каждую неделю в Беларусь. Во время приездов домой навещала сына, в другие дни общались по телефону. По словам Ольги Можейко, сын всегда отличался самостоятельностью, умел готовить, не нуждался в гиперопеке со стороны родителей.

Именно к этому факту — самостоятельности и желанию независимости — в основном и апеллировали оба родителя, объясняя свою слабую вовлеченность в жизнь «особенного» сына. Например, после последней попытки суицида (октябрь 2014 года) родители так и не выяснили достоверную причину такого поступка (известно, что парень сильно конфликтовал со школьным учителем). По словам мамы, Влад ограничился следующим объяснением:

Мама, не волнуйся. Все хорошо. Никто и ни в чем не виноват, только я сам.

Впрочем, такая замкнутость не повлияла на мнение родителей о снятии сына с учета в детском неврологическом диспансере. Когда и врачи, и сам Владислав проявили инициативу в данном вопросе, сильных возражений ни мама, ни отец не высказали, и в январе 2016 года будущего убийцу «выписали».

Показательна беседа матери с сыном о взаимоотношениях с противоположным полом. Когда Владислав расстался с девушкой, он предложил попить таблетки из-за своего плохого самочувствия.

Заметила (плохое самочувствие — прим. автора), но это твое личное дело, я не вмешиваюсь. В жизни часто бывают встречи и расставания.

Схожая схема отношений наблюдается и с отцом: он навещал сына в квартире, звонил по телефону. Но при этом Валентин Казакевич давал полную свободу действий парню и не углублялся в его проблемы. После попытки суицида отец никаких вопросов сыну не задавал, для себя решил: причиной всему стали проблемы с классным руководителем, больше не было никого и ничего, что могло толкнуть его на этот шаг.

Когда Влад незадолго до трагедии позвонил отцу и задал несколько вопросов про бензопилу, Валентин не нашел повода встревожиться — подумал, может быть, сын хочет приобщиться к ручному труду. Однако парень объяснил свой вопрос некой «идеей», какой именно — старший Казакевич не стал уточнять.

8. Вердикт врачей: «Опасности для общества не было»

Так заявили многие медицинские специалисты, работавшие с Владиславом Казакевичем. Снимали с учета в психдиспансере молодого человека без особых сомнений: врачи ставили ему диагнозы, которые не подразумевали угрозу обществу, в самом худшем случае Владислав снова мог предпринять попытку самоубийства. Среди диагнозов, поставленных специалистами Минского детского психоневрологического диспансера значатся «умеренный депрессивный эпизод в анамнезе, тенденция формирования расстройства личности».

При этом многие из опрошенных врачей уверены: несмотря на то, что Казакевича признали вменяемым, он может быть психически болен.

9. Лекарство с изотретиноином могло спровоцировать резню, но шанс мал

Фото: naked-science.ru

Фото: naked-science.ru

Известно, что с лета 2016 года Владислав Казакевич принимал лекарство против акне (угревой сыпи), действующим веществом в данном препарате является изотретиноин — биологически активная форма витамина А. Побочных эффектов у лекарства множество: начиная с простой сухости слизистых оболочек и заканчивая склонностью к суицидальному поведению. Последнее относится к числу редких последствий, однако если ранее пациент уже предпринимал попытки самоубийства, то вероятность наступления «смертельного» побочного эффекта возрастает на 10%.

Впрочем, большинство специалистов, принимающих участие в судебном процессе, не связывают воздействие медицинского препарата и неадекватное поведение Казакевича.

Судебные слушания продолжатся на следующей неделе.


  • Лунное Народное Телевидение

    получается, что от суицида врачи вылечили. но желание убить осталось и перекинулось на общество??