История, полная боли и страдания. 10 главных обстоятельств дела про акиту, убитую два года назад на улице Витебска

суд не признал сотрудников службы отлова виновными, хотя в деле немало спорных моментов

Думаю, что каждый, у кого дома есть любимый домашний питомец, понимает, как тяжело его терять. Особенно страдают в таких ситуациях дети, которые в силу своего возраста просто не в состоянии понять, что произошло.

Так случилось и в витебской семье Ани и Саши Савко. Их сын, 4-летний Ваня, постоянно спрашивает, где его любимая «ав-ав», хотя с того времени, как американская акита Малыш пропала, прошло уже два года.

Маленький Ваня с четырехлапым другом. Фото из семейного архива Савко

Напомним, что трагедия произошла 14 июля 2016 года в день открытия «Славянского базара». Во время прогулки с хозяевами собака сняла с себя ошейник через голову и бросилась бежать. Пока Аня отошла домой за лакомством, чтобы приманить питомца, служба отлова собаку увезла.

В течение двух лет семья Савко пыталась узнать, что все-таки произошло с акитой, обращалась в различные инстанции, в том числе и в правоохранительные органы. Несколько раз милиция открывала и закрывала дело. Аня и Саша подали в суд.

Как мы уже писали, семья Савко предъявила государственному предприятию «Спецавтобаза г. Витебска», в структуре которой находится бригада по отлову, иск на возмещение материального ущерба на сумму эквивалентную двум тысячам долларов. Именно столько стоил щенок акиты, о чем есть подтверждающие документы.

Заключить мировое соглашение в досудебном порядке предприятие не согласилось. В суд был подан еще иск на компенсацию морального вреда семье. После трагедии, произошедшей с их питомцем, и сама Анна обращалась за медицинской помощью: врач назначила ей курс успокоительных препаратов, и ребенка водили на консультацию к неврологу. В деле есть соответствующие медицинские справки.

Как развивались события в зале суда? Вот 10 главных обстоятельств дела семьи Савко против спецавтобазы.

1. Собаку искать бесполезно: она мертва

После пропажи собаки (первое время супруги полагали, что пса украли с целью перепродажи) Аня с мужем расклеили и разбросали по почтовым ящикам объявления с фотографией Малыша по всему району. Уже через несколько дней стали откликаться люди, которые стали очевидцами произошедшего.

Вскоре с семьей на связь вышел работник отлова Станислав Лукьянчик, который три раза встречался с Савко и их адвокатом, и, в том числе и на диктофон давал показания о том, что собаку искать бесполезно: она мертва.

По его словам, бригада отлова приехала на вызов на Московский проспект. Коллега Станислава (сначала он указывал на мастера Амбражевича, затем на другого ловца Галинского) выстрелил в пса дротиком с запрещенным для использования во время отлова безнадзорных животных препаратом – дитилином.

Акита умерла, потому ее загрузили в машину, вывезли на полигон и закопали вместе с трупами других собак. Также ловец рассказал о том, что запрещенный препарат его мастер закупает нелегально в России, а для его применения в служебной машине хранится специальная трубка.

Аня с любимым питомцем. Фото из семейного архива Савко

2. Был пьян и часто бьют по голове, поэтому ничего не помнит

В суде Лукьянчик отказался от того, что говорил семье Савко и адвокату, ссылаясь на то, что все три раза он был пьян, хотя, например, с адвокатом семьи он встречался в рабочее время – около 15 часов, и юрист уверен, что свидетель был трезвым.

Когда судья поинтересовалась мотивами его поступка, ловец пояснил, что он хотел получить вознаграждение от Савко, при этом сам уточнил, что они ему ничего не обещали. Почему, встретившись с семьей дважды и не получив вознаграждения, Лукьянчик пошел еще и на третью встречу с адвокатом, ловец промолчал.

На уточняющие вопросы адвоката о том, что он говорил ранее, Станислав отвечал, что его часто бьют по голове, и он не помнит. А про дитилин ловец пояснил, что он посмотрел в интернете ролик про этот препарат, затем просто фантазировал, как развивались бы события, если бы дитилин использовался.

3. Собака проявила агрессию, и ловец ударил ее ногой

На суде сотрудники службы отлова рассказывали обстоятельства того вечера. Анатолий Галинский пояснил, что когда он вместе с сотрудником ГАИ на служебном автомобиле подъехал на Московский проспект, то увидел, как крупная собака бросается на женщину, которая держит на руках маленькую собачку.

С его слов, с помощью поводка ему удалось зафиксировать пса, похожего на акиту, но животное стало проявлять агрессию, бросаться на руку, прокусила ему рукав, после чего он дважды ударил собаку, обутой в берцу.

Пес сорвался с поводка и убежал. За медицинской помощью ловец впоследствии не обращался, а собаку не стал преследовать, потому как увидел, что подъехала служебная газель бригады отлова, и решил, что разберутся без него.

Саша тоже очень любил Малыша. Фото из семейного архива Савко

4. Взяли за лапы и перенесли в кузов машины

Согласно показаниям на суде, мастер Игорь Амбражевич и вовсе не присутствовал при этой ситуации, а находился рядом с машиной ГАИ, разговаривая с инспектором.

Собаку в служебную газель грузили ловцы. По словам Лукьянчика, пес, который, напомним, за 5 минут до этого проявлял агрессию и бросался на женщину и на Галинского, смирно лежал под деревом. Благодаря чему ловцы, даже без использования специальных средств, просто надели перчатки, взяли собаку за лапы и перенесли в кузов, где посадили в клетку. К слову, акита весила порядка 65 килограмм.

Затем сотрудниками бригады отлова было принято решение ехать не в приют, куда они, согласно Правилам отлова безнадзорных животных, должны доставлять собак и котов, а на полигон для захоронения. Лукьянчик пояснил это так: в машине к тому моменту скопилось много трупов мертвых собак, погибших в этот день в городе под колесами автомобилей, и они воняли.

На полигоне сотрудники службы отлова увидели, что собака, похожая на акиту, мертва, потому ее тоже захоронили.

5. Мужчина чем-то плюнул в собаку из трубки

На суд пришла ранее не заявленный свидетель Тамара, которая стала очевидцем трагедии. Про историю семьи Савко она прочитала в интернете в конце июля 2016 года и сразу связалась с хозяевами. Ранее сотрудниками милиции девушка не опрашивалась.

На суде Тамара рассказала, что видела, как шла американская акита (у девушки самой есть собака, потому, по ее словам, она разбирается в породах) без поводка, а неподалеку мужчина в камуфляжной одежде. Свидетель сначала подумала, что это ее хозяин. Пес не проявлял агрессии, ни на кого не бросался, просто прогуливался.

В какой-то момент мужчина чем-то дважды плюнул в собаку из трубки, пес дернулся, но какое-то время продолжал идти. Затем у акиты разъехались передние лапы, и она упала. Вскоре подъехала газель, откуда вышли двое сотрудников, надели перчатки, и, взяв животное за лапы, раскачали его и забросили в кузов.

Из присутствовавших в зале суда мужчин девушка, указав на мастера Абражевича, сказала, что он похож на того, кто шел с трубкой. Затем свидетель, отвечая на вопросы юриста – представителя ответчика, пояснила, что трубка не была похожа ни на сачок, ни на удочку.

В ответ на эти свидетельские показания ловцы заявили, что свидетель не могла все рассмотреть из-за расстояния в несколько десятков метров. К тому же, как уверили сотрудники бригады отлова, на мастере в тот день была не камуфляжная одежда, как заявила девушка, а светлые брюки и рубашка.

Больше всего вопросов вызвало то, почему Тамара не опрашивалась сотрудниками правоохранительных органов во время расследования, раз она стала очевидцем трагедии, и об этом было известно.

На это адвокат истцов пояснил, что они опасались давления на свидетельницу, так как подобные претенденты уже были. Сразу после трагедии с семьей Савко связывался мужчина, который тоже видел, что происходило, но впоследствии, извинившись, отказался стать свидетелем.

Этот снимок был сделан за несколько часов до трагедии. Фото из архива семьи Савко

6. Собаку раскачали за лапы и с грохотом забросили в кузов газели

Еще одним свидетелем стала жительница Витебска Любовь, которая наблюдала за ситуацией с балкона. Она также, как и Тамара, видела мужчину в камуфляже, который шел за собакой. В какой-то момент пес лег, дернулся и больше не подавал признаков жизни.

Женщина удивилась, почему мужчина даже не подошел к собаке, не наклонился, чтобы посмотреть, как она.

Через несколько минут подъехала газель, из нее вышли двое мужчин, надели перчатки, взяли пса за лапы, раскачали и с грохотом забросили в кузов.

Я удивилась, почему они так обращаются с животным? А если собака еще была жива? Почему никто не проверил ее состояние, не вызвал ветврача и не оказал помощь?» — эти вопросы Любовь задавала в суде.

На семью же Савко, по словам женщины, она вышла сама: позвонила по телефону, указанному в объявлении на подъезде через пару дней после случившегося.

7. Чтобы умереть сразу, собака должна была съесть цианистый калий

Экспертом в суде выступил начальник Витебской городской ветеринарной станции Дмитрий Хрипанков. Врач отметил, что поскольку он не видел труп собаки, то ему сложно судить, от чего могла наступить смерть.

По словам Дмитрия, к ним на станцию должны привозить живых и мертвых животных с подозрением на заражение бешенством, например, если агрессивное животное  кого-то укусило, а затем внезапно пало. Напомним, что собака, похожая на акиту, по словам Галинского, также проявляла агрессию и даже укусила его за рукав, но на ветстанцию труп отвезен не был.

Отвечая на вопрос судьи, мог ли удар ногой привести к смерти животного, ветврач заметил, что это зависит от очень многих факторов, и теоретически, при их совпадении, собака могла от этого умереть. Также смерть могла наступить и от укола дитилином, если он имел место.

Что касается того, мог ли пес скончаться в машине от того, что он что-то съел по дороге, Хрипанков уточнил, что смерть от отравления или болезни не наступает одномоментно. Чтобы собака просто упала и сразу умерла, она должна была съесть цианистый калий.

Также ветврач отметил, что человек, которого животное покусало, а затем умерло по неизвестной причине, должен был обратиться в травмопункт. Оттуда информацию передали бы в территориальный центр гигиены и эпидемиологии, и тогда можно было бы провести эксгумацию трупа собаки и его вскрытие. Но так как оно не было произведено, точно судить о смерти акиты невозможно.

Собака была с семьей везде. Фото из личного архива Анны Савко

8. Изначально спепцавтобаза была согласна выплатить ущерб

На суде адвокат рассказал о том, что когда они с семьей Савко обращались на предприятие, те были согласны выплатить ущерб, а затем взыскать его с работников службы отлова.

На это юрист, представитель учреждения, пояснила, что они были согласны заплатить, пока не были выяснены все обстоятельства дела. Затем они убедились, что действия ловцов не могли послужить причиной смерти собаки, потому и отказались от мирного урегулирования спора.

9. Были нарушены правила отлова безнадзорных животных, или это была трагическая случайность?

В судебных прениях адвокат Станислав Абразей обратил внимание на то, что со стороны сотрудников спецавтобазы были нарушены правила отлова: он был произведен негуманным способом, использовались запрещенные препараты и население города не было предупреждено об усилении контроля за своими животными во время проведения «Славянского базара».

По словам Станислава, даже если собака была жива до погрузки в газель, после того, как животное раскачали и забросили, мог наступить летальный исход. А Лукьянчик, по мнению представителя истцов, изменил на суде свои показания, так как находится в служебной зависимости от предприятия.

Таким образом, адвокат и семья Савко считают, что именно негуманный способ отлова стал причиной смерти собаки. И даже не столь важно, что это было: дитилин или удар ногой.

Со стороны ответчика выступила ведущий юрисконсульт спецавтобазы Светлана Кушнерова, которая отметила, что это была трагическая случайность и семье Савко стоит все забыть и жить дальше. К тому же, по мнению представителя предприятия, именно халатное отношение хозяев собаки, в частности, то, что она сорвалась в тот день с поводка, привело к гибели животного.

Малыш был полноправным членом семьи. Фото из личного архива Анны Савко

10. В исковых требованиях отказать

Председательствующая судья Светлана Абрамова, опросив всех свидетелей и ознакомившись со документами, не усмотрела причинно-следственной связи между действиями сотрудников службы отлова и смертью собаки. Она приняла решение отказать в удовлетворении исковых требований семьи Савко, как в части возмещения материального ущерба, так и части взыскания компенсации морального вреда.

Приговор еще может быть обжалован в установленные законом сроки, потому, возможно, точка в этом деле еще не поставлена.

Мы будем следить за развитием ситуации.

Напомним, что трагедии, связанные с нарушением сотрудниками отлова своих обязанностей, случались в Витебске и раньше. Весной прошлого года в Новке была отловлена и убита у всех на глазах всеобщая любимица Джинка.

Также продолжает разыскивать своего алабая по кличке Джета Павел Берлинов. После скандального сноса дома витебчанина о судьбе его питомца ничего неизвестно. Подробнее об этой истории можно прочитать здесь.

РЕКЛАМА


РЕКЛАМА