7 лет назад взрыв в минском метро на станции «Октябрьская» унес жизни 15 человек. Узнаем ли мы правду о взрыве?

и что известно сейчас

В минском метрополитене на станции «Октябрьская» 11 апреля 2011 года в 17-56 произошел взрыв. Самый крупный в истории Беларуси теракт унес жизни 15 человек, более 300 получили ранения и травмы различной степени тяжести.

События развивались так:

17.56 11апреля 2011 года – взрыв
21.00 12 апреля 2011 года – арест подозреваемых
5.00   13 апреля 2011 года – преступление раскрыто

Обвиняемыми в теракте были признаны 25-летние Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев, жители Витебска.

Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев. Фото: Reuters

Исполнителя теракта в метро установили по записи камер видеонаблюдения, на которой видно, как подозреваемый Коновалов пронес на станцию большую черную сумку.

По версии обвинения, Дмитрий Коновалов на момент взрыва был пьян. Кроме этого, в ходе следствия выяснилось, что Коновалов регулярно взрывал самодельные устройства начиная с 2000 года: несколько раз в Витебске, также и в День независимости 3 июля 2008 года.

В ночь с 3 на 4 июля 2008 года одна из самодельных бомб не взорвалась, отпечатки пальцев на ней соответствовали отпечаткам Коновалова.

Кроме того, на взрывном устройстве 2008 года был найден один отпечаток неустановленного мужчины. Кому он принадлежит, неизвестно до сих пор.

Совпадение отпечатков пальцев стало решающим доказательством вины Дмитрия Коновалова. Его и Владислава Ковалева обвинили и в аналогичных взрывах, произошедших в 2000-2005 годах в Витебске: в подъезде жилого дома, на фасаде детской библиотеки, на пешеходной тропе и проселочной дороге, на остановке общественного транспорта, когда были легко ранены два человека. Напомним, в 2000 году обоим было по 14 лет.

Суд оставил больше вопросов, чем нашел на них ответов.

Например, мотив преступления. Кому был выгоден теракт?

Финансово-экономическая ситуация в Беларуси весной 2011 года была крайне тяжелая. Люди днями и ночами дежурили у обменных пунктов, скупали всю наличную валюту, возле касс собирались огромные очереди. Страна скатывалась в бездну финансового кризиса, в обществе назревал протест. Так получилось, что после теракта граждане стали бояться толпы, очереди возле обменников не создавались, возможно, в результате экономика получила передышку и Беларусь понемногу выкарабкалась из кризиса.

Зачитывая обвинительное заключение Коновалову и Коволеву, прокурор заявил, что при совершении преступления ими двигало «стремление противопоставить свою личность интересам общества, продемонстрировать вседозволенность и неоправданную агрессию, получить моральное удовлетворение от процесса безнаказанности за свои преступления, ложно понимаемого чувства самореализации и своего превосходства над людьми и обществом».

Кроме того:

  • По версии государственного обвинения, Коновалов находился рядом со взрывным устройством в момент взрыва, но никаких частиц взрыва ни на ком из подозреваемых обнаружено не было.
  • По версии прокуратуры, Коновалов вернулся в съемную квартиру пешком и был там ровно в 18 часов – то есть через четыре минуты после взрыва. На самом деле этот путь занимает около получаса.
  • Суд не установил, где именно находилась сумка, да и была ли вообще она. Ни одного фрагмента этой сумки, ни остатков замка, ни металлических деталей, на месте взрыва обнаружено не было.
  • Собранный в рамках следственного эксперимента Коновалым макет существенно отличался от того устройства, которое сработало в метро.
  • Следствие проигнорировало российскую сим-карту «Мегафон», найденную на месте жительства Коновалова и Ковалева после их ареста. Эту карту следователям принесли хозяева квартиры. Адвокаты просили выяснить происхождение симки, изучить контакты, подавали ходатайства. Но следствие сочло это нецелесообразным.

30 ноября 2011 года суд приговорил Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева к высшей мере наказания — расстрелу.

Суд признал, что сконструировал взрывное устройство, принес в метро и взорвал его Дмитрий Коновалов. Владислав Ковалев, по данным суда, знал о готовящемся теракте, но не сообщил в соответствующие органы. Получается, что Ковалев получил высшую меру только за недоносительство? Почему же ушла в таком случае от ответственности девушка, которая жила вместе с молодыми людьми на съемной квартире и была в суде свидетелем?

Некоторые источники сообщают, что ФСБ России обнаружило следы монтажа на видеозаписях камер видеонаблюдения.

Выше упоминалось о таинственном отпечатке пальца на взрывчатке 2008 года. Чей он, не таинственного ли заказчика, которого суд и не пытался установить?

Витебский правозащитник Павел Левинов говорит, что был в подвале дома, где якобы была изготовлена взрывчатка, и ничего отдаленно похожего на подпольную лабораторию там нет. К тому же на приобщенных к делу уликах из подвала-лаборатории Коновалова не было обнаружено его отпечатков пальцев.

Также Павел Левинов свидетельствует, что трижды испытал шок во время судебного заседания, когда прокурор попросил для витебских парней высшую меру наказания, когда судья огласил приговор и когда в своем выступлении пострадавшие от взрыва говорили о том, что судом не представлены убедительные доказательства виновности обвиняемых.

Не верят в виновность молодых людей и знавшие их жители Витебска. Активно добивается пересмотра дела мать Владислава, Любовь Ковалева. Она и её дочь дошли до Комитета по правам человека ООН, который, рассмотрев заявление, сделал заключение, согласно которому «государство нарушило право на жизнь осужденного», а также ряд прав, гарантированных национальным законодательством и международными стандартами,  «запрет применения физической силы, презумпция невиновности, стандарты справедливого правосудия».

Это стало поводом обращения к генеральному прокурору Беларуси с требованием возобновить расследование дела «по открытым новым обстоятельствам с последующей реабилитацией». Родственники Ковалева получили ожидаемый отказ возобновлять уголовное дело.

Приговоренные были расстреляны, уничтожены все вещественные доказательства. Скорее всего, всей правды об этом взрыве мы никогда не узнаем.

Отметим, Беларусь остается последней страной в Европе, где выносятся и приводятся в исполнение смертные приговоры. За это руководство страны регулярно подвергается критике со стороны международных организаций.

Белорусские правозащитники заявляют, что смертная казнь недопустима, и никакое преступление не может быть оправданием для совершения убийства даже от имени государства. Тем более, в стране с несовершенной судебной системой.

10 страшных фактов о смертной казни в Беларуси можно узнать здесь.