Когда человеческие останки под Витебском получат официальный статус?

и почему проблема не волнует местных чиновников, а уборкой и захоронением занимаются волонтеры

хайсы

Фото vitebskspring.org

Перед Радуницой в Воробьевом лесу, недалеко от деревни Хайсы, на возможном месте массовых захоронений жертв сталинских репрессий активисты Витебска, как и положено по традиции, убрали сухие листья, засыпали пустые ямы и захоронили человеческие кости, сообщает сайт «Витебская весна».

хайсы 1

Фото vitebskspring.org

хайсы 2

Фото vitebskspring.org

Это своего рода очередное напоминание общественности про необходимость быстрейшего решения проблемы официальной идентификации найденных человеческих останков. Ведь власти до сих пор не спешат официально оповестить, кто и при каких обстоятельствах был убит в лесу. Как считают витебские активисты, такое отношение к проблеме граничит со специальным утаиванием правды про сталинские злодеяния.

Хайсы 5

Фото vitebskspring.org

Почти три десятка свидетелей из деревень Хайсы, Дриколье и города Витебска однозначно соотносят захоронения с довоенным периодом. Но ни одно государственное ведомство не желает обращать внимание на это обстоятельство. Власти заявляют, что люди, которым было по пять – шесть лет перед войной, не могут быть свидетелями событий.

Как считают общественные активисты, уборка захоронений перед Радуницей стала очередным шагом в деле восстановления исторической справедливости и уважительного отношения к своим предкам, и в особенности к их трагической смерти. Участники акции отмечают, что издевательство над жертвами сталинизма, которые нашли свое последнее пристанище в лесу под Хайсами, растянулись на восемь десятилетий. Ведь вначале над людьми совершили насилие, затем их захоронения были разграблены, а разбросанные по лесу останки никого не интересовали, а после работы поискового батальона были перевезены в неизвестное место. Когда человеческие останки будут захоронены, неизвестно.

Одна из активисток прокомментировала:

… здесь могут лежать и мои дедушка с бабушкой, которые были репрессированы. Моя мама даже перед смертью не познакомила с обстоятельствами их жизни. Эта темы была закрытой в нашей семье. Вот насколько был сильным страх, заложенный сталинизмом в сознание людей того поколения. Теперь в Витебске есть даже могилы для собак, и им устанавливают памятники. К животным, выходит, относятся лучше, чем тогда к людям…