Витебский меховой комбинат судился с работниками из-за брака 620 шкурок норки

Витебск

Витебский меховой комбинат судился с четырьмя своими сотрудниками из-за брака 620 шкурок норки. После выделки вся партия меха дала усадку, пришла в негодность — и предприятие понесло ущерб почти на 8 тысяч рублей. Суд решил, что практически эту же сумму — 7 тысяч — должны компенсировать два мастера цеха (один из них уже бывший, сейчас на пенсии). Еще двух ответчиков по делу освободили от выплаты иска. Директор мехового комбината говорит, что подобное ЧП — первое на его памяти за все годы работы.

Инцидент произошел 26 сентября 2019 года в сырейно-красильном цеху. В тот день мастер Ирина Козлова производила выделку партии норки — в ней было 620 шкурок. Во время дубления они дали усадку. Бракованную партию списали.

На предприятии провели расследование — и оказалось, что комбинат понес ущерб на 7949 рублей 4 копейки.

По заключению начальника производства Татьяны Шишковой, причиной брака стало «отсутствие в ванне соли в количестве, заданном технологией выделки». По ее мнению, мастер Ирина Козлова «провела проверку ванны… ошибочно и, не скорректировав количество соли, дала указание загружать шкурки».

Ирина Козлова в объяснительной записке директору комбината пояснила, что, по ее мнению, она все сделала правильно, «все химматериалы соответствовали».

Ее сменщица, Гузаль Глыбовская, позже рассказала руководству, что заметила, что шкурки выглядят не так, как надо: они «имели утолщенную, набухшую кожевую ткань, заметное сокращение площади». Проще говоря, они дали усадку.

Тогда напарница решила добавить в ванну солевого раствора. После этого Глыбовская позвонила Козловой, объяснила ситуацию. Коллега рассказала ей, что делала все по технологии.

Причину произошедшего брака Гузаль Глыбовская пояснить не смогла, так как «с такой ситуацией столкнулась впервые».

Вскоре после происшествия, 24 декабря, Ирина Козлова вышла на пенсию.

А в марте 2020-го предприятие подало иск в суд о взыскании материального вреда — 7949 рублей 4 копейки. Ответчиками стали четверо: уже бывший мастер Ирина Козлова, мастер Гузаль Глыбовская, инженер-технолог Артем Дорожкин, начальник производства Татьяна Шишкова.

Процесс шел два месяца. Все ответчики просили суд отказать меховому комбинату в иске. Каждый из них нашел аргументы в свою защиту.

Ирина Козлова пояснила, что «ее вина в нарушении технологического процесса не установлена нанимателем, ущерб им не доказан».

Гузаль Глыбовская заявила, что ее вины в браке на производстве нет, так как технологический процесс нарушила коллега Ирина Козлова.

Артем Дорожкин отметил, что процесс выделки шкурок норки разработан им в соответствии с законодательством.

Татьяна Шишкова пояснила, что выполняла свою работу должным образом и не имеет отношения к причиненному ущербу.

21 мая суд Первомайского района Витебска вынес решение по этому гражданскому делу. С двух мастеров — Ирины Козловой и Гузали Глыбовской — взыскали по 3,5 тысячи рублей. В иске к Артему Дорожкину и Татьяне Шишковой суд меховому комбинату отказал.

Ирина Козлова намерена обжаловать это решение в областном суде.

— Меня обвиняют в том, что я не выдала в баркас соль, и в связи с этим при дублении произошла порча шкурок норки. Доказательств этому нет. Я уверена в своих действиях. Содержание соли было мною проверено. Но Витебский меховой комбинат просто задался целью истребовать с меня, пенсионерки, деньги. Судебных заседаний было более 10, и истцу не удавалось доказать мою вину в ущербе, поэтому к делу привлекались все новые и новые свидетели. Истец менял показания и увеличил сумму иска аж до 24 тысяч рублей. Но из-за неспособности обосновать размер иска вернулся к первоначальной cумме — почти 8 тысячам рублей, — приводит TUT.by  слова Ирины Козловой.

Директор Витебского мехового комбината Сергей Бетеня заявил, что ущерб произошел «из-за халатности бывшего сотрудника» Ирины Козловой:

— Была нарушена технология: не добавлено необходимое количество соли. И испорчена партия норки. Специалисты пытались ее спасти, но не получилось. Образовался материальный ущерб. Предприятие провело ряд опытов, чтобы убедиться, из-за чего произошел брак. Определили, что это была вина Ирины Козловой. Обратились в суд. Полностью ущерб — порядка 24 тысяч рублей — мы ей в иске не выставляли. Выставили только около 8 тысяч рублей. Но суд решил взыскать часть суммы с другого мастера, который пытался эту партию спасти. Мое личное мнение: второй мастер не виновата.

Директор говорит, что за 6 лет его работы на комбинате впервые произошла ситуация, чтобы была испорчена довольно большая партия меха. А по словам старожилов предприятия, подобного здесь не было за всю его историю.

Витебский меховой комбинат создали на базе кожзавода в 1975 году. Он специализировался на выработке шкурок серебристо-черной лисицы, норки, песца, кролика. Выпускал воротники и пластины из пушнины и каракуля, женские и детские пальто, мужские полупальто, головные уборы.

В 2013 году по указу президента Беларуси № 467 предприятие вошло в состав «Белорусской кожевенно-обувной компании «Марко». Сейчас здесь выпускают верхнюю женскую и мужскую одежду, головные уборы.

Оцените статью
Витебский Курьер

Добавить комментарий