Новые старые лица в правительстве

Антон Платов

В последние дни года президент сделал то, что от него ожидали ближе к выборам: сменил большинство ключевых фигур в правительстве и других властных структурах. Главная особенность нынешней «перетасовки» кадров – большинство высокопоставленных чиновников не покинули властный Олимп.

government_8

Первая и самая главная перемена: новым премьер-министром назначен Андрей Кобяков, до этого занимавший пост руководителя Администрации президента. Вероятно, Кобякову предстоит олицетворять «мобилизационный» период управления экономикой, когда на фоне кризиса следует всех «построить», всем «указать место» и «уговорить» бизнесменов работать с рентабельностью 2-3% – точно как предписал Лукашенко на совещании по экономическим вопросам 26 декабря

Родившийся в 1960-м в Москве Андрей Кобяков имеет три высших образования – у него за плечами Московский авиационный институт, Белорусский государственный институт народного хозяйства и Институт политологии и социального управления КПБ. Успел подняться по партийной лестнице: в 1988-1989 годах – инструктор Рогачевского горкома КПБ. В 1995-1996 годах – замглавы Службы контроля Президента. В 1996-1998 – зампредседателя, в 1998-2000 – председатель Комитета государственного контроля. С 2000 года – первый вице-премьер, далее поработал министром экономики, замглавы Администрации президента и послом в России. С таким опытом за плечами в самом деле можно быть премьером «трудных дней», но вряд ли получится проводить сложные и болезненные структурные реформы в экономике.

Сразу после своего назначения Кобяков заявил журналистам: «Мы должны обеспечить поступательное развитие белоруской экономики, чтобы жизненный уровень наших людей ни в коем случае не стал хуже, а по возможности, с учетом внешних обстоятельств и наших дополнительных усилий по наведению порядка и дисциплины, достичь хороших положительных результатов» (цитата по БелТА). Все согласно классическим традициям белорусской власти: слова «порядок» и «дисциплина» прозвучали, слово «реформы» – нет. Президент уже может быть доволен.

«В стране действительно дефицит кадров, – пишет редактор сайта «Ежедневник» Сергей Сацук. – Сначала президент объявляет Кобякову строгий выговор и освобождает от должности замглавы Администрации президента за провалы в модернизации дереообработки, а затем делает премьером. Что-то совсем логика захромала…».

83704_n

В свою очередь, Михаила Мясниковича вовсе не отправили в отставку, на что многие рассчитывали. Он продолжит карьеру в качестве председателя Совета Республики Национального собрания – назначение экс-премьера на эту должность в тот же день согласовал Александр Лукашенко. На новой должности Мясникович сменит Анатолия Рубинова, возглавлявшего Совет Республики с мая 2010 года. Так что мы продолжим регулярно видеть Мясниковича в телевизоре – как и все последние 20 лет. Осталось только Рубинова отправить руководить Академией Наук – и круг замкнется.

Первым вице-премьером назначен Василий Матюшевский. Его предшественник Владимир Семашко хотя и стал теперь «простым» зампремьера, но, если верить Лукашенко, получил больше полномочий. Да и вообще, отставку Семашко сложно себе было бы представить: вряд ли кто-то имеет равный ему опыт переговоров с россиянами по поставкам энергоносителей. Также заместителем премьер-министра впервые в Беларуси стала женщина – Наталья Качанова. Ранее она руководила Новополоцком – городом, принципиально важным для всей белорусской экономики.

Место Кобякова во главе Администрации президента занял руководивший до этого Витебской областью Александр Косинец. Его заместителями назначены Николай Снопков, до этого занимавший должность министра экономики, и Игорь Бузовский, руководивший правительственной молодежной организацией БРСМ. Судя по всему, на новой должности Бузовский будет отвечать за то же, за что отвечал нынешний лидер «Белой Руси» Александр Радьков – за всеобщее единение и воодушевление народа перед выборами президента. В свою очередь, Снопков во главе Минэкономики прославился как «главный либерал в правительстве», а в АП ему полиберальничать явно не дадут. Хотя не исключено, что на этот пост его просто отправили переждать смутные времена.

В финансовой сфере произошла странная перетасовка. Председатель правления банка БелВЭБ Павел Каллаур стал теперь главой Нацбанка. А руководившая Национальным банком Надежда Ермакова – заняла кресло Каллаура в БелВЭБ. (Видимо, не стоило ей накануне обещать, что 30%-й сбор при покупке валюты может быть отменен до 1 февраля.) Точно так же поменялись должностями Петр Прокопович и Василий Матюшевский. Матюшевский, как я уже говорил, стал первым вице-премьером, а бывший вице-премьер занял его место председателя наблюдательного совета БПС-Сбербанка.

Подобная рокировка произошла и в промышленном блоке. Новым министром промышленности стал Виталий Вовк, до этого руководивший Минским заводом колесных тягачей. А экс-глава Минпрома Дмитрий Катеринич отправился руководить родственным МАЗом. Новым министром экономики стал яркий либерал Владимир Зиновский, прежде руководивший Белстатом и Советом по развитию предпринимательства.

15258_n

«До выборов как раз нужно финансы удержать. Так что все логично, – пишет в Facebook глава Агентства деловых связей Валентин Лопан. – Кроме того, Кобяков был вице-премьером во времена бартера и множественности курсов, глубоко вникал в схемы взаиморасчетов и т.п. А вот что ждать от Министерства экономики – теперь совсем не понятно. При Снопкове Минэкономики в последнее время увлеклось либерализмом и малым бизнесом. Что же касается Ермаковой, то методом “гадание на кофейной гуще” я установил, что Ермакову уволили в качестве “виноватой” в скрытой девальвации. Относительно Катеринича: не он первый ушел из министерского кресла в директора завода. Думаю, логика насчет Минпрома проста. Был министром, завалил отрасль, – иди разгребай на производстве».

Перестановки в правительстве дополнились перестановками в вертикали власти в регионах. Бывший замглавы АП Анатолий Лис сменил Константина Сумара на посту председателя Брестского облисполкома; помощник президента по Витебской области Николай Шерстнев занял место Александра Косинца; помощник президента по Гродненской области Владимир Доманевский стал во главе Могилевского облисполкома – эту должность ранее освободил Петр Рудник.

Понятно, что дальнейшая судьба каждого из назначенных сейчас чиновников будет прямо зависеть от хода и результатов президентских выборов 2015-го. На это прозрачно намекнул и Александр Лукашенко, заявивший, что у него «есть еще один резерв кадров», который он может задействовать после выборов.

«Лукашенко послал в отставку премьера Михаила Мясниковича и главу Нацбанка Надежду Ермакову. Правильное решение. Давно было пора. Нет никаких сомнений, что эти двое полностью завалили свою работу. Грандиозное кадротрясение направлено на то, чтобы успокоить людей и бизнес, а также послать сигнал электорату: «Лукашенко не даст вас в обиду. Разные негодяи будут наказаны», – говорит экономист Ярослав Романчук. – Мясникович 20 лет имитировал реформы. На самом деле, он убивал время и бездарно портил надежды нашей страны. Он опутал своими номенклатурными связями почти всю систему органов госуправления и в советском стиле науськивал, нашептывал, сталкивал лбами и прогибался перед начальником так, что было гадко и противно. Нет сомнения, что он еще всплывет в неком интеграционном органе. Чиновников такого уровня на вольные хлеба не отпускают.

Надежда Ермакова с самого начала была на должности руководителя Нацбанка не в своей тарелке. Человек без знаний денежной теории, который смотрит на Нацбанк, как на расчетный банковский центр, является угрозой финансовой системе страны. Хорошо, что эту угрозу от Нацбанка отвели.

А теперь посмотрим, кто пришел. Премьер-министром стал глава администрации президента Андрей Кобяков. Говорят, он был одним из тех, кто выступал за введение 30%-го налога на покупку валюты, а также радикальных мер по заморозке валютного рынка и замораживанию цен. Его не отнесешь ни к рыночникам, ни к большевикам-сталинистам. Он из той же когорты, что и Мясникович – прагматик, оппортунист и чуткий ловец сигналов от начальства в стиле «чего изволите». Он не против высокой инфляции ради выполнения формальных валовых показателей. На встречах с представителями бизнеса он говорит, что он за предпринимательство, а в компании Лукашенко и советских хард-лайнеров готов согласиться, что предприниматели – жулье.

Кобяков – временная, переходная фигура. Он – как мальчик для битья, как Янка-встанька, которого бросили на амбразуру кризиса, чтобы он на практике доказал эффективность ручного управления экономикой. Нет сомнения, что он это не докажет, как он неоднократно брался на разные виды работ и должности и уходил с них бесславно, но почему-то на повышение.

Из новых назначений радует, пожалуй, только одно. Главой Нацбанка стал бывший его заместитель. Он прекрасно знает денежную теорию и один из немногих в Нацбанке и в органах госуправления, кто читал «Теорию денег и кредита» и «Человеческую деятельность» Людвига фон Мизеса. Павел Каллаур должен поддержать доверие бизнеса и населения к банковской системе. В отличие от Кобякова, он не номенклатурный «пластилин», имеет свою принципиальную позицию и едва ли будет разрушать свою репутацию, наработанную десятилетиями ради краткосрочной финансовой авантюры. В какой-то степени Павел Каллаур и Андрей Кобяков – оппоненты. Они едва ли уживутся в одной лодке. Позицию Каллаура будет поддерживать Василий Матюшевский, который стал первым вице-премьером – тоже для балансирования номенклатурного «старика» Кобякова».