Белорусы по-разному оценили свою экономику

Антон Платов

Независимый институт социально-экономических и политических исследований обнародовал свой очередной – сентябрьский – опрос населения Беларуси. Давайте только посмотрим, как наши граждане оценивают экономическую ситуацию в стране, а также – собственное экономическое благополучие.

79081

Начнем с того, что больше людей считает, что жить они стали хуже. Число тех, кто считает, что их материальное положение за последние три месяца улучшилось, упало на несколько процентов, а вот число тех, у кого оно ухудшилось, значительно выросло.

При этом почти 5% участников опроса отнесли себя к группе населения, которая «едва сводит концы с концами, денег не хватает даже на продукты», свыше четверти – к группе, которой «на продукты денег хватает, но покупка одежды вызывает серьезные затруднения», около 53% – к группе, которой «денег хватает на продукты и одежду, но покупка вещей длительного пользования является проблемой». Соответственно, больше всего белорусы опасаются нищеты (62,4%) и потери здоровья (43%).

Однако, что интересно, реальные доходы населения «застыли» на прежнем уровне: средний размер дохода на одного члена семьи в сентябре, как и в июне (когда был прошлый опрос), составляет 288 долларов. Оценивая сложившуюся ситуацию, 34,2% опрошенных сказали, что «все не так плохо и можно жить», 47,4% – «жить трудно, но можно терпеть», а 15,1% – «терпеть наше бедственное положение уже невозможно» (год назад было, соответственно, 27,3, 51,3 и 18%).

Еще более удивительно на фоне такого демонстративного пессимизма то, что теперь меньше белорусов считает, будто экономика страны находится в кризисе. Если в июне так думали 57,7%, а противоположного мнения придерживались 30%, то сегодня это соотношение составляет 54,2% против 36,5%. Правда, доля оптимистов, считающих, что «социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы улучшится», снизилась с 28,7% в июне до 18,6% в сентябре, а количество пессимистов – с 28,6 до 22,5%.

Красноречивым индикатором экономического самочувствия белорусов, отмечают в НИСЭПИ, является их стремление зарабатывать и делать карьеру за границей. Как показало исследование, почти в каждой четвертой семье кто-либо из ее членов уже сейчас работает за границей. А каждый третий опрошенный убежден, что «для того, чтобы сделать успешную карьеру, молодежи лучше уехать в другую страну».

Увеличилось число людей, считающих, что после ухода Александра Лукашенко с поста президента жизнь в Беларуси ухудшится, по сравнению с теми, кто придерживается противоположного мнения: если в декабре 2013-го соотношение было 25.2% против 21.5%, то сегодня – 33.3% против 17.7%. Почти 49% тех, кто ожидает перемен в стране, считают, что они возможны при нынешнем президенте, противоположного мнения придерживаются 38.4%.

В то же время в НИСЭПИ отмечают, что отношение белорусов к государственной власти остается двойственным. С одной стороны, многие опрошенные довольно скептически оценивают деятельность власти. Так, надежды на экономическое развитие Беларуси сегодня больше связываются с привлечением иностранного капитала – 43.5%, чем с президентом – 37,9% (в декабре было 25,7% против 36,8%). Многих белорусов всерьез беспокоит коррупция в органах власти. В то же время, решения этой проблемы большинство белорусов по-прежнему ждет от самой власти. Так, 56,3% респондентов положительно относятся к пункту законопроекта «О борьбе с коррупцией», который предусматривает усиление контроля за доходами чиновников и их родственников (отрицательно – 9,6%). Положительно (34,5%) или безразлично (34,6%) белорусы относятся и к практике освобождения высокопоставленных чиновников от уголовной ответственности, если те погашают нанесенный государству ущерб в трехкратном размере.

При этом обычная для Лукашенко практика «ручного управления» воспринимается уже как норма. Так, оценивая регулярные поездки Лукашенко по стране, в ходе которых он посещает промышленные и сельскохозяйственные предприятия, 41,6% опрошенных считают, что, «если бы он не ездил и лично не контролировал работу предприятий, руководители на местах перестали бы шевелиться». Еще 28,6% считают, что Лукашенко «вынужден вникать порой в далекие для него сферы деятельности, чтобы лучше понимать, что происходит на местах», только 28,3% полагают, что «президент должен решать стратегические вопросы, а не подменять руководителей на местах».

Между тем, если посмотреть на данные официальной статистики, то получается, что белорусы еще слишком оптимистично оценивают свои экономические перспективы. На самом деле промышленность Беларуси стремительно скатывается в стагнацию (рост – 0,3% за 8 месяцев). И если, скажем, переработка продукции сельского хозяйства, пищевая промышленность умеренно растет (из-за российского продуктового эмбарго), то производство хоть чего-то высокотехнологичного – падает, причем по отдельным позициям – до 66% с начала года. Так, вдвое сократились отгрузки заказчикам стиральных машин, телевизоров, спецавтомобилей, самосвалов. Цеха МАЗа работают по 3-4 дня в неделю, территория МТЗ заставлена произведенными но не проданными тракторами.

Зато, кроме продуктовой промышленности, неплохо чувствует себя строительство. Впрочем, строительная отрасль и прежде в трудные годы «вытягивала» ВВП, обеспечивая (наряду с торговлей) хоть какой-то рост.

В нынешних условиях неутихающей инфляции и давления государства на импортеров успеха добиваются только те производители, у кого доля импортных комплектующих либо сырья в себестоимости продукции невелика (не более 20-30%). И у кого есть экспорт либо возможности его наладить. Это уже упоминавшиеся производители продуктов питания, а также одежды, мебели, других изделий из древесины, некоторых стройматериалов, производимых из белорусского сырья. Ну и, конечно, производители услуг (строительных, проектных, логистических, IT-услуг), у которых основная статья расходов – на оплату рабочей силы.

Кстати, в августе средняя зарплата белорусов, по данным Белстата, снизилась впервые с начала года – до 6 млн 365 тыс. рублей с 6 млн 455 тыс. месяцем ранее. Эксперты говорят, что падение временное. Но факт то, что по тысяче долларов на человека в 2015 году, как когда-то обещал президент, ожидать не приходится.