Пойти ли Беларуси путем Эквадора?

Стоит ли Беларуси отказаться от белорусского рубля в пользу евро, чтобы таким образом остановить инфляцию и стабилизировать экономику? И стоит ли Беларуси эмитировать собственные электронные деньги?

Эквадор

Далекий Эквадор – страна, вполне сопоставимая с Беларусью. Площадь немного больше, население – больше в полтора раза, ВВП на душу населения – на четверть выше. Влияние в регионе Южной Америки – примерно как у Беларуси в Восточной Европе. Да и люди живут совсем небогато. Но еще ближе к белорусскому образцу устройство экономики Эквадора. Во-первых, там, как и у нас, строится «социальное государство». И строит его президент-социалист Рафаэль Корреа, лозунги которого порой удивительно похожи на лозунги раннего Александра Лукашенко.

Но есть между двумя президентами и кардинальные отличия. Да, президентский пост Рафаэль Корреа завоевал благодаря своим социалистическим лозунгам в поддержку «простых людей» и антиамериканской риторике. Но в вопросах экономики он не популист а, наоборот, профессионал. Доктор экономических наук, выпускник Университета Иллинойса (США), до избрания президентом занимал пост министра экономики.
Корреа относится к числу так называемых «социалистов XXI века», политика которых предполагает, прежде всего, увеличение роли государственного сектора в экономике. Экономическая модель «социалистов XXI века» подразумевает вложение государственных и корпоративных прибылей в здравоохранение, образование, строительство жилищ для бедноты в городе и деревне, снабжение населения продовольствием по сниженным ценам. В то же время эта идеология предполагает противостояние включению государств в «мировую неолиберальную систему», что должно позволить сохранить собственные богатства и использовать их для повышения уровня жизни населения.

Все это, конечно, достаточно спорные положения. Однако хорошее понимание экономических механизмов позволяет главе Эквадора проводить достаточно смелые, даже радикальные реформы – и эти реформы просто удивительным образом приводят к успеху. Предлагаю посмотреть, как с различного рода кризисами справлялось правительство Эквадора – и всем нам вместе подумать: можно ли применить эти меры для подъема экономики Беларуси?

Все началось в 1999 году, когда Эквадор поразил тяжелейший экономический кризис. Инфляция, составлявшая 43%, стала самой высокой на тот момент в Латинской Америке, а реальный рост ВВП равнялся всего 0,8 %. Лишь за один год золотовалютные резервы сократились на 600 млн долларов. Национальная валюта – сукре – быстро обесценивалась. Кризис привел к росту бедности, причем даже 2011 год в Беларуси ни в какое сравнение не идет с тем, что тогда творилось в Эквадоре. Доля населения, имеющего доходы ниже прожиточного минимума, достигла 70%. В результате был объявлен дефолт по внешним долгам. При этом в рамках соглашений с МВФ практически все доходы от экспорта нефти и нефтепродуктов стали идти на погашение внешнего долга. Не имея средств на развитие нефтяной отрасли, государство стало уступать свое место иностранным компаниям.

Но в марте 2000 года парламент одобрил ряд структурных реформ, в том числе введение доллара США в качестве государственной валюты Эквадора. При этом разрешения у США никто не спрашивал. В апреле 2000 года сукре постепенно начал заменяться долларом, обменный курс был установлен: 1 доллар = 25000 сукре. С 10 сентября 2000 года единственным платежным средством Эквадора стал доллар США. Эквадор оказался четвертым государством в мире (после Панамы, Либерии и Британских Виргинских островов), где национальной валюты не существует.

Долларизация стабилизировала экономику, остановила инфляцию и рост цен. Замена слабого сукре на сильный доллар дала положительный эффект – если в 2000 году инфляция составляла 100%, то в 2001-м она сократилась до 22%, а в 2002-м – до 10%. Начался экономический рост. Промышленный экспорт страны стал менее конкурентоспособен, да и на внутреннем рынке позиции отечественных товаров ослабли. Но это успешно компенсировалось быстрым притоком иностранных инвестиций, которые пошли на техническое перевооружение промышленности. Кроме того, переход на доллары лишил местных чиновников возможности в наглую грабить население, раскручивая спираль инфляции.

При этом Эквадор, избавившись от национальной валюты, не потерял ни капли государственного суверенитета. А его президенты, включая нынешнего, ничуть не умерили антиамериканскую риторику.
Конечно, не все было так уж хорошо. Но причины неудач были в основном политическими. Так, в 2006 году правительство резко повысило налоги на иностранные и частные нефтяные компании, работавшие в Эквадоре, что сразу же резко уменьшило продукцию нефтяного сектора экономики страны. Это привело к экономической нестабильности, частные инвестиции резко сократились, и показатели экономики в целом снизились. Тем не менее, после 2008 года экономический рост в Эквадоре возобновился, пусть и заметно меньшими темпами.

Но переход на доллары – это еще не все. Сейчас власти Эквадора совершенствуют финансовую систему страны совсем уже суперсовременными методами. Эквадор планирует создать собственную цифровую валюту. Ее эмитентом выступит Центральный банк страны; электронные деньги введут в обращение с декабря этого года. По словам заместителя директора Центробанка Эквадора Густаво Солорзано, электронные деньги будут использоваться наравне с американским долларом. Виртуальные деньги государство подкрепит ликвидными активами, а их эмиссию станет производить в зависимости от спроса.

Сфера использования новых денежных единиц будет ограничена. Так, с их помощью нельзя будет приобрести ценные бумаги, выпускаемые Министерством финансов, и выплачивать заработную плату госслужащим и господрядчикам. Зато можно будет осуществлять мобильные платежи – переводить деньги другому человеку, оплачивать счета, совершать покупки.

Предполагается, что, прежде всего, электронную валюту будут использовать 2,8 млн наиболее бедных эквадорцев, которым недоступны банковские услуги. Поначалу с помощью цифровой валюты можно будет совершать платежи с мобильных телефонов. Объявив о выпуске государственных цифровых денег, власти Эквадора в то же время запретили хождение Bitcoin и подобных им децентрализованных криптовалют.
Согласно эквадорскому законодательству, заниматься вопросами хождения электронных денег будет Комитет по финансовой и валютной регуляции, а их внедрение разработку поручат Центробанку страны.
Кстати, эксперименты с электронными деньгами не так давно проводили и власти Канады. В 2012 году Королевский канадский монетный двор объявил о начале проекта MintChip. В его рамках разрабатывались средства для осуществления денежных переводов, поддерживаемых государством. MintChip представлял собой микросхему, которая могла быть интегрирована в карту памяти SD, в смартфон или в любое другое устройство. Она содержала криптографический ключ, подписанный монетным двором страны и используемый в транзакциях. Но развитие этого проекта пока остановлено.

Так может и белорусам стоит подумать о том, чтобы вместо «зайчика» ввести у себя какую-либо признанную в мире валюту? Эта идея, замечу, не такая фантастическая, каковой кажется на первый взгляд. Знаете, чему обычно удивляются россияне при общении с белорусами? Нашей привычке пересчитывать все цены и зарплаты в доллары. Потрясающая нестабильность белорусского рубля (Беларусь – уже много лет безусловный лидер по инфляции среди стран б.СССР, даже в воюющей Украине инфляция намного ниже) привела к тому, что наши граждане ментально находятся скорее в долларовом пространстве, а «зайчики» воспринимают скорее как вынужденность.

44030

Конечно, американский доллар – далеко не лучшая валюта для Беларуси. Особенно учитывая его туманное будущее. Это Эквадор, который и так находится в Америке, не имел особого выбора. Беларуси же во всех смыслах ближе и выгоднее евро. К тому же если доллар – это валюта все же одной страны, то евро – «коллегиальная» валюта множества стран. А значит, она меньше зависит от волюнтаристских решений какого-либо одного правительства. К тому же на использование евро готовятся перейти трое из пяти соседей Беларуси – Польша, Литва и Латвия.

0,,16084284_303,00
Ну а дальше – опять-таки можно использовать опыт Эквадора. Это я про введение национальной электронной валюты. Впрочем, сперва еще нужно посмотреть, что с ней у эквадорцев получится.
Резюмирую. Предлагаю всем читателям «Витебского Курьера» принять участие в обсуждении двух вопросов. Первый: стоит ли Беларуси отказаться от белорусского рубля в пользу евро, чтобы таким образом остановить инфляцию и стабилизировать экономику? Второй: стоит ли Беларуси эмитировать собственные электронные деньги, пригодные только для безналичных расчетов, но принимаемые и используемые всеми владельцами мобильных устройств?

Присылайте свои мнения на адрес редакции. Мы внимательно их изучим и до конца года обязательно вернемся к этой теме.


  • Вадим

    А мне кажется — хорошая идея. Получать зарплату в Евро куда как приятнее. Пусть даже вначале не так много платить будут, это всё равно лучше, чем белки. Но я бы всё же сделал немного иначе: сперва эмитировал собственные электронные деньги. привязанные к евро или к корзине валют, чтобы защитить их от инфляции. А потом уже, в наличном обороте, переходил на евро.