Жительница Лепеля утверждает, что ее сына — 17-летнего подростка — при задержании избил сотрудник милиции

у парня искривлена перегородка носа, появились сколы и трещины на зубах, гематомы

После задержания, по словам женщины, несовершеннолетнего более 8 часов удерживали в РОВД без оповещения родителей и оказания медпомощи. Семья обратилась в СК, пишет tut.by.

Мой сын Андрей (имена матери и сына по этическим соображениям изменены, но их данные, а также фамилия сотрудника милиции есть в редакции. — Прим.) в этом году окончил школу, поступил учиться в среднее специальное учебное заведение. В ночь с 20 на 21 августа сын и его друзья сидели на лавочке во дворе одного из жилых домов, общались. В компании было четыре или пять человек — парни и девушки. Среди всех только один Андрей был несовершеннолетний. Ребята выпили. Видимо, стали громче разговаривать. Кто-то из жильцов позвонил в милицию. К ним отправили машину департамента охраны. В наряде были водитель и один сотрудник, — рассказывает Светлана, мать молодого человека.

Некоторые подростки, увидев машину милиции, испугались и бросились бежать. Среди них — и Андрей.

Убегавших подростков было несколько, но милиционер бросился в погоню за моим сыном. Андрей пробежал метров 200−300 и получил удар в спину. Сын упал, ударился головой об асфальт, сверху на него уселся сотрудник милиции, заломал ему руки и принялся бить по ребрам. При этом милиционер повторял: «Это тебе за штаны!». Обращался он к нему нецензурно. Позже выяснилось, что сотрудник, когда бежал за сыном, споткнулся и порвал на колене форменные брюки. Затем он повел Андрея к машине — заломав руку, и по пути, по словам сына, продолжал бить его по ребрам. Сын рассказал, что никакого сопротивления он не оказывал, говорил, что пойдет сам и что ему больно.

Остальных ребят из компании тоже задержали. Их, как говорит Светлана, никто не бил.

Дальше события развивались так. В 4 часа утра Андрея привезли на медосвидетельствование. В крови парня, по словам матери, было 1,43 промилле.

Однако освидетельствование прошло с нарушениями: сыну дали «дыхательную трубочку» только раз. Хотя через определенное время должны были дать повторно.

Примерно в 5 часов утра юношу отвезли в отделение милиции.

Там закрыли в какой-то комнате и держали одного до 10 часов утра. Как потом объяснили, ждали, пока Андрей протрезвеет, чтобы взять у него показания. Ни родителей, ни педагогов не оповестили. В этой комнате Андрей сидел пять часов. Он, говорит, стучал в дверь, просил о медпомощи, но никто к нему ни разу не подошел, даже воды не дал, не спросил: «Ты жив?» Может, у ребенка сотрясение, может, кровоизлияние — никто такими вопросами не задавался, — говорит мать.

В 10 часов Андрея повели на допрос. Около 12 часов дня о том, что подросток находится в РОВД, милиционеры сообщили его школьному социальному педагогу.

И только от нее я узнала, где мой сын. Соцпедагог сама вызвала Андрею скорую и поехала с ним больницу. Когда я сама туда приехала, увидела сына в ужасном состоянии: у него были разбиты лицо, губы, вся одежда в крови. Андрей был весь бледный, ему было плохо.

Побои, по словам Светланы, зафиксировали на третий день:

Чтобы снять их, пришлось ехать в другой город, так как в нашем судмедэксперт был в отпуске. Теперь месяц нужно ждать результаты экспертизы. Сотрудник охраны, к которому у нас есть претензии, утверждает, что эти травмы Андрей получил сам: мол, бежал и упал. Сам милиционер так же фиксировал травмы — со своего колена, которое якобы повредил во время погони за сыном.

По факту избиения сына Светлана написала заявление в районный отдел Следственного комитета.

Там я указала на все нарушения, допущенные сотрудниками правоохранительных органов — и на то, что родителей не поставили в известность о том, что их несовершеннолетнего сына забрали в милицию и что он находился там с 4 часов утра и до 12 часов дня. Сейчас идет проверка, — говорит Светлана.

Мать надеется, что в этой ситуации объективно разберутся:

Жестокое обращение милиции с людьми не должно быть нормой в обществе. Пусть сын и был тогда выпивший, но зачем его задерживать как рецидивиста и избивать? Щуплый подросток априори не мог оказать сопротивления подготовленному бойцу.

Официальный представитель УСК по Витебской области Оксана Лазько рассказала, что 21 августа в Лепельский районный отдел Следственного комитета действительно обратился 17-летний юноша с заявлением о нарушении его прав и законных интересов.

Следствие предварительно установило, что подросток в 3 часа 25 минут в состоянии алкогольного опьянения, находясь в компании знакомых, увидел приближавшихся к ним сотрудников милиции. Желая избежать коммуникации с ними, он бросился бежать.

По словам молодого человека, милиционер его настиг и применил к нему физическую силу.

Впоследствии свое бегство подросток объяснил тем, что состоит на учете в ИДН за распитие спиртных напитков, и не был готов к очередному общению с нарядом милиции и инспектором по делам несовершеннолетних.

По результатам освидетельствования, говорит представитель СК, у подростка зафиксировано около 1,6 промилле алкоголя.

По заявлениям юноши и его матери следователи Лепельского райотдела СК устанавливают все обстоятельства произошедшего.

Официальный представитель МВД Ольга Чемоданова сообщила, что «с жалобой на действия сотрудников правоохранительных органов мать подростка в милицию не обращалась».

В Лепеле 20-летний парень избил до смерти мужчину, потом поджег квартиру и открыл газ.

РЕКЛАМА