На смену рублю придет алтын?

Уже совсем скоро – с 1 января 2015 года – Беларусь окажется в составе нового интеграционного образования – Евразийского экономического союза. Насколько действенным он окажется, и окажется ли таковым вообще, пока совершенно непонятно. Однако уже обсуждается вопрос введения в нем собственной валюты.

Алтын

26 сентября Государственная дума РФ ратифицировала договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), подписанный президентами Беларуси, России и Казахстана 29 мая. Белорусский парламент, как и казахский, пока откладывает ратификацию. А вот россияне уже готовы пойти дальше – и, в частности, создать единую валюту для всех трех стран евразийского объединения.

В ходе обсуждения в Госдуме договора о ЕАЭС глава Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко отметил, что создаваемая договором правовая база «не предполагает создания фазы валютного союза, эта следующая степень развития фазы экономической интеграции, которая договором не прописана». Однако это, оказывается, совсем не препятствие для введения единой валюты. «Договором прописана – впервые – достаточно четко дорога формирования общих и даже единых финансовых рынков или рынков финансовых услуг по всем направлениям», – сказал Христенко, отметив, что договор предполагает «выход на решение вопроса по единому финансовому регулятору». «В подобного рода унификации системы урегулирования финансового рынка является абсолютная необходимость инструментов для создания не только системы доверия, но и для того, чтобы можно было реально обсуждать вопрос о дальнейшей фазе интеграции – о возможности создания валютного союза», – сказал Христенко, отвечая на вопросы депутатов Госдумы. Ратификация договора о ЕАЭС – это «основания для того, чтоб двигаться в направлении» единой валюты, отметил он.

В переводе с чиновничьего языка на человеческий это означает, что Россия готова в ближайшее время укрепить евразийскую интеграцию, введя на территории России, Беларуси и Казахстана (а еще Армения и Киргизия на подходе) общую валюту. После этого вырваться из подобного союза любой из стран будет уже намного сложнее. Кроме того, России переход на единую валюту выгоден из-за того, что сейчас по причине международных санкций курс российского рубля быстро падает.

Впрочем, по мнению других деятелей, переход на единую валюту в рамках Евразийского экономического союза может произойти не ранее 2025 года. Как заявила замдиректора департамента взаимодействия с органами Таможенного союза и экономического сотрудничества со странами СНГ Минэкономразвития РФ Анна Сысоева, «это следующая стадия после создания экономического союза».

«Это была очень чувствительная тема. Центральные банки трех стран довольно долго вели эту дискуссию, будут ли они готовы. И вот они посчитали, что к 2025 году они подойдут к системе, когда будет единый рынок финансовых услуг и будет, кроме того, финансовый регулятор. И, возможно, это создаст некую платформу для того, чтобы переходить к стадии валютного союза», – сказала Сысоева. В качестве примера Сысоева привела Европейский союз, который прошел путь создания единой валюты на своей территории. «Но их опыт дает как положительные, так и отрицательные примеры… Наличие единой валюты сдерживает инструментарий финансовых органов ЕС. Поэтому здесь надо очень аккуратно к этому делу подходить», – подытожила представитель МЭР.

Но что будет представлять собой новая – «евразийская» – валюта и как она будет называться? Этот вопрос обсуждается уже года полтора, не меньше. И существует не такая уж малая вероятность того, что место белорусского рубля в наших кошельках может занять евразийский алтын.

Еще в прошлом году в Алма-Ате российская финансовая компания «Альпари» провела конференцию, на которой шла речь о единой валюте Евразийского Союза. По мнению директора аналитического департамента «Альпари» Александра Разуваева, скорее всего такая валюта появится достаточно скоро. «Есть много биржевых слухов на эту тему: считается, что Евразийский Центробанк будет в Санкт-Петербурге, а новую валюту назовут алтын. Господин Медведев вообще говорил, что с 1 января 2015 года будет введена единая валюта», – сказал аналитик. Он уверен, что население стран-участниц Таможенного союза узнает о дате появления единых денег, «когда уже все будет готово».

«Введение алтына – это политическое решение, – считает Разуваев. – Я думаю, что проблема – в Лукашенко. Потому что для него финансировать свой бюджетный дефицит за счет печатного станка – это традиция. Он примерно так принимает экономические решения: «Если у меня большой дефицит бюджета, то я напечатаю столько денег, сколько нужно, чтобы его покрыть. А если у меня в результате этого будет девальвация, значит, населению не повезло». Президент Беларуси не доверяет российскому истеблишменту, он боится: если окажется без печатного станка, то не сможет решать экономические проблемы, как раньше».

Впрочем, пока совершенно неясно, какие условия предъявят Минску другие участники Евразийского союза в связи с переходом на новую валюту. И как они отнесутся к тому факту, что сегодня Беларусь – безусловный лидер в Евразии по темпам инфляции. «Если появится единая валюта, а она, скорее всего, появится, то будет обеспечена сырьевым экспортом и международным резервом России (это более $500 млрд), – высказал мнение эксперт «Альпари». – Некоторые говорят, что у евразийской валюты нет перспектив, потому что экономика Таможенного союза – это не экономика США. Это достаточно спорно. Россия и Казахстан, как ядро союза, имеют достаточно мощную экономику. Новая валюта может легко стать региональной резервной валютой».

Впрочем, единая валюта ЕАЭС предусматривает единую монетарную политику и единый эмиссионный центр. А с этим могут возникнуть большие проблемы. Ведь именно из-за разногласий по вопросу эмиссионного центра так и не появилась на свет единая валюта Союзного государства России и Беларуси.

«Этот вопрос – это забегание вперед. Кто-то подкинул вопрос: давайте единую валюту. Мне на это легко реагировать, – заявил Александр Лукашенко в Минске на встрече с редакторами СМИ СНГ 21 октября 2013 года. – Кто против единой валюты? Поднимите союзный договор, там все расписано: когда, в какие сроки мы будем решать этот вопрос, вплоть до объединения в единое государство. Почему вы, россияне, не хотели идти этим путем, а выхватили оттуда вопрос единой валюты, который стоит не первым, а почти последним? … Выхватили вопрос о единой валюте не случайно – чтобы поставить крест на Союзном строительстве. Вот и затормозились. Да, сделано многое, но союзный договор не реализован, он не выполнен. … Не на равноправной основе мы строить ничего не будем. В едином эмиссионном центре должны приниматься решения на равных. Нам предлагали иное: хотите – берите российский рубль. Но в договоре не записано так. Это должна быть единая валюта. Может быть, это будет не белорусский, не российский рубль, а какой-то другой. Так и мы должны принимать решения на равноправной основе. Это не значит, что сложим богатства, бюджет Беларуси и России и поровну разделим».

Справка «Витебского курьера»

Алтын – три копейки – традиционный номинал русской денежной системы (от татарского алты). В денежной системе Золотой Орды алтын также означал монету достоинством 6 денег. Название алтына встречается в поговорке «Не было ни гроша, да вдруг алтын», что свидетельствует о значимости монеты. Однако алтын никогда не чеканился в золоте.

Счетный алтын в русских княжествах появился в конце XIV века одновременно с началом чеканки деньги и равнялся 6 деньгам; после реформы Елены Глинской – 6 московским (сабельным) деньгам или 3 новгородским деньгам (копейным или копейкам).

Как реальную монету алтын впервые начали чеканить при Алексее Михайловиче в 1654 году из меди. В 1704 году при Петре I началась чеканка алтынников из серебра, которая продолжалась вплоть до 1718 года. В 1839 году при Николае I алтынник возродился в виде медной монеты номиналом 3 копейки, которая стала с тех пор традиционным медным номиналом Российской империи, а затем СССР.

ОПРОС ЧИТАТЕЛЕЙ «ВИТЕБСКОГО КУРЬЕРА»